Глазьев: «Нужна новая система регулирования экономики»

<p>В России отсутствует система контроля за целевым использованием государственных стабилизационных кредитов

Из интервью Сергея Глазьева «Комсомольской правде»

— Итак, Сергей Юрьевич, Великий Мировой Финансовый Кризис, о приходе которого Вы давно предупреждали, свершился(жаль, что не завершился!) Какие чувства испытываете?

— Досаду за упущенные возможности из-за некомпетентности наших денежных властей. Если бы они своевременно приняли предлагавшиеся нами меры, то мы не потеряли бы $50 млрд. из-за обесценивания валютных резервов, могли бы построить самодостаточную национальную финансовую систему и заблаговременно подготовиться к кризису. Темп роста нашей экономики был бы вдвое выше и сегодня мы бы уже провели модернизацию основных фондов на новой технологической основе.

— А почему Вы были уверены в этом финансовом потрясении? Ведь еще нынешним летом жизнь была прекрасна, прогнозы оптимистичны вплоть до 2020 года, цены на нефть росли?

— Это арифметика. Так же, как десять лет назад мы за год спрогнозировали крах российской пирамиды ГКО, так и саморазрушение финансовой пирамиды долларовых обязательств США легко просчитывалось. Если государство занимает деньги для того, чтобы расплатиться по ранее взятым обязательствам и под это печатает деньги, то это финансовая пирамида, которая рано или поздно ступает в фазу саморазрушения. Финансовая пирамида американских бязательств вышла за пределы устойчивости еще пять лет назад. Какое-то время она продолжала расширяться за счет вовлечения в спекулятивный оборот все новых обязательств, к числу которых, кстати, относятся и нефтяные контракты. Их вовлечение в оборот спекулятивного капитала стало одной из причин длительного завышения цен на нефть, которые должны были бы упасть существенно раньше.

— Сергей Юрьевич, Вы не только видный экономист, но и политик. Но давайте на этот раз обойдемся без политики, без уколов в адрес нынешней власти. Не время, ей-богу! Мы все, кому дорога судьба России, кто не думает свалить за р убеж, оказались в одной галере. Куда нам плыть, как выплывать из финансового шторма?

— Я никогда не критикую власти просто так, ради красного словца. Критика необходима как обоснование конструктивных предложений. А также для того, чтобы не забывали об ответственности. Это очень важно во избежание повторения ошибок. К примеру, я могу с чистой совестью утверждать, что Россия могла бы избежать дефолта в 1998 году, наша экономика могла бы расти вдвое быстрее, если бы своевременно власти прислушались к предложениям ученых. Также и нынешний кризис можно было бы предупредить заблаговременным принятием мер по изменению денежной политики, о которых ученые говорят уже около десятилетия. И сейчас еще не поздно перевести кризис в русло укрепления российской финансовой системы.

— Как? Критиковать-то мы все горазды…

— Я еще в начале октября отправил министру финансов Кудрину план антикризисных действий.

<…>

— Но, согласитесь, Сергей Юрьевич, пригодилась, наконец, кубышка Кудрина.

— Да нет. Это же не более чем часть валютных резервов, которые денежные власти используют сегодня для погашения внешних обязательств крупных корпораций и банков. Если бы российские кампании имели возможность получать долгосрочные кредиты от собственных денежных властей, то им не пришлось бы искать их за рубежом. А в результате бессмысленной политики изъятия из российской экономики денег в Стабфонд возникла абсурдная система саморазорения: государство размещало свои деньги за рубежом ДЕШЕВО, а его же предприятия вынуждены были занимать их там же, но ДОРОГО. Из-за этого экономического идиотизма страна теряла по $25 млрд. каждый год, российские банки теряли лучших клиентов, которые стали заложниками зарубежных кредитов.

— На этой неделе наш премьер Владимир Путин как раз и предложил китайскому коллеге Вэнь Цзябао перейти на взаимные расчеты в рублях и юанях вместо долларов. В духе Вашего плана, Сергей Юрьевич.

— Да, это шаг в правильном направлении, которого мы давно ждали. Но это не только мое предложение. Эта идея обсуждается уже десятилетие. С тех пор, как выход долларовой финансовой пирамиды за пределы устойчивости стал очевиден. Руководство страны не спешило ее реализовывать до накопления достаточных валютных резервов. Сегодня их больше, чем достаточно. Кроме того, в последние годы происходит их быстрое обесценивание из-за начавшегося краха долларовой финансовой пирамиды и девальвации американской валюты. Медлить больше нельзя. И я очень рад, что дело двинулось в правильном направлении. При этом надо иметь в виду, что переход на расчеты в национальной валюте — это только один из ключевых элементов разумной денежной политики. Она должна быть дополнена переходом к новому механизму денежного предложения, ориентированного на внутренние потребности растущей экономики в кредите, а также другими мерами, о которых я говорил. Впрочем, китайцы могут так и не дать ответа в течение достаточно длительного времени, пока их экономика привязана к экспорту товаров в США.

Поэтому не следует ждать от них ответа, надо начинать переходить на внешнеторговые расчеты в рублях за те товары, от которых наши партнеры не могут отказаться: нефть, газ, лес, ядерное топливо и военную технику.

И начинать надо с Украины, фиксируя обсуждаемый сейчас контракт на поставку газа с начала будущего года в рублях.

— Как Вы оцениваете действия правительства по спасению экономики, финансов?

— Как несбалансированные. В частности, отсутствует система контроля за целевым использованием государственных стабилизационных кредитов. Например, дешевые деньги, которые выдает правительство и ЦБ, поступают в банковскую систему под 4% годовых, сроком более чем на пять лет. Сами же коммерческие банки их перегоняют клиентам под 25, 30% и выше. С учетом того, что рентабельность обрабатывающей промышленности составляет в среднем около 8%, эти деньги уйдут не в производственный сектор, а по карманам посредников и останутся на финансовом рынке, раскачивая его и провоцируя инфляцию.

Необходимо наладить контроль за тем, чтобы эти деньги довели до конечных заёмщиков на тех условиях, по которым выдавали деньги до кризиса. Ведь деньги дают банкирам не для того, чтобы они обогатились или разогнали финансовый рынок, а для того, чтобы удержать стабильность экономики. Деньги надо довести до реального сектора в объеме, необходимом для его расширенного воспроизводства. Предоставление выделяемых государством с целью преодоления кризиса кредитных ресурсов коммерческим банкам должно быть обусловлено их целевым использованием для рефинансирования предприятий реального сектора экономики. Для этого же необходимо регулирование процентных ставок с ограничением банковской маржи по операциям с выделяемыми государством кредитными ресурсами на уроне 1%.

— А как оцениваете меры по спасению финансов в мировом масштабе? Действия Буша, Полсона, европейцев?

— Порой они напоминают попытки тушить пожар керосином. По сути, они печатают все больше денег и национализируют все больше плохих долгов. Такими мерами можно, конечно, стабилизировать финансовый рынок и спасти придворные банки, но ценой еще больших проблем в ближайшем будущем. Их следствием неизбежно станет девальвация доллара и рост инфляции. Если, конечно, американцы не снизят вдвое свои бюджетные расходы, что едва ли возможно. Вместе с тем в их действиях есть один важный позитивный элемент, который отсутствует в планах наших денежных властей — резкое ужесточение ответственности руководителей банков и финансовых кампаний.

Наш друг Саркози, вождь объединенной Европы, больше других западных лидеров требует ужесточения этой ответственности. Образцом же идеального пожарного, признают даже США, заварившие эту кашу, стал Гордон Браун. Что за план спасения мировой финансовой системы он придумал?

— Все гениальное просто — он просто решил национализировать обанкротившиеся банки, переложив основную тяжесть кризиса на английских граждан. Типичная реакция олигархической власти — спасти себя за счет всего общества. Власти США делают по сути то же самое, с той только разницей, что расходы на преодоление кризиса пытаются переложить не столько на своих налогоплательщиков, сколько на весь остальной мир.

— Наши либералы уже пугают, что помощь государства банкам, финансовым и прочим учреждениям означает в принципе их национализацию. То бишь режут священную корову рынка. Караул! Возвращение к заветам большевиков! Но Америка, идеал наших рыночников, поступает точно также. И в европах государства начали спасать банки, финансовую систему… Что происходит?

— То, о чем я сказал выше – национализируют долги, в то время как прибыли и активы остаются у олигархии. Это типичная реакция крупного бизнеса, который, пользуясь своим влиянием на власть, спасает свои капиталы за счет общества. Не сомневайтесь — после оздоровления обанкротившихся банков их снова приватизируют, списав долги на государство.

— Значит ли это, что лозунг наших младореформаторов эпохи перестройки -«Рынок сам все разрулит!», в который все мы поверили — та же химера, что и учение марксизма-ленинизма? И нужны новые рычаги регулирования жизни общества на планете?

— Конечно, хотя эта химера стала вполне реальным орудием обогащения приближенных к власти людей за счет присвоения государственной собственности. Ведь под видом либеральных лозунгов шел вполне административный «распил» государственных активов между апологетами свободного рынка. При этом место свободной конкуренции занял криминальный беспредел и махровый монополизм. Главным средством обогащения стал не добросовестный труд или предпринимательский талант, а присвоение чужого под прикрытием ультралиберальной фразеологии. Последняя служила лишь ширмой для вполне административно-криминального расхищения государственной собственности. Также как и сейчас под лозунгами национализации и даже социализма на общество пытаются переложить долги весьма состоятельных людей.

Вместе с тем Вы правы — нужна новая система регулирования экономики. Ориентированная на развитие, своевременную модернизацию экономики на основе нового технологический уклада, соответствующая требованиям общества знаний.

<…>

— Сергей Юрьевич, у медали, как известно, две стороны. Вот и кризис предполагает очищение. У больного человека высокая кризисная температура сжигает вредные микробы, бактерии, он очищается и выздоравливает. Хотя часто требуются горькие пилюли, болезненные уколы. Иначе можно дуба дать. Что, по Вашему мнению, должен сжечь этот кризис в нашей экономике и как она выздоровеет?

— Сжечь некомпетентность и коррупцию, поразившие нашу систему управления экономикой. В ней нет конкуренции, а в органах госрегулирования нет ответственности. В итоге мы одновременно получили провал и рыночных, и министративных механизмов регулирования экономики. Перед нами стоит задача построения принципиально новой системы управления экономикой — ориентированной на развитие, кардинальное повышение конкурентоспособности нашей экономики на передовой технологической основе. В отличие от либеральной политики, где много ума не надо, — достаточно просто говорить, что, дескать, рынок все расставит на свои места, — для политики развития, Инновациионной политики как раз нужно много ума. Нужно иметь квалификацию, нужно иметь чувство ответственности, надо понимать закономерности современного экономического развития, состояние дел в стране. Иначе система дает сбой. Особенно, когда люди друг с другом тесно связаны и действует круговая порука, плюс протеже олигархов по принципу личной преданности. В этих условиях такие качества, как профессионализм, ответственность, компетенция уходят на второй план. При таком стиле управления страна обречена на деградацию. Импульсы, исходящие от руководства страны, теряются в вертикали власти, а инициативы гаснут в бюрократическом болоте некомпетентного безответственного топ-менеджмента. Едва ли можно рассчитывать на успешное вхождение в экономику знаний при сохранении неофеодальной системы управления. Не личная преданность, а компетентность, не круговая порука, а персональная ответственность, не семейно-коммерческие отношения, а деловая и профессиональная репутация должны быть положены в основу кадровой политики. В системе управления должна быть восстановлена конкуренция. Без этого не будет ответственности и компетентности.

<…>

— Полонский — наглядный пример, что и богатые нынче тоже плачут. Есть проблемы у многих миллиардеров из золотого списка «Форбса». И родных, и заморских. Взлетевший по осени на первую строчку рейтинга богатеев планеты Баффет тут же потерял 10 миллиардов долларов. Друг России Берлускони – почти два миллиарда евро. Наши отечественные олигархи, по скромным подсчетам — более 230 миллиардов баксов. Лисин и Дерипаска якобы по два десятка миллиардов, Абрамович — 16… Но, я так понимаю, они теряют не реальные деньги из кошелька, а абстрактные?

— Просто обесцениваются их активы — снижается цена акций и других титулов принадлежащей им собственности. Это закономерный процесс в условиях кризиса Они, конечно, могли бы до его наступления продать свои активы на рынке, получив реальные деньги. Но их тоже надо куда-то вкладывать. Если бы вложили в российскую науку и новые технологии, то, может быть, не потеряли бы …

— И теперь главный вопрос, Сергей Юрьевич. Надо ли дергаться нам, простым гражданам России? Власть по долгу службы успокаивает, мол, все хорошо, прекрасная маркиза, не паникуйте! Так называемые эксперты, аналитики дают прямо противоположные советы, прогнозы. От оптимизма: дескать, теперь поплачут только богатеи, а бедным, то бишь большинству населения, ничего не грозит, до страшилок в виде грядущих бунтов обездоленного народа. Вы не во власти, поэтому не связаны обетом обязательного оптимизма.

— Ответ на этот вопрос во многом зависит от политики властей. Если будет реализован предлагаемый мною план антикризисных мер, то есть шанс не только с успехом преодолеть кризис и нивелировать его последствия, но и воспользоваться ситуацией для вывода экономики России на траекторию устойчивого экономического роста, создав свою собственную финансовую систему с многократно большей мощностью, чем нынешняя и поднявшись на инновационный путь развития. Если же меры не последуют и сохранятся возможности банального разворовывания государственных кредитов, то нас ждет нарастание инфляции, хаоса и спад производства со всеми плачевными вытекающими последствиями. Конечно, некоторые изменения произойдут в любом случае. В частности, будут снижаться цены на недвижимость, падать доллар, дешеветь дорогие предметы потребления …

Евгений ЧЕРНЫХ — 30.10.2008

Добавить комментарий