Альтернатива либерализму

<p><p>28 сентября, в Москве состоится круглый стол православных ученых и общественных деятелей «Выбор пути: альтернативы современному либерализму». Накануне Андрей Савельев ответил на вопросы организаторов «круглого стола».

Угроза реванша либерализма в России

В настоящее время либерализм в России существует в двух формах, обе они проистекают от либерализма эпохи Просвещения, но в нынешних условиях они серьезно трансформировались. Эти трансформации пошли в двух направлениях. Первое направление — бюрократическое. Возникла либеральная бюрократия, которая никак не связана с национальными интересами России, но, тем не менее, она пришла к власти. Фактически это та же самая коммунистическая номенклатура, которая просто сменила лицо, что позволило ей захватить ключевые отрасли хозяйства и большую часть собственности и, по сути дела, приватизировать бюджет страны.

Вторая группа обычно называется «либеральная интеллигенция» — это беспочвенная ветвь интеллигенции, которую также не интересует судьба страны. Ей скорее хочется использовать наше национальное и культурное достояние для того, чтобы бросить его в топку мирового глобального процесса и растворить там. Фактически это люди, которые выступают за ликвидацию национального суверенитета, национальной культуры, национальных различий. Они хотят стереть национальные различия для нас, для русских, а для некоторых народов они напротив, хотят различия сохранить. По их убеждению, мы — население, которому надлежит превратиться в безнациональную человеческую массу и подчиниться представителям групп, которые имеют экстерриториальный статус и распределены по всему миру.

Эти две ветви между собой конфликтуют. В момент разрушения нашей страны, которая некоторое время называлась СССР, а на самом деле это была всё та же Россия (потому что это был тот же народ, та же территория, те же глубинные культурные народные традиции), эти две группировки были объединены общими усилиями. Они уничтожали нашу страну, и то, что многие из них состояли в КПСС, уже не имело никакого значения. Переваливая через рубеж 80-90-х годов эти две группировки были абсолютно едины: либеральная публицистика и демократическая платформа в КПСС. Но в процессе «внутривидовой конкуренции» произошло расщепление: часть либеральной интеллигенции была выброшена из власти. Это люди недееспособные и не договороспособные: типа Немцова, который был не готов профессионально и не знал своего места. Со своей квалификацией он вполне мог бы занимать место главы сельского района, но он хотел занять место вице-премьера. Такого рода людей, как Немцов, просто выбросили на обочину. Именно они сейчас бурлят и пытаются в условиях кризиса найти лазейку, чтобы снова прорваться во власть. В этом смысле либеральный реванш действительно происходит, поскольку либеральная бюрократия полностью провалилась, за два десятилетия превратив величайшую державу в руины, а либеральная интеллигенция, ускользнув от ответственности, теперь претендует на роль главного критика либеральной бюрократии. Но на самом деле либеральная интеллигенция и либеральная бюрократия — это одна и та же политическая сила.

Либеральный реванш возможен, поскольку либеральная интеллигенция может быть профинансирована извне достаточно серьезными силами, которые заинтересованы в дальнейшем разрушении России. И мы видим подъем либерально-демократического движения при активной поддержке СМИ, тех журналистов, которые уже не одно десятилетие занимаются уничтожением  русского национального самосознания. Для них это близкие люди, поскольку сами они не входят в олигархические круги, в номенклатуру, но обслуживают и тех и других. Поэтому либеральный реванш в форме прихода к власти беспочвенной интеллигенции им интересен в плане некой борьбы и склоки, и здесь даже неважно, победят они или нет. Но даже если они победят, то для либеральной журналистики это будет самое интересное и сладкое: описывать перипетии этой борьбы.

Патриотическое движение оказалось между двух огней, когда и те и другие — враги. Поэтому патриотов вытесняют на обочину для того, чтобы две либеральные группировки поделили между собой Россию.

Готовность православно-патриотических сил предложить альтернативу либерализму

Я думаю, что православно-патриотические силы интеллектуально давно к этому готовы. Проект России, какой мы ее хотим видеть, у нас существует, хотя он и не выражен в каком-то документе. Этот проект представляет собой некий поток интеллекта, поток публицистики и научных публикаций, в которых содержится проект настоящей, истинной, вечной России. Главная наша проблема состоит в том, что все наши интеллектуальные и духовные искания, душевные переживания не выносятся на публику, потому что СМИ монополизированы нашими политическими противниками. Они знают: если наш проект получит достойное освещение в СМИ, то либеральный проект будет перечеркнут моментально, так как  подавляющее большинство граждан отвернется от  либералов сразу. Они и теперь-то воспринимаются подавляющим большинством с брезгливостью, но большинство не знает того проекта, о котором знаем мы, православные интеллектуалы.

При определенных различиях в позициях, тем не менее, между православными патриотами есть много общего. Когда мы встречаемся вместе и начинаем говорить о том, какой мы видим Россию, то видим ее практически одинаково. Это значит, что проект существует. Мы можем его формализовать, написать несколько страниц текста и объявить о том, что мы все под этим текстом подписываемся, и что все более-менее дееспособные люди, ученые, политики, публицисты и деятели культуры смогут подписаться под этим документом. Но формализация проекта в виде какого-то конкретного документа — это всего лишь техническое действие, поскольку реально проект уже существует. Наша задача состоит в том, чтобы разработать некоторые детали, например, связанные с государственным устройством, потому что либеральная мысль закреплена в виде действующей ельцинской конституции, которую я называю «программой уничтожения  России». Нам нужен некий правовой проект, в котором были бы расписаны совершенно иные принципы гражданства РФ, формирование высших органов власти, административно-территориального деления. Это в некотором смысле тоже техническая работа, но, тем не менее, ее надо сделать.

Нам надо определиться с тем, какой мы в нашей православно-патриотической среде видим основу правовой системы России. Не Российской Федерации, потому что никогда Россия федерацией не была, а именно России — той о которой мы думаем и мечтаем, истинной и вечной. Эта работа ведется разными группами, сейчас настало время, когда нужно всю работу объединить в некоем документе, условно говоря, в проекте Русской конституции.

Перестройка-2

В каком-то смысле можно говорить о наступлении в России перестройки-2. Многие заметили во время второго срока правления президента Путина начались процессы подобные перестроечным. Началось отступление от государственнической позиции. Например, формирование Общественной палаты, некоего второго парламента. Этот орган составлен в подавляющем большинстве из врагов России. Это буквально то же самое, что делал Горбачев, когда он пытался переместить центр политической дискуссии из партии в парламент, потом партию отодвинуть, а самому стать президентом Советского Союза. При этом он рассчитывал на то, что ничего более не должно было измениться. Просто одну фракцию отодвигали в сторону, а остальные пересаживались в государственные кресла. Партия и идеология отодвигались, оставалась только чистая номенклатура и бюрократия.

Сейчас идет подобный процесс, только народное представительство уничтожено и формируется иное представительство в виде Общественной палаты. Это инфраструктура, это не отдельный орган. По всей стране возникают общественные палаты, якобы выражающие общественное мнение, как бы представляющие интересы граждан, как бы вмешивающиеся в произвол, который возникает в партийной среде действующих четырех парламентских партий, которые поделили право пользоваться привилегиями народных представителей, на самом деле никого не представляя.

Понимая, что сложившаяся система совершенно недееспособна, Путин начал искать какие-то пути для того, чтобы построить параллельную систему. Его действия продолжил Медведев, которые открыто объявил о некой либерализации, к которой он намерен прийти. Правда, реально либерализации нет, но построение  параллельных структур действительно продолжается и такие декларации постоянно делаются. Мы замечаем определенные кадровые движения, изменение статуса губернаторов. Осуществляется попытка правящей группы создать нечто параллельное положенному по закону, принятому ельцинистами. Притом, что либеральная бюрократия фактически не оправдала себя, политический режим не состоялся, она в глазах общества получила такие же негативные оценки, как в своё время КПСС, т.е. всем было понятно в конце 90-х, что КПСС должна уйти. Сейчас в значительной степени уже сложилась убежденность подавляющего большинства граждан, что и эта система не годится, поэтому она должна уйти. Поэтому бюрократия в союзе с либеральной интеллигенцией готовит замену, но так, чтобы опять ничего не изменить, чтобы из кресла в кресло пересели те же самые люди, и гибельный путь для России сохранился.

В этом смысле перестройка-2 действительно происходит. Происходит поиск такого маневра, который избавил бы либеральную бюрократию от ответственности, продемонстрировал бы внешнюю смену режима, ничего не изменив по сути. Это вторая фаза на гибельном пути, второй шаг к пропасти, до которой осталось ровно два шага.

Готовность православно-патриотических сил к объединению

Ответить на этот вопрос однозначно нельзя, потому что прошло более двух десятков лет существования православно-патриотической среды, а реального единства не удавалось достигнуть никогда. Можно сказать, что в 90-е годы неспособность объединиться была связана с некоторыми социалистическими и коммунистическими иллюзиями, которые сохранялись и попали в православную среду. У нас были такие дикие сочетания как «православные коммунисты» и «монархисты-социалисты», все это могло сочетаться в одной голове. Отчасти это сохраняется и сейчас. Это так называемый плюрализм в одной голове — состояние близкое к шизофрении, а в политическом смысле к абсурду.

Сейчас мы подходим к ситуации, когда странные образования ментального свойства постепенно отпадают, выделяется ядро православно-патриотической идеи. Поэтому сейчас создаются некоторые условия для объединения православно-патриотических сил. Но, помимо интеллектуальных и идеологических условий, должны возникнуть ещё и организационные условия. Вот с ними большая проблема. У нас одновременно существует множество центров притяжения, поэтому всё не стекается в одну точку. Есть «Народный собор», появилось на ровном месте «Народное собрание», есть несколько патриотических организаций партийного, политического и неполитического свойства, а единства все не наступает.

Выяснилось, что Россия, к сожалению, перестала быть православной страной, и подавляющее большинство тех, кто идет с нами, наши соратники, — это люди, скорее православные по культуре, и мы ни в коем случае не можем отбрасывать их, это было бы замыкание православных людей в секту. Я думаю, что единственный путь к воссоединению русского движения, в том числе и необязательно напрямую православного, но православного, по крайней мере, по культуре, — это создание коалиции, когда все, кто создал какие-либо структуры, поднял какие-либо флаги и создал концепции, вкладывают свои наработки в единый интеллектуальный банк, не выявляя никаких лидеров, не объявляя ни какую из структур первой. Поэтому создание коалиции — это единственный путь к объединению православно-патриотических сил. Я готов в этом направлении работать.

Коалиция должна объединить личности, которые претендуют на лидерство и способны лидерствовать. Мы со стороны партии «Великая Россия» создавали документ «Национальный манифест» не в качестве нашей эксклюзивной партийной программы, а в качестве вклада в общее дело. И свою организацию мы рассматриваем не как секту, куда мы приглашаем в порядке подчиненности всех остальных. Мы, наоборот, хотим её раскрыть и сделать доступной для всех патриотов. Мы не просто готовы вступить в такую коалицию, но мы также готовы свою организационную структуру и форму предоставить в качестве одного из приделов такой коалиционной группы или коалиционного соглашения.

Добавить комментарий