Дмитрий Рогозин: «Мы открыты для сотрудничества»

<p>Это — уже четвертая беседа корреспондента «Полярной звезды» с видным российским политиком. Тема сегодняшнего интервью — сотрудничество и объединение усилий накануне выборов

Вашему вниманию предлагается очередное интервью с депутатом Госдумы РФ, доктором философских наук, лидером движения «Родина-Конгресс Русских Общин» – Дмитрием Рогозиным. Это — уже четвертая беседа корреспондента «Полярной звезды» с видным российским политиком. Первые три были посвящены проблемам национальной и социальной розни, уголовным делам против российских офицеров, а также свободам и правам человека. Тема сегодняшней беседы — сотрудничество и объединение усилий накануне выборов.

— Сегодня, Дмитрий Олегович, мы в какой-то степени продолжим тему, начатую еще в самом первом интервью, — о сотрудничестве, или возможности сотрудничества Вашего движения, партии «Великая Россия» с другими партиями и движениями. Не скрою, что толчком к этому разговору послужили Ваши в достаточной степени нашумевшие заявления о возможности поддержки так называемого «Православного корпуса» «Наших», и кандидатуры Виктора Геращенко на президентских выборах.

Дмитрий Рогозин: Эти заявления некоторыми деятелями были интерпретированы на свой лад, и об этом мы, естественно, поговорим более подробно. А начать свой ответ я хочу как раз с темы нашей прошлой беседы – о свободах. Потому что все, без исключения, партии и движения, и мы в том числе, выступают за свободы. Возникает вроде бы логичный вопрос: почему бы всем не объединиться и не начать сотрудничать на этой платформе?

Но – следует понимать, что свободы – это цель только наполовину. На вторую половину свобода — инструмент. В частной жизни – инструмент для самореализации личности. В жизни общественной – инструмент для влияния на политику, с помощью которой можно проводить какие-то преобразования. Но вопрос в том, во имя каких целей будут реализовывать свои свободы иные политические силы, на что направлять свою раскрепощенную энергию? Если дальнейшие цели будут совпадать с нашими, то – отчего бы нет? Мы готовы объединяться, либо взаимодействовать. Для нас ведь политика — это средство решения наших задач, и для того, чтобы их решить, мы будем суммировать наши ресурсы с теми, с кем нам по пути. Союзнические отношения – это обычное дело в политике. Как русские князья в средние века боролись с внешними угрозами – они замирялись с печенегами, чтобы бить хазар, а печенегов били, объединяясь между собой.

Я, собственно, клоню к тому, что мы открыты для сотрудничества, для объединения усилий в решении тех или иных вопросов, но – только с теми, с кем у нас совпадают цели – глобального или тактического характера.

— Понятно. Но – и с кем же конкретно?

Д.Р.: В настоящее время в России я вижу три больших блока политических сил. Это – кремлевские «охранители», как их называют, — то есть «Единая Россия», «Справедливая Россия», из мелочи — «Наши» и им подобные. Вторая группировка – это т.н. «оранжевые» в диапазоне от «Другой России» до «Яблока» и СПС. И третья сила — это патриотический блок, состоящий из «Великой России», КРО, в молодежном сегменте – ДПНИ, в возрастном сегменте – та же КПРФ.

С кем бы из них мы могли сотрудничать? Разумеется, с коммунистами, если закрыть глаза на старомодные марксистские ереси, в которые и большинство коммунистов-то уже не верит, у нас точек соприкосновения больше. Но – не только с ними. С либералами у нас общее недовольство состоянием свобод в России, хотя многих «правозащитников» мы считаем вполне состоявшимися врагами русского народа. А вот об «охранителях» я бы сказал поподробнее. К сожалению, именно в партии власти чаще всего можно встретить сторонников подавления свобод и вообще всякой разумной мысли. Здесь вам и чванство, и полная неспособность к самостоятельности (не секрет, что ими помыкают из Кремля), и боязнь идти на конструктивный диалог с оппонентами. Я не представляю даже, как искать с ними некие общие точки взаимопонимания, ибо у них четкая идеологическая идентичность отсутствует напрочь. Они на всякий свой несогласованный жест ждут окрика из Кремля. Проще и надежнее договориться с самим Кремлем, особенно в том, что касается вопросов укрепления национальной безопасности, суверенитета и государственности. Я уже много раз отмечал, что в посланиях нашего президента Федеральному Собранию мы то и дело слышали до боли знакомые идеи и целые темы из наших программных документов. Такого раньше не было. Это значит, что власть пытается привлечь на свою сторону патриотически настроенных граждан – наших избирателей. А это создает поле и для конкуренции, и для взаимодействия в интересах нации и государства.

— А проясните, пожалуйста, Ваши слова о готовности сотрудничать с «Нашими»?

Д.Р.: Было не совсем так. Никаких «Наших» в природе не существует. Есть некая группа переростков, тесно связанных с администрацией президента и благодаря этому располагающих серьезным административным и финансовым ресурсом для проведения нужных властям пиар-акций. И есть «массовка» — молодежь, с удовольствием подвизающаяся под заказ участвовать в этих акциях, во-первых, потому, что это дает возможность интересно провести время и потусоваться, а во-вторых, кто же откажется съездить «на халяву» поглазеть на Москву. А «Наши» именно такую возможность и предоставляют. К сожалению, об эффективности таких акций говорить не приходится, но все это выглядит забавно. Как, например, массовый приезд в столицу 50 000 (!) веселеньких «дедов морозов», для которых организаторы не побеспокоились о туалетах со всеми вытекающими (в прямом смысле слова) из этого последствиями.

— Но Вы же заявили о поддержке их «Православного корпуса». Разве нет?

Д.Р.: Поддерживать «Наших» никто и не собирался.А вот сама идея «Православного корпуса» как средства распространения православия — она нам близка, и ее грех не поддержать. Но задумка у нас была такая: наши сторонники, войдя в этот корпус, могли бы просто взять это, безусловно, полезное и нужное дело, в свои руки. Причем на деньги сановников. Это первый случай, когда деньги пошли бы не на буффонаду, а в нужное обществу дело.

— Вы так открыто об этом говорите…

Д.Р.: А сейчас уже можно. Потому что, стоило нам это намерение озвучить, как «Наши» сразу же на тему «Православного корпуса» положили под сукно. Хотя, возможно, дело здесь не в моем заявлении, а в том, что спонсоры у «Наших» — не православные.

— С этим ясно. А как понимать Ваше заявление о том, что «Великая Россия» поддержит на выборах президента России Виктора Геращенко?

Д.Р.: Уточню: никто и никогда не заявлял о том, что «Великая Россия» непременно поддержит Геращенко. Мало того, что он и сам, как я понимаю, пока еще не определился с окончательным решением, так и мы заявляли лишь о том, что, возможно, поддержим его кандидатуру. Возможно! Если хотите, можно воспринимать это так: из тех кандидатов, что изъявили готовность баллотироваться на пост президента, наиболее устраивающей часть нашего актива является кандидатура Геращенко. Но это не значит, что не будет других кандидатов, и что в конечном итоге мы будем поддерживать именно его.

— Ну и тогда уж несколько слов о том, почему он устраивает Вас более других — хотя бы «на настоящий момент»?

Д.Р.: Я назову три его основных, на наш взгляд, преимущества. Первое: он – национал-государственник, так же, как и мы. То есть судьба страны, ее мощь, сила, влияние на международной арене для него – отнюдь не пустой звук. Второе: он – профессионал. Он, пожалуй, едва ли не единственный профессионал в сфере финансов, использования финансовых рычагов внутри государства и на международной арене, что остались в России на сегодняшний день. Наконец, третье, и, рискну утверждать, — главное: это – чрезвычайно порядочный человек, что в верхних эшелонах власти встречается не часто. Как говорилось у Ильфа и Петрова, это – «человек тогдашнего времени». Сейчас таких не делают.

Ну и не стоит забывать о том, что с Геращенко мы «знакомы» давно, — напомню, что в 2004 году он уже выдвигался на пост президента, от старой «Родины», но тогда его не зарегистрировали. Так что это в некоторой степени наш старый соратник.

— С кем еще и по каким вопросам Вы можете сотрудничать.

Д.Р.: Я, с Вашего разрешения, продолжу по поводу прокремлевских партий. Сильно ошибается тот, что считает, что «ЕдРо» — это партия Путина. Партия власти – да. Но – не партия президента. Если рассмотреть поближе тех людей, те группировки, что в ней присутствуют, то можно обнаружить, что в верхушке единороссов почти сплошь – не сторонники Путина, а его противники. Там много течений – «одноклассники друзей» (Грызлов), «питерские дельцы» (группа Резника), «питерские чекисты» (Богомолов и Волков), «чубайсята» (группа Пехтина), «лужковские» (Володин, Исаев, Кобзон, Чилингаров), «антилужковские» (Лебедев), «шаймиевские» (Морозов) и т.д и т.п. Эти группировки враждуют друг с другом, за счет чего вся эта структура внешне управляется умным и коварным Сурковым. Но в будущем власть и ее партия расконсолидируются, и враждующие группировки начнут войну против своего бывшего хозяина. Тут и Лужков, и Шаймиев, и даже питерское окружение вспомнят свои былые реальные или мнимые обиды и предъявят их своему бывшему кумиру. Надеюсь, Путин это понимает. И потому начал принимать меры, чтобы создать именно «свою» партию. Можно сказать, что – или в противовес «Единой России», или – на тот случай, если она окончательно выйдет из-под контроля. Роль такой партии во времена оные должна была сыграть старая «Родина».

Но – не пошло. В первую очередь потому, что в один прекрасный момент президент понял, что она, хотя и работает в направлении обеспечения контроля за партией власти, что и предполагалось, но становится излишне популярной. В Кремле предположили, что высокие рейтинги «Родины» вскружат нам головы, и решили стерилизовать партию. Было решено сделать ставку на иную структуру под названием «Справедливая Россия», во главе с демонстративно наилояльнейшим Сергеем Мироновым. Его беззаветная преданность президенту и стала определяющим фактором при назначении его в качестве лидера партии-киллера для «Единой России».

Во имя нового проекта срочно приговорили «Родину», переведя наиболее управляемую ее часть под знамена Миронова. Переманили туда «Пенсионеров России», санкционировали переход к «эсерам» небольшой группы «отщепенцев» из числа единороссов. Потом столкнули две «России» лбами, заставив их яростно спорить, кто из них больше любит президента. Вот и появилась «многопартийность». На самом деле обе партии, бюрократически наспех слепленные, помогут Кремлю решить задачи тактического плана, но реализовать идеи Путина в реальной жизни нации и обеспечить преемственность курса им не под силу. Путин так и остался один в поле с двумя бумажными щитами в руках. Но для борьбы лидеру нужен меч, и не из папье-маше.

— А по большому счету – зачем Путину нужна своя партия? Ведь выборы президента – менее чем через год, а он неоднократно заявлял о том, что отрицает для себя возможность третьего срока…

Д.Р.: Я не хотел бы сейчас строить прогнозы по будущему Владимира Владимировича, — останется ли он на третий срок, уйдет ли совсем, или уйдет, чтобы вернуться… Важны два момента. Первый – это то, что Путин озвучил свое намерение остаться в политике и сохранить влияние. А без политической партии, имеющей реальную поддержку в обществе, это сделать крайне затруднительно. И второе: парламентские выборы у нас на несколько месяцев раньше президентских, а потому новый состав Думы вполне может предпринять некие шаги, нужные Путину для достижения тех или иных целей в плане этого влияния. Или – не предпринять. А значит – ему все равно нужна политическая поддержка. А, с учетом положения дел в обеих партиях власти можно предположить, что Путин сделает ставку на некую третью партию. Я не исключаю, что такой партией могла бы стать и патриотическая…

— То есть, и вновь создающаяся «Великая Россия», — как один из вариантов?

Д.Р.: Почему бы и нет?

— Но, раз мы изначально говорим о возможностях сотрудничества, объединения усилий, то — а можете ли Вы, Ваше движение, Ваша партия сотрудничать с Путиным? Есть ли у вас с ним точки соприкосновения?

Д.Р.: Вы знаете, — есть. Хоть, возможно, это звучит и несколько странно. Я на днях приехал из Германии, и могу сказать, что некоторые встречи и дебаты, происходившие там, подтолкнули меня к интересным выводам. Дело в том, что на Западе очень серьезно, даже болезненно отнеслись к известной мюнхенской речи Путина. Там ведь принято считать, что в России есть Путин – едва ли не диктатор, есть какие-то загнанные в угол «демократические» силы в лице все тех же каспаровых и иже с ними, и есть темный, забитый народ, не имеющий возможности и слова сказать. Соответственно, и те положения, что были озвучены российским президентом в плане международных отношений, на Западе воспринимают как «заскок» Путина, а российский народ, дескать, то ли вообще об этих инициативах не знает, то ли не может сказать ничего против, потому что ему не дают. И мои собеседники были крайне удивлены, даже шокированы, когда я им рассказал, что именно такую риторику в отношении США и НАТО как раз русские понимают и поддерживают. Я сказал им, что – да, во внутренней политике, в национальных вопросах мы многим недовольны, во многом не согласны с Путиным. Но – в вопросах международного, европейского сотрудничества, в проблемах государственной безопасности, в отстаивании внешнеполитических интересов русской нации пафос Путина нам не чужд.

— То есть, при определенных условиях, в определенных вопросах, Вы можете сотрудничать и с Путиным? Поддерживать его?

Д.Р.: Разумеется. По конкретным вопросам, важным для нации и страны.

Добавить комментарий