Дмитрий Рогозин: «Мы организуем собрание сторонников патриотических сил»

Руководитель «Конгресса русских общин» в эфире «Эха Москвы» выступил на тему «Кому можно и кому нельзя выражать свою гражданскую позицию»

К.ЛАРИНА: 20.10, добрый вечер, у микрофона Ксения Ларина, «Ищем выход» по следам акций протеста «Марша несогласных», и, кстати, в преддверии новых, поскольку марафон продолжается, и об этом мы тоже сегодня поговорим. Мы встречаемся с депутатом Госдумы Владимиром Рыжковым, лидером «Республиканской партии», добрый вечер, Владимир – партию запретили?

В.РЫЖКОВ: Нет еще.

К.ЛАРИНА: Вопрос решается – так раньше говорили.

В.РЫЖКОВ: Нет, вопрос решен, но нет еще. Потому что нам еще предстоит коллегия Верховного суда, хотя у нас нет еще никаких иллюзий, и одновременно мы готовим обращение в Страсбургский суд, европейский суд по правам человека.

К.ЛАРИНА: Удачи вам.

В.РЫЖКОВ: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Дмитрий Рогозин, депутат Государственной думы, лидер «Конгресса русских общин» — пока еще разрешенный политик, да? На полулегальном положении.

Д.РОГОЗИН: На «Эхо Москвы» разрешенный. А за пределами нет уже.

К.ЛАРИНА: Сегодня тема так формулируется: «Кому можно и кому нельзя выражать свою гражданскую позицию». Наши слушатели активно участвуют в нашем разговоре — СМС — 970-45-45, номера прямого эфира 783-90-25, 970-45-46. Кроме этого, огромное количество вопросов и рассуждений по поводу нашей сегодняшней передачи пришло на наш Интернет-сайт, я хотела бы начать с этого. Вопрос, который прислала нам врач, Татьяна — она так скептически отнеслась к теме нашей сегодняшней программы: «А что, теперь выражать свое мнение разве могут не все? Предоставьте, пожалуйста, заранее список, кому нельзя – чтобы знать заранее». Сейчас предоставим. Это одна тема. А вторая прямо противоположная, Игорь нам пишет: «Если позволить всем выражать свою позицию, то Россия расколется на несколько частей – одни хотят жить при капитализме, другие при социализме, третьи при коммунизме, и так далее. Что же делать президенту? Пустить все на самотек, когда каждый будет раскалывать страну под себя? Или сохранить ее в рамках большинства. Поставьте себя на его место, и вы тоже будете применять силовые акции. Главное – сохранить Россию». Вот такая телеграмма. С нее и начнем. Дмитрий?

Д.РОГОЗИН: Для того, чтобы понять мнение большинства, надо вообще определить, что это большинство существует. Для этого должна быть дискуссия. Если эта дискуссия существует в обществе российском, со всеми мнениями, а на самом деле, по большому счету, российское общество, как любое другое общество, делится примерно на три части — это ставленники левой идеологии, то есть, социалисты, есть сторонники либеральной идеологии, и есть сторонники идеологии национальной. На самом деле, в любой стране можно найти среди самых разных партий именно сторонников вот этих трех разных течений. Поэтому сегодня надо сказать так – наверное, такая дискуссия могла бы иметь место. Но ведь сегодня ее нет. Сегодня в Госдуме оппозиция, любая оппозиция, не имеет возможности вынести вопрос хотя бы на рассмотрение палаты, чтобы хотя бы прозвучал вопрос. Раньше, когда парламентское большинство – разное — имело возможность задушить оппозицию, оно, по крайней мере, не давало возможности оппозиции добиваться своего, но точка зрения всегда звучала. Парламент для того и существует – чтобы там была дискуссия. Когда парламент перестал существовать как парламент, а превратился в цех для штамповки президентских инициатив, то очевидно, что уличная активность должна была выплеснуться на улицу. Что и стало происходить в России. Но теперь получается, что и на улице уже ничего нельзя делать. То есть, даже конституционные права граждан, — Владимир мне только что показал текст Конституции.

К.ЛАРИНА: Да, Володя принес запрещенную литературу, как он сказал.

Д.РОГОЗИН: Он носит с собой такой «Майн Кампф» российской политической жизни, российскую Конституцию.

В.РЫЖКОВ: Бесстрашно ношу с собой Конституцию.

Д.РОГОЗИН: Да, я думаю,что его нужно интернировать за такие штучки-проделки. Там, в конституции, мы с удовольствием прочли – там, оказывается, разрешается нам и шествия, митинги, демонстрации, и вообще высказывать свою точку зрения свободно – вроде как страна правовая – по Конституции, по крайней мере. Но что получается – теперь получается, что на улице маршировать можно только одним – тем, кто взахлеб говорит о президенте России, кто любит «Единую Россию», различного рода прокремлевские хунвейбинские организации. Вот им можно перекрывать улицу, их привозят автобусами – этих ребят, школьников – на самом деле хорошие ребята все – школьники, студенты — почему бы им Москву не посмотреть? Многие из Тамбова, даже из моего округа, из Воронежа приезжали.

К.ЛАРИНА: думаю, что и из Володиного округа приезжали.

В.РЫЖКОВ: Нет, они из Сибири ребят не берут, потому что дорого.

Д.РОГОЗИН: С Алтайского края в Москву на автобусах не привезешь, из Воронежа можно. Но их в Москве наряжают.

В.РЫЖКОВ: Да, карточки телефонные бесплатно.

Д.РОГОЗИН: В Снегурочки, Деды Морозы — короче говоря идет такой фальшак, клоунада. То есть, их кукловоды — настоящие политические клоуны, и они вот устраивают такой цирк. Но факт остается фактом — им можно. А любая другая демонстрация, которая проходит под лозунгами либеральными или национально-патриотическими, немедленно запрещается. Как это было, например, с «Русским маршем», когда у нас более 2 тысяч человек, даже прохожих случайных было задержано, распихано по разным автозакам, по отделениям милиции – только с одной мотивацией: переход улицы в неположенном месте. Какая проблема? Пусть люди выйдут, пройдут по какой-то улице, согласуют маршрут, чтобы не мешать москвичам, выскажут свою точку зрения по поводу того, что происходит в стране, свою Оль выскажут –какие проблемы? Как можно бояться того, что закреплено в качестве прав в Конституции РФ? И что это за власть, которая боится всего, что связано хотя бы с малейшей критикой? Поэтому я считаю, что власть ведет себя провокационно. Если бы она запретила парламент –понятно. Если бы она запретила уличную активность – тоже понятно. Но когда она создает массовые свои собственные кремлевские движения, тратя на это огромные деньги, когда она этим массовым народным движениям предоставляет свободу на улице, и при этом запрещает все, что не связано с этим — это чистая провокация. Это инспирирование. Знаете, мы так говорим про наших детей — а я назло своей бабушке уши отморожу. Здесь происходит, что взрослым людям, гражданам России, говорят — вот этим можно, вот запишись в движение «Наши», и тебе тоже, может быть можно. Но если не запишешься в это движение, и будешь ходить под республиканским флагом, или ты будешь представлять «Конгресс русских общин», и у тебя какие-то мысли дурные, которые не связаны с политикой «Единой России» — тебе нельзя. Более того, только пикни, только выйди из дома, мы тебя сразу арестуем за переход улицы в неположенном месте, даже если ты еще не успел эту улицу перейти.

К.ЛАРИНА: Владимир?

В.РЫЖКОВ: Это все полностью повторяет технологии белорусского Батьки. Я год назад был на президентских выборах в Белоруссии, а сегодня утром как раз поездом вернулся из Минска –вчера по приглашению Александра Милинкевича и Анатолия Лебедько я участвовал в акции. Все это отработано уже до мелочей. Сначала идут превентивные аресты – то, о чем Дмитрий сказал, когда в целом ряде регионов просто захватывают молодых людей. Организаторов, активистов. Затем ставится заслон на въезде в город – в данном случае у нас шла речь о Москве, в декабре, в Питере, и на днях в Нижнем Новгороде. А затем идут аресты и вытеснения уже на улицах. Причем, как Дмитрий правильно сказал, что пишут в протоколах — и у нас, и там – переход улицы в неположенном месте, мочился в подземном переходе, и самая распространенная причина арестов в Белоруссии, а теперь уже у нас, в России — ругался матом в общественном месте. Берут людей в подъезде, где вообще никого нет – может быть, дохлая крыса лежит, и делают ему 15 суток – и у нас теперь, к сожалению, за нецензурную брань в обещтвенном месте. О есть, как это можно квалифицировать? Это в чистом виде беззаконие. Больше того, со стороны власти это угловщина. Я не случайно взял с собой Конституцию, я понимаю, что сейчас странное время. Цитировать нашу Конституцию. Потому что об нее власть вытирает ноги каждый день, но я процитирую статью 2, например: «Человек и его свобода являются высшей ценностью. Признание соблюдения защиты прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». В Конституции — обязанность. Даже не право, а обязанность. Дальше. Ст.18 Конституции: «Правовая свобода человека и гражданина является непосредственно действующими». То есть, Конституция говорит, что не надо никаких законов о митингах, никаких законов о политических партиях, никаких законов о пикетах – они прямо действуют. Вот я, Дмитрий, вы, Ксения — мы имеем право выйти на улицу, и пикетировать, митинговать. У нас в последние годы принято законодательство запретительное. У нас все запрещают. Приведу пример Санкт-Петербурга – знаете, на каком основании Матвиенко и власти Санкт-Петербурга отказали в марше? Они сказали – будет мало людей. Поэтому что мы вам будем невский перекрывать? Но вышло 6 тысяч, значит, людей было более, чем достаточно для марша. И одновременно вот здесь, под окнами «Эхо Москвы», на днях , был День Святого Патрика. Вот для Дня Святого Патрика, который вообще не наш святой, и вообще он ирландец, и вообще пиво ирландское. То есть, к нам, к Москве, к великой русской столице древней , святой Патрик — я уважаю ирландцев.

К.ЛАРИНА: А это не политическая акция. Это праздничное шествие.

В.РЫЖКОВ: Но ради нее перекрыли новый Арбат.

К.ЛАРИНА: Москвичи отдыхают.

В.РЫЖКОВ: Отдыхают. Но когда москвичам вдруг придет в голову выступить за свои политические и гражданские права, их отметелят по полной программе. Как сделали в Нижнем Новгороде. Я думаю. Мы должны называть вещи своими именами – то, что делает власть сегодня в Москве, Питере, в Нижнем Новгороде – это беззаконие. Больше того, это уголовщина тех должностных лиц, которые избивали людей, в том числе, журналистов в Нижнем Новгороде, тех должностных лиц. Которые арестовывали людей накануне. Тех должностных лиц, которые останавливали автобусы и обшаривали поезда — их надо привлекать к уголовной ответственности, потому что они прямо нарушают конституционные права граждан. У нас наоборот — экстремистами объявляют тех, кто выходит защищать свои конституционные права. А тех, кто попирает конституционные права, у нас называют правоохранительными – то есть, все перевернуто с ног на голову.

К.ЛАРИНА: А почему до с их пор никто в суд не подал на действия властей?

В.РЫЖКОВ: Подают каждый раз. Я только что судился за свою партию в Верховном суде – судья внимательно выслушал, и принял, как всегда. Сторону правительства. У нас нет независимых судов, и очень трудно отстаивать. Я точно знаю, что и по «Маршу несогласных» декабрьскому поданы иски, и они на рассмотрении и по «Маршу несогласных» в Петербурге приняты иски. Я знаю, что сейчас подаются иски по бесчинствам милиции и ОМОНа в Нижнем Новгороде. Но, к сожалению, у нас беспредел правоохранителей покрывается судами. Я об этом говорю прямо в прямом эфире.

К.ЛАРИНА: Мы сегодня получали информацию, что в следующие выходные в Москве должна пройти акция протеста, которую, по-моему, Компартия РФ инициирует – по поводу несогласия с действиями столичных властей. Я не знаю, насколько она будет запрещена, или разрешена.

В.РЫЖКОВ: С коммунистами более сложная ситуация – коммунисты по многим вопросам совпадают с Кремлем, и я бы даже сказал, что по многим вопросам они союзники – например, такая явная антизападническая линия коммунистов. Или, скажем, коммунисты, которые называют любое выступление протеста «оранжевой чумой», и постоянно говорят — «мы против оранжевой чумы», или, как замечательно сказал Г.Зюганов – «революции должны проходить тихо и мирно» — это его фраза. Думаю, что это кредо коммунистов, что революции должны проходить тихо и мирно. Поэтому мне кажется .что есть определенные совпадения в позициях Кремля и коммунистов, поэтому их не трогают. По крайней мере, на последних выборах в марте их не сняли н в одном регионе – в Дагестане пытались, но потом восстановили, и у них зеленая дорога на телевидение – у них, по-моему, сегодня нет никаких проблем с властями.

К.ЛАРИНА: Какие формы выражения своей гражданской позиции на сегодняшний день остаются у нормального человека — будь он членом какой-то партии, движения, или просто обычным гражданином РФ который в чем-то не согласен с властями? Какие формы остаются легально, если, считайте, что это у нас запрещено – де-факто.

Д.РОГОЗИН: Наверное, все-таки каждый должен заниматься своим делом до конца.

К.ЛАРИНА: До какого конца?

Д.РОГОЗИН: До предела того, что предполагает законодательство РФ – то есть, не переходя грань законодательства. Если в законах РФ публичная, в том числе. Оппозиционная деятельность разрешена, и если у нас существует все-таки право на то,чтобы собираться, в том числе. Больше трех – хотя, может. Кому-то это не кажется. Если есть действительно в законодательстве РФ понятие уведомительное, понятие сбора митинга граждан на сходы, на проведение каких-то массовых мероприятий – то значит это надо все равно делать. Потому что…

К.ЛАРИНА: То есть, пытаться действовать по закону.

Д.РОГОЗИН: Конечно. Тем более, что здесь два депутата Госдумы. Мы не только законники, мы еще и законотворцы, хотя голосуем против большинства законов, которые нам навязывает «Единая Россия», но мы законники. И мы считаем, что митинги, демонстрации, шествия – это абсолютно законные конституционные действия. Поэтому что бы там ни происходило в российских городах, все равно, я думаю. Вода камень точит. Я думаю, что в российской традиции — я вот не понимаю, почему Кремль это не понимает сам – ведь запретный плод сладок становится. Если раньше мы выводили небольшие группы людей на улицы то сейчас сторонников именно такого массового, уличного протеста, становится все больше. Я честно скажу – я, например, сам в душе не сторонник всех этих уличных баталий, человек я достаточно консервативных взглядов. Но в каждом из нас есть достоинство, есть совесть своя, чувство протеста, когда необоснованно, глупо и незаконно попирают наши права – нас пытаются унизить, растоптать в нас человеческое достоинство, прежде всего. Потом уже политические какие-то взгляд наши. Поэтому я думаю. Что предстоящая акция, которая будет 14 апреля — я хочу б этом сказать тоже — я знаю, что «Другая Россия» будет проводить свое мероприятие, «Марш несогласных» в Москве но только что наш оргкомитет, КРО, принял решение, что у нас будет тоже своя самостоятельная – она не альтернативная, но самостоятельная будет акция, тоже в 14.00 – мы будем проводить сбор своих соратников в Москве, о чем мы скажем конкретно, во сколько и где это будет происходить .

К.ЛАРИНА: А как это называется, в честь чего? Что протестовать будете?

Д.РОГОЗИН: Понятно, что в Москве, как в большом городе, столице России, проблемы самые разные. Для нас есть наша профильная тема, от которых мы не отказываемся, несмотря на то, что именно за это была разгромлена партия «Родина», и хотя сейчас нет депутатов в Мосгордуме от партии «Родина», и самой партии как таковой нет, но расправившись с патриотической оппозицией в Москве, московские власти и федеральные власти ни одной проблемы московской не решили. Когда я вижу, что вместо борьбы с нелегальной иммиграцией и оргпреступностью, просто висят лозунги на улицах, что «нелегальная иммиграция это неуважение законов России» – они лучше бы вместо баннеров потратились бы на наведение элементарного порядка в этой области. Город наш с вами, Москва – мы его любим, но посмотрите — он грязный город, нечистоты на улицах, в подъездах, скверах. Владимиру не нравится А.Лукашенко, но я в Минске был, там в подъездах, по крайней мере, и на улице там реальная чистота. Город поразительнее чище Москвы – несмотря на все эти победные реляции московского правительства. Дальше. Огромные проблемы социальные в городе, и в Москве в том числе, хотя он самый богатый, здесь самое большое количество миллионеров, даже миллиардеров, тем не менее, посмотрите – откуда такой рост цен? Почему так взвинчены цены на жилье, на продукты питания, на все, с чем мы сталкиваемся, простые москвичи, каждый день. Поэтому сочетание экологических лозунгов, мы говорим «очистим наш город от мусора», сочетание с тем, что мы хозяева города, не какие-то пришлые коррумпированные бюрократы – мы хозяева, это наш город. Каждый горожанин в каждом городе должен говорить, что он хозяин, простой человек, живущий в городе – он хозяин этого города. Чувство достоинства простого человека, в конечном счете, должно быть выявлено, проявлено каким-то образом. Поэтому мы будем организовать сбор, собрание сторонников патриотических сил, и это будет проходить параллельно с «Маршем несогласных», и думаю, что власть замутит очередной демарш «нашистов», кого-то еще, попытается организовать уличные столкновения. Но мы на самом деле будем делать то, что мы обязаны делать – если мы политическая организация, мы обязаны будем действовать политическими методами.

К.ЛАРИНА: Вы не боитесь, что к вам присоединятся откровенные фашисты — как это уже было, они используют ваши лозунги почему-то.

Д.РОГОЗИН: Посмотрите, что в Санкт-Петербурге проходило — идут либералы и демократы, вдруг появляются какие-то люди с плакатом — по-моему, что-то в поддержку Березовского.

Р.6 да, каждый раз появляются провокаторы.

К.ЛАРИНА: Да, их каждый раз показывают по телевизору.

В.РЫЖКОВ: Для этого их и засылают – чтобы показывать.

Д.РОГОЗИН: Просто я хочу предупредить, что если появятся провокаторы на нашем мероприятии – мы их будем бить по их наглой морде. Просто так они оттуда не уйдут. Мы – не либералы, мы люди такие, которые не терпят провокаций.

К.ЛАРИНА: Получается, что каждое воскресенье — у нас как бы заведена такая традиция – каждое воскресенье мы имеем на просторах нашей родины одну-две акции протеста в крупных городах. Это нормально?

В.РЫЖКОВ: Это совершенно объяснимо, потому ч то политика вытеснена из легального поля. Посмотрите, целый ряд ключевых политиков, кто бы как ни относился к Д.Рогозину, Г.Каспарову, М.Касьянову, И.Хакамаде, к Лимонову, Глазьеву Сергею – это все не последние люди. Один — чемпион мира, другой – бывший министр, рядом со мной вице-спикер Госдумы и лидер фракции — понимаете, все эти люди сегодня выдавлены из легальной политики. Вы не увидите ни одного из них на телеэкране ,нет возможности зарегистрировать партию. — вот я сейчас борюсь за существование партии, которой 17 лет, одна из старейших партий страны – что остается людям, что остается нашим сторонникам? Поймите, за каждым из нас есть сторонники — за кем-то миллионы, за кем-то сотни тысяч, но мы не можем предавать их. Поэтому власть сама боится как чумы «оранжевой революции» — а кто выталкивает людей на улицы, уничтожив парламент – я с Дмитрием согласен полностью. Уничтожив политические дебаты на телевидении, запрещая оппозиционные партии – то, что делает сегодня Кремль. Они сами выталкивают миллионы людей на улицы – это прямое следствие кремлевской политики. Давно известно из истории, что революция – это дочь полиции. Чем больше полицейщины, тем больше революционного движения – это известно.

К.ЛАРИНА: Один вопрос задам – это правда, что программу с вашим участием . «Народ хочет знать» — сняли с эфира?

В.РЫЖКОВ: Ну да, была хорошая программа, были очень острые дебаты с Владимиром Мединским, и все вышли очень довольные- были замечательные эксперты, и публика была отличная. Потом почему-то ее сняли.

К.ЛАРИНА: А вы не попытались выяснить, в чем дело?

В.РЫЖКОВ: К сожалению. Мне никто не позвонил и не объяснил, почему программа не вышла.

К.ЛАРИНА: Слушаем новости, потом продолжаем программу «Ищем выход», продолжаем разговор. В.Рыжков и Д.Рогозин здесь, в эфире «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Во-первых, хочу вас порадовать, дорогие гости – число сторонников растет ваших партий, которые как бы уже не существуют. Огромное количество людей спрашивают, как вам попасть в партии.

В.РЫЖКОВ: У меня сейчас идет запись в «Республиканскую партию».

К.ЛАРИНА: А они знают, что происходит?

В.РЫЖКОВ: Как раз потому, что они знают, что у нас происходит, они обрывают телефоны и говорят – как записаться в «Республиканскую партию»?Наши сотрудники говорят, что нас же скорее всего запретит власть. Они говорят – именно поэтому мы и хотим, разделяя ваши убеждения, записаться. Так что у нас идет сейчас то, что мы называем «Республиканский призыв» — приток людей в запрещаемую властью партию. Думаю, что у Дмитрия будет то же самое сейчас.

Д.РОГОЗИН: Мы как раз 14 апреля в Москве — мы решили 14-го, в 14.00 собраться, чтобы никто не путал — мы будем на нашем мероприятии производить массовую запись в наши ряды, ряды наших соратников. А вообще хочу сказать, что только что завершил свою работу оргкомитет по формированию новой политической организации «Патриотической партии», там председательствует Андрей Савельев, депутат Госдумы – я просто знаю, он мне позвонил — сам я не участвовал в этом процессе, но с симпатией к нему отношусь — они сообщили. Что 5 мая пройдет этот съезд новой «Патриотической партии», и думаю, что сразу, после прохождения всех формальных процедур, начнется массовая запись сторонников в эту организацию.

К.ЛАРИНА: Тут еще есть такой момент, мне кажется, на этом нужно остановиться. Когда у человека совпадают его убеждения с убеждениями марширующих, он говорит –да, надо. Как только у него возникают какие-то сомнения, он говорит – а вот этих надо запретить — здесь полно таких телеграмм, даже на уровне сегодняшней нашей беседы – Рыжкову разрешить идти по улице, а Рогозину — запретить, или наоборот.

В.РЫЖКОВ: Дело в том, что еще недавно меня упрекали — я подписал письмо, когда двух активистов ДПНИ арестовали – где это было, Дима?

Д.РОГОЗИН: Это было в Карелии.

В.РЫЖКОВ: Да. Я подписал письмо о том, чтобы провести расследование – на каком основании их задержали. И тут же посыпались упреки в мой адрес – как же так, Рыжков демократ, и вдруг подписался за таких негодяев. Вы знаете, я не судья и не прокурор, я не могу оценивать, совершали они, или не совершали. Я знаю одно — что если это граждане России, то у них есть неотъемлемое право – никто не вправе задержать гражданина России просто так, и посадить за решетку – какие бы взгляды у него ни были. Даже если я их глубоко не разделяю. Так и здесь. Мы все вышли из СССР, и у нас мышление тоталитарное. То есть сторонник – вперед, противник – мочить. Так нельзя. Надо уважать людей с другими взглядами. Опять-таки, меня упрекали зато, что я пошел — Дима, кстати, был, сидел в зале, когда у нас были дебаты с Александром Беловым, это лидер, и в Интернете была целая буря – зачем Рыжков пошел, тем самым он поднял это движение на свой уровень. Я считаю, что надо идти в открытый разговор, надо идти в открытую полемику, жестко заявлять свою позицию, и при этом нельзя кому-то разрешать, а кому-то запрещать — это ровно то, что делает власть – «нашим» разрешает, а «не нашим» — запрещает, деля страну на своих и чужих. Я считаю, что мы не должны повторять эту ошибку – мы должны дать возможность людям выражать свое мнение. Естественно, что это не должно выходить за рамки Конституции. У нас есть статья 29, я ее процитирую: «Не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая социальную, расовую , национальную и религиозную ненависть и вражду», запрещается пропаганда социального, расового, национального религиозного и языкового превосходства – все, под это должна быть статься. Если этого нет – призывов к превосходству, и так далее, то никто не вправе ограничивать людей в выражении их мнений.

Д.РОГОЗИН: Я вообще удивляюсь — порой такой странной реакции некоторых наших людей. То есть, вроде мы прошли такие тяжелейшие испытания несколько лет тому назад, 15-16 лет тому назад. Большая страна, в которой мы родились, она вдруг была разорвана партийной номенклатурой по уделам – больше нет этой страны. Но мы вроде бы получили в виде компенсации своду слова, многопартийность, возможность свободно говорить о том, что люди думают – кому-то это нравилось, кому-то не нравилось, но в принципе, мы согласимся с тем, что это проибретение все-таки -возможность свободно мыслить и излагать свои мысли – это, по крайней мере, признак того, что мы имеем дело со свободными людьми. И я могу сказать – допустим, мне идеология наших либералов глубоко противна, например. Я, например, с ними не согласен, и вообще считаю, что это не тот путь, который необходим для России. Но очевидно совершенно, что сейчас наступает некое такое «водяное перемирие» между либералами и национал-патриотами, потому что когда нет вообще никого, и когда парламент это, оказывается, теперь только место для холуев, тех, кто всегда и во всем согласен с тем, что правильно или неправильно говорит один конкретный человек, то я понимаю, что на самом деле даже та компенсация за разрушенную страну — она сегодня отбирается обратно. Вот те люди, которые украли у нас страну. Они теперь у нас украли и, извините, вот эту компенсацию за эту украденную страну – у всех. И поэтому, когда люди говорят – вот либералов запретим, пойдем к патриотам, или патриотов запретим, пойдем к либералам – не понимают люди на самом деле, что о них вытирают ноги. Мы, граждане великой страны, великой России, должны понимать, что страшную цену мы уже заплатили. И мы имеем право НАТО, чтобы сохранять свою внутреннюю свободу. Я потом с Рыжковым разберусь, и с кем-то еще, потом будем спорить, люди проголосуют, скажут, кто из нас прав, кто неправ. Но, по крайней мере, сейчас мы должны все, люди, которые уважают себя, свою точку зрения, историю великой страны. Думают о будущем, будущем своих детей – мы не можем жить в стране жополизов — извините за это грубое выражение. Невозможно. Тошно, душно. Поэтому я считаю, что безусловно, те, кто не согласны с либералами – пусть приходят на собрание соратников-патриотов. Те, кому противны наши идеи, наша идеология – пожалуйста, для них есть возможность идти к либералам. Главное на самом деле, чтобы у людей не отрывали чувство человеческого достоинства, чувства гражданской свободы. А то, что сегодня происходит — вот этот страшный раскол именно политической системы, когда никому ничего нельзя, все должны просто «а ну-ка, все вместе, уши развесьте, давайте по-хорошему хлопайте в ладоши» — даже в мультиках это было смешно. И мы, когда смотрели этих «Бременских музыкантов», мы понимали, что это уже в то время было насмешкой, попыткой всех превратить в ничто, в единую серую массу. Мы не серая масса. Мы люди, у которых есть свое мнение, своя позиция.

К.ЛАРИНА: Я хочу обратить внимание, что эта замечательная речь звучит из уст депутата Госдумы. Никто парламент не отменял пока еще.

Д.РОГОЗИН: Потому что в Госдуме –кстати, можете меня поздравить – позавчера я справил 10 лет с момента, когда я был первый раз избран в Госдуму.

В.РЫЖКОВ: Молодой еще. .Я еще больше.

Д.РОГОЗИН: С 1997 г. на довыборах в Госдуму прошел. В истории моего депутатства были времена и получше. Когда я был членом Комиссии по импичменту в отношении президента Ельцина – я понимал, что я могу выражать свободно свою точку зрения, свой гнев, гнев своих избирателей. Были времена, когда я возглавлял Международный комитет Госдумы – я чувствовал, что могу свободно высказывать отличную точку зрения от МИДа.

В.РЫЖКОВ: Я был первым зам.предом, и всегда предоставлял Дмитрию возможность работать и говорить.

Д.РОГОЗИН: У нас была возможность работать и высказывать свою точку зрения.

К.ЛАРИНА: Вы так говорите – была — у вас еще все впереди. Вас никто не выгнал из парламента ,вы есть.

В.РЫЖКОВ: Сейчас сплошная робототехника андроиды, там 5-6 живых людей, которые среди этого гремящего железа…

Д.РОГОЗИН: Я вам скажу, как они реагируют . Не знаю, как у Владимира, а у меня после каждого моего выступления с трибуны – я выхожу в коридор, чтобы отдышаться, отойти от пламенной речи — ко мне подходят мои коллеги, депутаты-«единороссы», втихаря, чтобы никто, не дай бог не видел из ложи администрации президента, или свои собственные соратнички. Подходят, жмут руку втихаря, говорят — здорово сказал, молодец.

В.РЫЖКОВ: У меня то же самое.

Д.РОГОЗИН: Я говорю – а что же ты, сукин сын, так голосуешь? — Ой, старик, нельзя. Мы пока партизанский отряд, мы пока в глубоком тылу. Ужасно.

В.РЫЖКОВ: Это классический конформизм, который мы помним еще по советским временам, когда номенклатура славила Брежнева на съездах, а о ночам под подушкой читала «Архипелаг ГУЛАГ».

Д.РОГОЗИН: беспозвоночные, бесхребетные люди.

К.ЛАРИНА: Когда мы вспоминаем про Брежнева, проводим аналогию, мне кажется, что время сейчас совсем другое. Сейчас существует некая, как мне кажется, более опасная вещь – когда прикрываются государственной целесообразностью. Я не случайно процитировала мнение нашего слушателя, который сказал — а что делать, может быть, надо поддержать власть в этом радикальном взгляде на политическую жизнь сегодняшнюю. Потому что есть, во имя чего жертвовать – мы жертвуем во имя целостности страны. Жертвуем ради спокойствия наших граждан, мы не хотим крови, мы действительно не хотим революции.

В.РЫЖКОВ: Целостности страны угрожаем не мы с Рогозиным. Целостности страны угрожает тупоумная полицейщина, которая сегодня воцарилась в стране, единомыслие, непрофессионализм и серость — когда отбор в руководящие структуры – не хочу называть министров назначенных, но когда отбор в руководящие структуры идет по принципу родственных связей. Кто с кем служил, кто с кем сидел в соседней комнате.

К.ЛАРИНА: Так всегда было.

В.РЫЖКОВ: Нет, разные периоды бывали в российской истории.

К.ЛАРИНА: Иногда везло.

В.РЫЖКОВ: Просто сейчас это откровенно – землячество, сослуживцы, друзья , соседи по дачному поселку — то есть, идет отрицательный отбор. И для нашей страны это унизительно и постыдно. Поэтому не мы с Рогозиным, будучи патриотами — я тоже считаю себя патриотом, хотя у нас разные взгляды – не мы разрушаем страну. Мы говорим о проблемах, и мы говорим, как их решать.

Д.РОГОЗИН: Земляческий принцип у нас был всегда, но никогда у нас руководителя магазина на министерство обороны не ставили. Ну, не заслужили наша армия и флот такого унижения. Не заслужили.

К.ЛАРИНА: давайте запустим «Рикошет», потом продолжим. Вопрос к вам, уважаемые слушатели – те, кто следит за новостями, в которых, вообще-то говоря, очень мало говорят про все акции протеста, про «Марши несогласных», и совсем другая картинка обычно перед нашими глазами. Но тем не менее, ваш вопрос – ваши отношения к действиям властей в отношении маршей протеста и маршей несогласных – вызывают у вас абсолютную поддержку, вы поддерживаете действия властей — 995-81-21, либо возмущение — 995-81-22. Тем временем, я открыла новость , связанную с ближайшими выходными, и еще раз подтверждаю, что речь идет о крупномасштабной акции протеста, которую инициируют члены Компартии — призывают выйти на улицы всех, кто не согласен с нынешней политикой столичных властей — собственно говоря то, чем собирается заняться Д.Рогозин и «Конгресс русских общин», но 14 апреля. Тогда, может быть, выйти сейчас, в месте с коммунистами? Те же лозунги.

Д.РОГОЗИН: Знаете, я помню, что когда за акцию протеста партия «Родина» была снята московскими властями с выборов, КПРФ что-то как-то голос я их не услышал – с точки зрения солидарности с нами. Хотя вроде бы казалось формально они вроде были не против тех лозунгов, которые мы выставляли. И конечно, почему – потому что КПРФ получила все голоса – в основном как раз те голоса, которые должны были быть поданы за патриотическую партию «Родина». Поэтому мне кажется, что Геннадий Андреевич здесь немножко блефует, и мы прекрасно понимаем, что его акция – это такой выпуск пара.

К.ЛАРИНА: «И мы тоже хотим».

В.РЫЖКОВ: Больше того, в Питере, когда был «Марш несогласных» , коммунисты в тот же день проводили свою акцию, и это многими было воспринято как содействие властям – для того, чтобы дополнительно затруднить организацию «Марша несогласных» — там все гораздо сложнее.

Д.РОГОЗИН: Вопрос с КПРФ понятен совершенно — все в Кремле прекрасно понимают, что реванш коммунистический в России невозможен, и поэтому реальна эта сила будет потихонечку умирать, знаете, по принципу генсек до маразма, во главе с Зюгановым. Думаю, что бесперспективно это все. Поэтому не боятся. А боятся на самом деле пассионарных движений. Пассионарных национал-патриотов пассионарных либералов. Поэтому это здесь конечно такой страх существует.

В.РЫЖКОВ: Я с интересом иногда слушаю наших властителей, кто правит Россией, о ни все время нас называют маргиналами. Я взял, не поленился, я не великий математик, но в столбик считать умею. Я взял Юрия Леваду, последние один-два опроса, и посчитал — посмотрел, что у Д.Рогозина, у Глазьева, у меня, у Каспарова, у Хакамады, у Касьянова — у меня получилось 12-15% в сумме у этих людей. Это при том, что практически все мною названные запрещенные фигуры на телевидении — например, провели мониторинг, я на Орт не был лет 5, на РТР не был лет 7, на НТВ был последний раз на программе у Володи Соловьева, когда победил по голосам Жириновского — это был мой последний эфир. Я потом уже понял, какую глупость сделал, выступив удачно. И так далее. И несмотря на это. Вот про Рогозина мне рассказывали одну историю на одном канале, не хочу называть, продюсер – что случайно Дмитрия Олеговича показали с затылка , секунды 3 – за это продюсер получил строгий выговор – просто за то, что Рогозина мельком показали с затылка – вот такие сейчас у нас нравы на телевидении. И несмотря на это те политики, которые практически запрещены – разных взглядов, я сейчас не оцениваю – левые, правые, демократические, либералы…

К.ЛАРИНА: Обратите внимание — А.Проханов какая популярная фигура стала.

В.РЫЖКОВ: Имеют в сумме 10-15% даже в этих условиях. И при этом говорят, что это все маргинальные политики. Поэтому люди и выходят на улицы. И, кстати говоря, поэтому падает явка. Хочу обратить внимание, что на мартовских выборах 11 числа, где уже не было «Родины», не было «Республиканской партии».

К.ЛАРИНА: И где уже не было порога явки.

В.РЫЖКОВ: И где уже не было порога явки , в самых крупных регионах, которые, собственно говоря, решают все дело – таких, как ленинградская область, Московская область, Санкт-Петербург- знаете, какой был средний процент участия избирателей? 30-33№. Это означает, что конституционное большинство граждан России в этом фарсе уже не участвует. И поэтому я хочу обратиться к нашей власти российской – ребята, вы играете с огнем вы изолируете все больше и больше политических сил от участия в выборах, тем самым обрушиваете Россию. Вы не укрепляете Россию, а обрушиваете ее. Потому что власть, избранная ничтожным меньшинством, и когда «Единая Россия» хвалится, что за ними большинство – ребята, это же просто чистая наколка. Если приходят 30% и «Единая Россия» набирает 45, то от общего числа избирателей, извините — это 15-16% — какое большинство россиян? Поэтому изоляция политических сил от участия в выборах, от участия в политической жизни — это прямой путь к распаду страны.

К.ЛАРИНА: Очень активно голосуют наши слушатели, поэтому я повторю вопрос — ваши отношения к действиям властей в отношении маршей протеста и маршей несогласных – вызывают у вас абсолютную поддержку, вы поддерживаете действия властей — 995-81-21, либо возмущение — 995-81-22. Уже почти 4 тысячи звонков у нас зафиксировано, и мы будем рады принять как можно больше звонков. Я бы хотела, чтобы мы успели поговорить о других формах своей заявки на какое-то гражданское участие. Потому что каждый из нас понимает, ч то он отвечает за свою страну. Ведь мы же сегодня говорим только про улицу, но не случайно появился термин «пятая колонна» – это же тоже. Наверное, не Жириновский его придумал, и даже не Проханов – это все не случайно.

В.РЫЖКОВ: Тут я с Дмитрием полностью согласен – он все правильно изложил про уличные акции, они очень важны, их надо проводить. Потому что если власть не увидит уличных акций, она вообще перестанет считаться с людьми.

К.ЛАРИНА: Хорошо, нет уличных акций, нет телевизора – что еще остается?

Р.6 Есть еще очень важная форма – это интернет. Я просто по себе почувствовал, когда были у меня дебаты с Беловым – я до сих пор вижу отклики. И, кстати, они были тогда признаны «дебатами-2006 года» — то есть, это означает, что интернет-среда очень живая, и она растет. Еще одна форма – это общественные организации. Я хочу обратить внимание – что меня радует в последнее время, что в России растет активность общественных организаций. Несмотря на вот этот закон драконовский об НКО, который требует теперь с общественных организаций больше бумаг, чем с коммерческих фирм, и теперь уже фирмы, которые берутся за регистрацию, больше берут за регистрацию общественной организации, чем за коммерческую фирму – это к слову о пропаганде Кремля, что хороший закон. Так вот, посмотрите — Слава Лысаков, движение автомобилистов «Свобода выбора» — потрясающе работают. Акции протеста по правому рулю, по Олегу Щербинскому, и так далее.

К.ЛАРИНА: Не политическая организация.

В.РЫЖКОВ: Не политическая, общественная. Посмотрите экологи — спасли Байкал фактически – ну да, там вся страна помогала, но фактически экологи спасли Байкал, когда 5-7 тысяч человек вышли на главную площадь Иркутска, и даже вынужден был выйти губернатор, потому что увидел, что огромная толпа людей протестует. Посмотрите армия — «Солдатские матери» — вот Валентина Мельникова, сопредседатель «Республиканской партии» — я горжусь, что мы в одной партии — они добились, что уже не запрещены мобильные телефоны. Хотя по факту их нет в частях, оп крайней мере официально из «Эхо Москвы» я слышал, что уже можно. Они добились того, что появились родительские комитеты при частях – ну, начинают создаваться. То есть, еще одна форма очень важная — это общественные организации, которые отстаивают права граждан. Вот сейчас дело химиков идет – мы подписывались все, и выпустили и Яну Яковлеву и Алексея Процкого под подписку — когда просто Наркоконтроль фабрикует дела, сажает людей в тюрьму, месяцами держит. . Сейчас создается общественная инициатива по защите работников химических предприятий от наездов Наркоконтроля. Но что печально – я хочу подчеркнуть, чтобы не создалась такая благостная картина, что и интернет есть, и общественные организации — это не решает проблемы, потому что все равно должны быть политические силы, которые участвуют в выборах, потому что мало быть общественной организацией – надо, чтобы тебя кто-то представлял в парламенте, чтобы были люди, которые свою позицию отражают в парламенте, в законах, в поправках.

Д.РОГОЗИН: Я хочу все-таки сказать, что насчет интернета не надо обольщаться — у нас, например, уже месяца полтора висит сайт ДПНИ — Движения против нелегальной иммиграции — вообще не открывается.

В.РЫЖКОВ: В смысле, обрушили его? Ну, это тоже белорусская технология.

Д.РОГОЗИН: Идет атака постоянная. То есть, я понимаю, какое количество компьютеров было задействовано сейчас – это, конечно, государственная машина работает. .

В.РЫЖКОВ: Конечно. Особый центр.

Д.РОГОЗИН: Чтобы полностью уничтожить возможность хотя бы в интернете для сторонников этой организации для того, чтобы они могли излагать свою точку зрения.

В.РЫЖКОВ: Для иллюстрации скажу, что вчера в Минске буквально висел весь интернет.

К.ЛАРИНА: Как у нас, во время «Марша несогласных» в Москве и Петербурге обрушили тоже весь интернет.

Д.РОГОЗИН: Вы вспомните то же самое 4 ноября, «Русский марш», когда мобильную связь отключили в московском метрополитене, и обрушили даже «Живой журнал». Сейчас работает сайт КРО, Конгресса русских общин, но от открывается на КРО-Эс-У, либо «Родина.Ру», и там, в принципе, мы даем всю информацию. Но мы не зарекаемся, не знаем, что с ним может произойти в случае обострения.

К.ЛАРИНА: Тогда что вы добавите к тому, что Володя перечислял – из форм?

Д.РОГОЗИН: Мы – молодцы, потому что мы справились, например, с одной важной задачей — мы начали выпуск своей газеты «Русский марш», издает один из самых популярных в интернете публицистов, Константин Крылов – это очень талантливый журналист, мы хорошую сложили редакцию, и газета выходит сейчас тиражом 10 тысяч экземпляров в Москве, но уже еженедельно — цветная 16-полосная газета, скоро мы постараемся ее во всех точках метрополитена продавать уже сейчас, но и по организациям она у нас распространяется, дойдет, я думаю, тираж до ста тысяч. Конечно, я понимаю, сам как телевизионный человек, телевизионщик по о образованию – я понимаю, что «против лома нет приема, акромя другого лома», и конечно, против гостелевидения, где все каналы сегодня слиплись в один – достаточно одни новости посмотреть на Первом канале, чтобы понять, что будет по НТВ и РТР. Тем не менее, хочу сказать, ч то отсутствие вот этого свежего воздуха, отсутствие свободы и хотя бы дискуссионности на телевидении государственном…

К.ЛАРИНА: Почему? Есть «К барьеру», «Судите сами».

Д.РОГОЗИН: «К барьеру» – мы же сами понимаем, что бедный Соловьев исходит из того, что этого к нему нельзя, того — нельзя. Вот почему мы говорим – вы сказали, что Проханов у нас главный патриот — Александр Андреевич просто хитрый и умный человек – он придумал эту идею третьего срока для Путина, и теперь его приглашают как единственного патриота, потому что всех остальных — нельзя. У нас теперь патриоты русские – это Веллер и Проханов, Веллер и Проханов, Веллер с Прохановым вместе, или раздельно — больше никого нет.

В.РЫЖКОВ: А если либералы – то уважаемая Валерия Ильинична Новодворская и Константин Натанович Боровой.

К.ЛАРИНА: Почему – Немцов появляется у того же Соловьева часто.

Д.РОГОЗИН: Немцов – да, потому что принято решение, что СПС…

К.ЛАРИНА: Хакамада появляется.

Д.РОГОЗИН: Слушайте , какая СПС оппозиционная организация, когда два лидера СПС, Кириенко и Чубайс…

К.ЛАРИНА: Во власти.

Д.РОГОЗИН: Не только во власти, а сидят на святая-святых в холодной стране – на энергетике. Поэтому друг друга не будем мешать.

К.ЛАРИНА: То есть, это такие имитации политических дискуссий.

Д.РОГОЗИН: Да. Поэтому я хочу сказать — конечно, безусловно, ситуация непростая, но в данной ситуации надо действовать так, как действовали наши предшественники – никогда никого не бойтесь. Уважайте свое собственное мнение, свою правду. Если она у вас есть, и вы верите в нее, идите вперед – ничего бояться не надо. Даже если противник сильнее вас, все равно вы проломите эту действительность. Мы — Россия, страна свободных людей, страна, имеющая перспективу. Поэтому будем идти на эти свои марши, митинги, демонстрации, высказывая свою точку зрения, бороться за представительство в парламенте, бороться с теми, кто на самом деле хочет организовать хаос в нашей стране. Хаос сегодня готовит администрация Кремля, потому что запрещая все, она толкает людей, достаточно спокойных, достаточно мирных — толкает их к такой жесткой деятельности, к жесткому сопротивлению. Потому что не сопротивляться духоте сегодня нельзя.

К.ЛАРИНА: Порадовали слушатели нас сегодня. Во-первых, огромная цифра у нас сегодня получилась — 5300, это очень большая цифра для вечернего «Рикошета» — 91% наших слушателей возмущены действиями властей во время митингов протеста. Спасибо большое слушателям «Эхо Москвы», хотя я уверена, что самых разных взглядов придерживаются эти люди.

В.РЫЖКОВ: От нас с Дмитрием Олеговичем отдельное спасибо.

Д.РОГОЗИН: Приходите 14 апреля, обязательно найдете то мероприятие массовое, которое вам будет по душе, к либералам – пожалуйста, к патриотам – пожалуйста. Главное – приходите, все будет нормально и спокойно — приходите.

К.ЛАРИНА: Володя, неравные у нас возможности – позовите, пожалуйста.

В.РЫЖКОВ: Мы ближе к событиям объявим место, потому что нас же гоняют по разным площадям, марши запрещают.

К.ЛАРИНА: В общем, главное – чтобы вы были. Когда смотришь телевизор, то как бы вас нет.

Д.РОГОЗИН: Там будут депутаты Госдумы — мы будем обеспечивать безопасность всех горожан, которые соберутся на это мероприятие – все пройдет спокойно, если нас будет много.

К.ЛАРИНА: Дмитрий Рогозин и Владимир Рыжков гости сегодняшнего эфира – спасибо.

Добавить комментарий