Нам нужна великая Россия!

<p>Доклад Д.О. Рогозина на Центральном Совете политической партии «Великая Россия» 12 июля 2007 года

Уважаемые коллеги, друзья, соратники!

Прежде всего хочу сказать, что вы молодцы! Потому что перед вами стояла очень не простая задача, и я надеялся, что она будет выполнена. И она выполнена! В короткие сроки нам удалось сформировать основу политической партии, пригласить людей и вовремя представить все необходимые документы в Федеральную регистрационную службу. Это, конечно, серьезнейшая работа. Она показала профессионализм людей, которые встали сегодня под флаги партии «Великая Россия», и которые сегодня возглавляют региональные отделения.

Как говорится, снимаю шляпу.

На сегодняшний момент у нас большая часть актива партии — это бывшие члены партии «Родина». Как позитивный момент надо отметить, что значительное число тех людей, которые раньше не состояли в «Родине», почувствовали, что партия «Великая Россия» в большей степени выражает их собственные интересы, и — они стали нашими соратниками.

В целом думаю, что мы поставили сложную задачу перед чиновниками Федеральной регистрационной службы. Если представить, что они будут излишне дотошно, излишне избирательно подходить к проверке актива партии «Великая Россия», им предстоит убедиться, что люди не просто добровольно присоединились к нашей организации, но они являются самыми убежденными и последовательными сторонниками идеологии сильного государства, Великой России.

Прошу прощения , что не смог заслушать все доклады наших коллег. Но готов поспорить с мнением некоторых ораторов о том, что «люди, которые находятся во власти, должны уйти». Это несколько наивное представление. Люди, которые приходят во власть, добровольно оттуда не уходят. И никогда они свои ошибки признавать не будут, даже если эти ошибки абсолютно очевидны.

Кому-то хотелось бы представить, что нынешняя власть — гнилая, что она — на глиняных ногах. Это не так. — Она очень консолидированная. Она настолько консолидированная, что я не припомню, чтобы когда-то центральная власть была так жестко выстроена сверху донизу, когда все люди во власти, были лично обязаны своему начальнику своим карьерным возвышением. Дело в том, что эти люди, работающие в федеральных органах власти, при конкурентоспособной демократической системе власти вряд ли бы там оказались. Скорее всего, они оказались там именно в силу корпоративного характера устройства нынешней власти – кто-то где-то с кем-то вместе работал, учился или жил по соседству.

Например, Николай Владимирович Левичев, известный многим нашим соратникам, которые имели счастье побывать в рядах «Справедливой России», как мощный партийный босс, жил в одном подъезде с Сергеем Михайловичем Мироновым. То есть там очень старые и тесные отношения. А вы хотите, чтобы они были разрушены! Они не будут разрушены. Они сцементированы личной привязанностью, общей биографией, общей службой, общей учебой. И такого не будет, что мы скажем — уходи и они скажут: извините, пожалуйста, мы пошли! Политика — это всегда борьба. И в политике, прежде всего, уважают не мозги, или певческий дар, или ораторский талант. Там локти уважают. А также чувство локтя.

Поэтому надо иметь в виду, что нам предстоит серьезная работа. А для того, чтобы с ней справиться, наша политическая партия должна быть силой, с которой будут считаться, которую будут уважать, которую будут признавать.

Если мы реально не будем существовать, а будем собираться на свои заседания и делать громкие заявления, стуча чахлым кулачком в цыплячью грудь, что, мол, «продали Россию» и т.д., то — ничего не произойдет. Более того, может быть, нас воспримут на какой-то момент серьезно, как это было год назад с «Другой Россией». «Другая Россия» это разве сила? Признание властью проблемы, которая исходит якобы от «Другой России», есть свидетельство неадекватности самой власти. Это очевидно. Мы видим, что весь телевизионный эфир сегодня буквально слипся — что один канал, что другой. Включаешь Первый канал, или канал «Россия», или канал НТВ — видишь одно и то же. Один и тот же видеоряд, одни и те же новости. Нет ни особого мнения, ни конкуренции. Почему? Потому что есть один заказчик, который определяет, что показывать, кого показывать и как показывать. Но проблема этого заказчика состоит в том, что потом сам же он сидит у телевизора и черпает информацию о том, что происходит в стране, из тех же новостей, которые он только что заказал. Отсюда неадекватное представление о «Другой России» и всей прозападной оппозиции. – Ой, батюшки, «Другая Россия»! Каспаров, Касьянов — какой ужас! Это монстры. Они сейчас нас сметут, они въедут на белых конях, на тачанках!

На самом деле это преувеличенное представление об угрозе, которая исходит из так называемого либерального фланга. И не Кремль разрушил «Другую Россию». Они сами друг друга передушили. Касьянов теперь не ходит на «Другую Россию». Национал-большевистская партия будет переименовываться и воевать с Лимоновым. У них целый ворох кандидатов в президенты. Вместо того, чтобы просто не обращать внимание на это недоразумение современной российской политики (я имею в виду попытку либерального реванша с оранжевым подтекстом), Кремль создал им роскошную рекламу. Слава Богу, сейчас как будто остановились, — теперь само все распадается. В нынешней Российской Федерации, я уверен, у них шансов практически нет.

Что касается президента и его поведения накануне парламентско-президентских схваток, то я хочу сказать, что действует он достаточно жестко и умно. Обратите внимание: центральная власть всякий раз повторяет, что по Конституции можно быть президентом только два срока подряд. И при этом президент все время подчеркивает слово «подряд». То есть он намекает, что после небольшой паузы он сможет вернуться. Более того, последнее позитивное решение по Олимпиаде-2014 инициировало целый всплеск настроений типа: «Владимир Владимирович, мы хотим, чтобы Вы открыли эту Олимпиаду в Сочи именно как президент». То есть намек на то, что 2014 году он снова должен быть президентом. Сделано очень грамотно. Почему? Потому что как только бы он сказал определенно, что в 2008 году он закрывает за собой дверь в Кремль и уходит на пенсию, моментально вся эта околокремлевская свора, все эти региональные элиты забыли бы дорогу в его кабинет. Они бы сразу побежали присягать «преемнику». Поэтому Путин не хочет казаться «хромой уткой». Он не собирается быть человеком, который ничего не решает. Он подчеркивает — «Я ухожу ненадолго, я скоро вернусь!» Впрочем, возможно, он на самом деле так и не думает. Возможно, у него вообще нет планов возвращаться в верховную власть в качестве президента, но с точки зрения политика действует он абсолютно верно.

Второе, что он делает правильно — обратите внимание — это ситуация с преемниками. Их было два, теперь уже и третий появился. Мы не понимаем, кто этот третий.

Один мой очень информированный коллега, с которым мы за чаем обсуждали разные политические фигуры и конфигурации, на мой вопрос, может ли… один всем очень известный политик быть кандидатом в президенты, ответил: «У официанта, который сейчас нам сушки носит, больше шансов стать президентом, чем у сильного и независимо мыслящего человека из элиты».

Итак, почему этих кандидатов много? По той же самой причине, о которой я сказал. Как только Путин покажет на одного из них, то тогда все побегут именно к этому. А Президент не хочет упускать бразды власти ни на секунду до того момента, пока он официально не простится со своей должностью. Поэтому у нас два первых вице-премьера. Сейчас появился еще один вице-премьер, возможно, еще какая-то фигура всплывет. Вот сейчас вы услышали, что уходит в отставку Секретарь Совета Безопасности Игорь Иванов. Возможно, фигура, которая появится на месте Секретаря Совета Безопасности – это еще один из возможных кандидатов. И в этом контексте, надо сказать, что Президент действует грамотно. Он создает ситуацию непредсказуемости, когда единственный, кто определяет, кому властвовать в элите, как управлять этой элитой, это он сам и есть. И никто иной. Поэтому именно он сохраняет за собой абсолютный выборный ресурс, который можно придать либо какому-то конкретному человеку, либо партии, которая, если он пожелает, способна прийти к власти.

Что касается «Справедливой России» и ее противостояния с партией «Единая Россия», мне кажется, что здесь у нас на глазах происходит некий пересмотр сценария, ранее начерченного самим Президентом. Судя по всему, Путину хотелось бы, уходя с должности Президента, оставить после себя достаточно предсказуемую, сбалансированную политическую систему, где есть и сдержки, и противовесы. Ту вертикаль, которую он выстроил под себя лично, он не будет никому передавать. Это слишком опасно. Вдруг она будет развернута против того, кто и передал эту власть. В политике так часто бывает.

Сегодня совершенно очевидно, что после 2008 года нынешняя архитектура власти, нынешняя иерархия власти будет видоизменена. И появится несколько центров силы. Но на сегодняшний момент, пока еще Путин у власти, пока он контролирует ход парламентских выборов, говорить о том, что «Справедливая Россия» станет спарринг-партнером «Единой России» и ей будет дан ресурс, сопоставимый с «Единой Россией», неправильно. Это была ошибка изначально. Почему?

В Москве, конечно, можно создать массу различных политических партий. У нас здесь столько «важных» людей, столько политических бомжей — хоть на каждого по партии делай. Но в регионе, в субъекте федерации, в крае или области — есть только один начальник. Это – губернатор, глава администрации или президент национальной республики. Там – строго единая архитектура сверху донизу. Все нанизано на единый шампур. И вдруг появляется «Справедливая Россия» и Миронов с его амбициями, который долго молчал, унижался, подстраховывал Президента в сложных ситуациях, что неминуемо отражалось на его репутации, опускало его рейтинг – до уровня одного процента. И пришел, наконец, его «звездный час». Ему говорят, что ты будешь «второй ногой», или… второй партией власти. Но при этом те, кто предложили Миронову сыграть именно такую роль, не подумали о самом главном – о регионах. О какой оппозиции в регионах можно говорить, если там губернаторы от имени партии «Единая Россия» контролируют всю вертикаль власти, и где не может быть никакой оппозиции, и никакой «второй ноги» власти. Какая еще оппозиция, если губернатор в сегодняшней России – абсолютный и самовластный хозяин региона, почти царь и тиран. И, представляете, что может получиться, если им скажут: все, баста, концепция меняется. Есть, мол, не только «Единая Россия», но еще и «Справедливая Россия» и ты, губернатор, должен назначить себе оппозицию. Это для губернаторов будет означать только одно – приказ вырастить на собственные деньги собственного могильщика, который потом его же торжественно и похоронит.

Таким образом, в элиту вносится раскол. Каждый чиновник начинает думать – а почему я должен быть в «Единой России», может быть, мне все-таки быть в «Справедливой России»? Возникает щель во власти, которая реально опасна для стабильности. И когда Путин понял, что такой вариант крайне опасен для политической системы, которую он сам лично выстроил, он логично решил умерить аппетиты партии «Справедливая Россия». В том числе, нагибая ее в тех вопросах, которые казались бы крайне выигрышными с пропагандистской точки зрения.

Так, в пятницу в Совете Федерации прошло голосование по договору с Татарстаном, на котором некоторое время назад Миронов пытался сделать себе реноме борца с сепаратизмом, «завернув» этот договор, и «предотвратив» было развал Российской Федерации. Теперь с этой ролью ему пришлось проститься, и он вынужден был подмахнуть этот дезинтегрирующий Федерацию договор. Почему – это вопрос для простаков? А ответ таков — на самом деле не будет никакой второй партии власти. «Справедливая Россия» будет такая же маргинальная политическая партия, как и все остальные партии от оппозиции. Вот и все.

Поэтому, когда мне вдруг начинают говорить, что нам нужно оппонировать «Справедливой России», я говорю: ни в коем случае! Забудьте про эту партию, к «Родине» она не имеет никакого отношения и не является для нас серьезным оппонентом. Поэтому ни в коем случае не поддавайтесь соблазну выступать против «Справедливой России». Это не годный оппонент для вас.

Когда была выборная кампания 2003 года, я, как руководитель избирательного штаба блока «Родина», долго думал, как построить эту кампанию? Как сделать так, чтобы никому не известный блок, наспех слепленный, сформированный только из ярких личностей, но не имеющий ни региональных отделений, ни денег, ни узнаваемости, — провел выборную кампанию успешно. У нас была задача ворваться в выборную кампанию, сделать блок «Родина» главным явлением этих выборов, а для этого нужен был серьезный спарринг-партнер, оппонент, очевидный, контрастный, яркий и абсолютный для нас антипод. Таким оппонентом для нас стал Союз Правых Сил. Не «Яблоко», бессменный лидер которого Григорий Алексеевич Явлинский слишком размяк и раздобрел в Государственной Думе. Нет, нам нужен был жесткий хищник. Им стал Чубайс, который по неосторожности своей или по недомыслию решил возглавить список Союза Правых Сил на этих выборах. И мы их разгромили. Именно в жестком противостоянии с оппонентом можно победить.

Ошибка коммунистов в выборах 2003 года была в другом. Они подумали, что они такие же крутые, мощные, толстые как «Единая Россия». «Единая Россия» могла себе позволить не ходить на дебаты, не иметь оппонентов, а только в наглую использовать телевизионный эфир, заполняя теленовости бравурными отчетами о том, как они мост перебросили через Оку, или где-то дом построили для пенсионеров. За счет, кстати сказать, бюджетных денег. И они так вели выборную кампанию. Плюс поддержка Путина, который даже на съезд к ним пришел. А коммунисты должны были ходить на дебаты, сражаться, отстаивать свою точку зрения. Но на дебатах они так и не появились и получили в итоге достаточно низкий результат.

Поэтому, если «Справедливая Россия» является сегодня лишь тенью «Единой России», достаточно бледной, то как мы с вами можем сражаться с тенью? Ни в коем случае! «Великой России» нужен мощный, жесткий, агрессивный оппонент. Это должна быть политическая партия или конкретная личность.

Кроме того, мы должны создать и взять на вооружение серьезную позитивную программу. То есть мы должны предложить некое иное будущее. Некоторые политики пытаются быть против Путина, но на самом деле надо быть лучше Путина. Так и здесь – надо быть не против власти как таковой. Надо предложить такую программу, такой проект будущего России, который будет очевидно лучше, привлекательней, четче начерчен в наших программах, чем тот проект, который рисует Партия власти. Надеяться, как некоторые наши наиболее радикальные сторонники, на некую революционную ситуацию, на то, что все недовольны властью, и что сейчас народ поднимется… — Слушайте, не надо рассказывать сказки. Сейчас никакой революционной ситуации в России нет, и в обозримой перспективе не предвидится. Сейчас ситуация достаточно успокоенная, может быть, за счет безусловной харизмы российского Президента – нынешнего лидера, который умело вслух произносит то, что у нашего народа на уме.

Поэтому надо выбирать другой путь, более сложный, более долгий, но более надежный с точки зрения того, чтобы достичь цели. А цель, как у любой политической серьезной силы, одна – прийти к власти.

Что касается задач, которые мы ставим перед собой на ближайший период. Я не хочу слышать никаких победных реляций или вот таких шапкозакидательских высказываний, что «наша задача – победить на этих выборах». Давайте не будем строить иллюзий. Наша задача сейчас не эта. Победить на выборах или прийти к власти – это задача второго, третьего этапа.

Сейчас наши задачи таковы.

Первое – легализоваться как политическая сила, имеющая право участия в избирательных кампаниях всех уровней.

И второе – закрепиться во власти, в том числе, в исполнительной власти. Поэтому, я считаю, что на сегодняшний момент крайне важно использовать любую лазейку для того, чтобы наши представители входили в исполнительную власть, занимали там позиции, подтягивали к этой работе своих соратников. То есть, надо делать то, что делает, правда, при гораздо более благоприятных условиях, нынешняя федеральная власть. Надо подтягивать своих, создавать корпорацию соратников во власти. Вот это нужно делать. И это реальная задача.

Что касается позитива. Если вы внимательно прочтете высказывания Президента, то обязательно обратите внимание на то, что сегодня власть федеральная, Кремль во многом следует той повестке дня, которую мы с вами начертили. Посмотрите все инициативы, которые приняты сейчас на вооружение федеральной властью. Мюнхенская речь Путина – это все то, о чем мы давно говорили, в том числе я лично говорил это самому Президенту. Наконец, он сам это произнес. — Спасибо!

Послание прошлого года, связанное с демографией, сбережением нации – это вообще проект нашей программы, программы Политической Партии «Родина». Впрочем, я сейчас говорю не про то, как она реализуется, а о том, что она начертана нами и ставится на повестку дня президентом.

Борьба против нелегальной миграции, установление порядка в межнациональных отношениях. Это мы об этом первые говорили. Помню, нас с Андреем Николаевичем Савельевым на совете Государственной Думы попрекали в том, что мы подготовили чуть ли не шовинистический, ксенофобский законопроект о запрете иностранным гражданам торговать на продовольственных и вещевых рынках в российских городах. Проходит два-три месяца, «Родину» тогда уже поснимали со всех выборов, и — вдруг, появляется слово в слово наш законопроект, но уже внесенный президентом Российской Федерации. И «Единая Россия», которая истошно вопила, что наш проект «фашистский», — теперь на «Ура!» за него проголосовала.

Правда, мы предлагаем системный и комплексный подход к решению проблемы, и тот наш законопроект является только одним из элементов нашей программы по борьбе с нелегальной миграцией, по упорядочению миграционных потоков в Российской Федерации, по борьбе с этнической мафией. Тем не менее, и это позитив, потому что мы видим дальше них, и мы навязываем «партии власти» свой путь решения важных государственных проблем. Мы подталкиваем власть, куда следует идти. — Вот в чем наша сила!

Мы всегда стояли на этой позиции, Мы никогда не менялись. Менялась, может быть, вывеска, менялись общественные организации, в которых мы состояли, политические партии по-разному назывались. Но сами-то мы не менялись. Мы всегда придерживались этих взглядов – и пять лет тому назад, и десять, и пятнадцать, и двадцать. И то обстоятельство, что люди, облеченные властью, эволюционируют в нашу сторону, — это крайне позитивный момент. Поэтому «Великая Россия» должна стать легализованным инструментом борьбы наших сторонников, нашего актива за представительство во власти.

Что касается более жестких акций, акций на грани фола, то «Великая Россия» не должна этим заниматься. Есть для этого достаточно много других организаций в патриотическом и национальном спектре. «Великая Россия» — это Партия Политического Центра. Ни в бок, ни слева, ни справа. Я настаиваю, что она должна быть в центре, потому что нашей задачей является превращение нашей идеологии в доминирующую идеологию в Российской Федерации, в правящую, в господствующую идеологию. Именно потому мы должны быть не где-то сбоку, а именно в центре. Пусть спектр к нам приближается, пусть они сюда сдвигаются.

И самое важное, что еще я хотел бы сказать. Мы не должны быть самым правым политическим элементом в российской политической жизни. Иначе велика опасность того, что «Великую Россию» попытаются сбросить с кювет экстремизма, шовинизма и навешать на нас ярлыки. Это крайне опасно. С этим надо бороться.

Нельзя улыбаться, когда нас шельмуют. Бороться с этим надо. Не надо страдать и унывать от этого, но бороться с этим нужно. Никаких ярлыков мы не позволим на себя повесить. Как бы мы ни пытались быть сдержанными, наши оппоненты будут пытаться это делать.

Теперь, что касается наших отношений с властью. Мы должны выйти с ними на прямой открытый диалог и предложить следующую формулу.

Первое — мы предлагаем федеральным властям, администрации президента Российской Федерации действовать строго по закону. Если документы, которые мы подали в Федеральную регистрационную службу, соответствуют всем требованиям закона, а мы знаем, что соответствуют, федеральные власти должны зарегистрировать партию в те сроки, которые позволили бы нам принять деятельное участие в предстоящей парламентской федеральной кампании. В ответ на законные действия федеральной власти мы, в соответствии Конституцией Российской Федерации, гарантируем, что будем защищать права наших избирателей и представлять их интересы в федеральной власти. Прежде всего, в Государственной Думе. Я предлагаю назвать такого рода договор законной сделкой – вы регистрируете, мы ведем себя ответственно, законно, что, собственно говоря, естественно для нас, поскольку мы все конституционалисты, законники, даже в большей степени, чем те, кто сегодня нам противостоит. Потому что, если бы мы не были законниками, мы давно бы прибегли к другим, достаточно мощным инструментам влияния на власть.

Это наша страна. А мы не «оранжевые». Мы патриоты своей державы, и ничего расшатывать не собираемся. Но мы настаиваем, что те политические взгляды, носителями которых является сегодня партия «Великая Россия», должны быть представлены в парламенте. И они, безусловно, полезны для страны, и полезны для власти, потому что она эволюционирует в нашу сторону. Они полезны для будущего парламента, потому что, если парламент не представляет эти социальные, политические силы, которые реально существуют в обществе, то это не парламент, а промокашка, чтобы убирать кляксы на тех законопроектах, которые наспех пишутся в администрации президента.

Теперь очень кратко я попытаюсь сформулировать тот образ политической партии «Великая Россия», которую мы вместе с вами строим.

Первое. Партия «Великая Россия» это народная партия в том смысле, что она опирается на массовую поддержку, а не на административный ресурс. Без обиды говорю по отношению к другим партиям, потому что наша партия реально сегодня формируется на независимой основе. И люди, которые ее строят, независимы по отношению к власти.

«Великая Россия» — это требование времени — такая сила в стране реально должна быть. Потому что, если ее не будет, в стране произойдут эксцессы. Причем, в самых тихих уголках, таких как Кондопога.

Нельзя делать вид, что проблем в межнациональных отношениях не существует. Нельзя не говорить о проблемах, которые связаны с внешними угрозами по отношению к нашей стране. Нельзя не говорить о проблемах расколотости нации, о том, что она сегодня деморализована. Не говорить об этом нельзя, но и не создавать при этом политическую партию, которая могла бы вести активный разговор на эту тему, тоже нельзя. Поэтому я уверен, что такая политическая партия является народной по своей сути, потому что она живет жизнью народа. Она не марионеточная в отличие от многих других, которые получили лицензию на свою регистрацию, на допуск к выборам, а потому будут согласовывать все с теми, кто им эту лицензию выписал.

Второе. Партия «Великая Россия» это массовая партия, а не диванная московская тусовка. Это реальная организация, которой мы должны научиться управлять. Думаю, что ни у кого из нас нет должного опыта в том, что касается управления большими, массовыми организациями. Но люди, которые пришли в организацию — это около 60 тысяч человек — ждут, что будет дальше. Что дальше? Где действия, где программа, где смысл существования их в этой организации? Где профессиональные цеха, которые должны появиться внутри структуры? Это очень важно. Подумайте на эту тему. Ведь каждый из нас имеет какие-то свои профессиональные интересы, образование, хобби. И конечно, внутри политической партии — все соратники и единомышленники. Каждому хотелось бы еще найти соратников и единомышленников по профессиональному интересу.

Третье. Партия «Великая Россия» это партия национальных патриотов. То есть перевожу на русский язык: национальные патриоты — это люди, которые ставят в равной степени высоко интересы своего народа, то есть нации, и интересы своего Отечества, то есть страны, государства, которое построено этим народом, этой нацией.

Четвертое. Партия «Великая Россия» должна быть партией передовых политических идей и политических технологий. Нам надо научиться проводить свои мероприятия. В работе с массами мы должны найти новые формы. Все формальные мероприятия должны проходить без прессы, то есть – поспорили, отголосовали, приняли. Но когда мы открываемся уже журналистам и нашим сторонникам, мы должны без запинки транслировать им яркие цели и четкие, осмысленные задачи. Каждый съезд должен превращаться в яркое представление лидеров и политической программы, в мощный партийный манифест, способный потрясти врагов и воодушевить друзей «Великой России». Эту технологию мы должны, безусловно, освоить и впредь проводить наши мероприятия только таким образом.

Что касается идей. Наши идеи — передовые и полезные для нашей державы. Россия не может быть не понятно чем — то ли это плавильный котел этносов, то ли это государство отдельных народов, которые друг с другом не общаются. Так мы легко докатимся до геноцида, либо до сегрегации, как в фильме «Брат-2», где парень зашел в бар для афроамериканцев и там сразу наступило молчание, как будто в зал вошли инопланетяне пивка хлебнуть. Мы, к сожалению, двигаемся именно в этом направлении. Жириновский недавно придумал новый лозунг, который, на самом деле, — наш старый тезис: Будет хорошо русскому народу, будет хорошо всем коренным народам России. У КПРФ есть русский проект, у «Единой России» — тоже. Была бы жива и поныне дореволюционная еврейская национальная партия «Бунд», у нее тоже был бы свой русский проект – настолько «модным» стал сейчас русский вопрос. Но мы должны понимать, что «Великая Россия» — стержневая партия в этом вопросе, и мы должны продолжать на современном уровне развивать нашу идею.

Что касается передовых технологий, надо иметь в виду вот что. Я сейчас скажу вещь, может быть, немного парадоксальную, но я думаю, что вы со мной согласитесь. Вопрос не в том, сколько членов в политической партии. В «Единой России» — больше миллиона. А если жахнет, бабахнет, жареным запахнет, сколько они людей выведут на улицы? Нет, не на автобусах, как Нашисты — за «отслюнявленные» в Кремле возят студентов и школьников. Реально сколько выйдет их защищать? Бориса Вячеславовича Грызлова, товарища Володина-саратовского, товарища Чилингарова-арктического? Сколько выйдет людей защищать «Единую Россию»? Никто не выйдет! Кто пойдет выручать Миронова, если за ним приедет «черный воронок»? Да никто не выйдет. За них никто не выйдет!

Поэтому проблема не в массовости политической партии. Мы не должны искать работу для наших активистов.

Самое главное – мы выдержим любой накал выборной кампании, если в каждом регионе, в каждой региональной организации будет не только 20, 30, 50 тысяч активистов, но хотя бы всего 50 ловких, умелых, опытных, профессионально подготовленных политических управленцев. 50 человек на регион достаточно для того, чтобы справиться с любой выборной кампанией. Но они должны быть. И вот здесь вопрос. Имея 5 или 10 тысяч в одном региональном отделении, всегда ли среди них есть хотя бы 20 подготовленных управленцев? Или это просто масса наших сторонников, которые в случае чего не смогут должным образом организоваться.

А именно так было в «Родине». Когда кризис наступил, актив чего-то ждал, он был абсолютно не организован. А руководители некоторых региональных отделений просто скурвились и «слили воду». От этого партия и потерпела поражение. Поэтому обязательно в каждом регионе ищите таких людей. В каждом селе должен быть дед Щукарь,- наш дед Щукарь, который на лавочке сидя, беседуя со своими односельчанами, будет говорить: «Есть такая партия — «Великая Россия», бабки!»

Партия «Великая Россия» должна быть партией строгой, дисциплинированной, внутренне сплоченной. И сплоченность эта произойдет именно потому, что появится тот самый внутренний костяк, это белая косточка внутри самой организации.

Еще одно отличие партии «Великая Россия» в том, что она является партией общенациональной в том смысле, что мы работаем со всеми диаспорами. То есть, в России нет ни одной политической партии, которая могла бы работать и с русскими, проживающими в Берлине, в Чехии или, скажем, в Парагвае. А поскольку у нас есть КРО — Конгресс русских общин — в качестве активного общественного сторонника партии, то мы сейчас ведем большую работу по установлению контактов с нашей диаспорой, с русскими общинами и, возможно, с диаспорами других коренных народов России, которые хотели бы сотрудничать с нами на благо воссоздания великой страны. Поэтому наша партия не упирается в пределы Российской Федерации. Она выходит далеко за них.

Наша партия — это партия национального мира и межклассовой солидарности, потому что только национальные идеи — не разделяют, а — объединяют национального предпринимателя и работника, жителя столичного мегаполиса и селянина. В борьбе за общенациональные интересы они будут рядом – плечом к плечу. Это партия, которая сможет установить баланс, гармонию в межнациональных отношениях. Но эта гармония возможна только в том случае, если мы сможем общими усилиями, в том числе людей, которые не принадлежат к русскому этносу, восстановить ответственность великого русского народа, великорусского народа — за огромную нашу общероссийскую государственную конструкцию. Поэтому только партия «Великая Россия» является партией, способной сплотить нацию на решение главной задачи.

А какова эта главная задача? Спросите у «Единой России» — какова главная задача вашей политической партии? Они скажут — мы партия Путина. Вот, что он сказал, — так мы за это! Спросите «Справедливую Россию» — вы за что? Ответят — мы партия президента! Что он сказал — так мы за него. То есть разница между «Единой Россией» и «Справедливой Россией» — в том, что одни любят Путина, другие любят президента.

В чем смысл «Великой России»? — Он вытекает из самого названия партии. Партия «Великая Россия» хочет сделать так, чтобы слова «Великая Россия» писались без кавычек. То есть мы за то, о чем Столыпин говорил: Нам нужна великая Россия. Вот лозунг будущей выборной кампании. Запомните его: Нам нужна великая Россия!

Начало этой фразы все хорошо знают.

Но что такое великая Россия в нашем понимании?

Первое – это, конечно, в территориальном смысле решение проблемы с непризнанными республиками. Лишней земли не бывает. Поэтому вопрос Приднестровья, вопрос других непризнанных республик будет нами решен. Мы являемся правопреемниками Советского Союза, и те территории, те граждане, которые хотят быть нашими соотечественниками, будут ими. И не нужно для этого искать какое-то Косово в качестве предлога для принятия решения по существу. Решение уже принято. Это касается и Республики Беларусь. С белорусами мы будем жить в одном государстве..

Второе. Мы считаем, что «Великая Россия» это демократически организованное и внутренне солидарное общество, которое формирует самостоятельно собственные институты власти. В этом вопросе администрация президента не понимает одного: построить сверху высоко организованное и независимое от внешнего влияния общество невозможно. Нельзя сдерживать демократические начала внутри самой страны.

Приведу один пример. Помните, сколько партий было допущено до выборов? 40, 50 партий. 93-й, 95-й годы. И все говорили: так много партий, такие бюллетени огромные, люди не разберутся, бабушка не найдет там своих «касатиков». — Бабушки своих касатиков всех нашли. И всегда политических партий в российской Думе было не больше шести. Все остальные получали в пределах статистической погрешности ноль с чем-то. Сегодня точно знают за кого голосовать, несмотря на то, что этих партий может быть и 50, и 60.

Люди у нас очень и очень не глупые. Очень себе на уме. Если мы хотим, чтобы демократия была реально суверенной, то надо доверять своему народу. То есть — общество должно быть демократическое. Нам это крайне важно, поэтому партия «Великая Россия» должна помочь восстановить демократические свободы в стране, или, как я говорю, «принудить власть к демократии». Если мы сможем это сделать, то нам это будет выгодно, прежде всего, потому что в открытом поединке, в дебатах в прямом эфире, у барьера или без барьера, у нас оппонентов не будет. И среди наших активистов мы найдем огромное количество политически подготовленных людей, способных четко и профессионально положить на лопатки любого оппонента на любой дискуссии, на любых дебатах. Поэтому чем больше будет свободы на телевидении, в средствах массовой информации, тем ближе будет легальная, законная победа сил, которые представляет сегодня партия «Великая Россия».

Одна из наших задач — построение великой страны, построение такой системы власти, при которой произойдет самореализация российского общества как великой мировой нации. Для государства мы намерены восстановить статус великой державы. А для каждого гражданина — надо добиваться того, чтобы у нас каждый человек не был винтиком и шпунтиком, не был отверточкой для счастья, а — мог сам реализоваться как профессионал, как семьянин, как гражданин государства, для которого он сам важен так же, как и государство для него. Люди у нас талантливые, хозяйственные, придерживаются семейных ценностей и вообще – патриоты!

Если мы сможем сформировать политическую программу, простым языком изложить ее и донести до большой массы людей, сформировать внутри самой политической партии костяк, и четко объяснить, что мы — за великую Россию без кавычек, — тогда мы можем говорить о победе. Но она будет сложной для нас. Я не обещаю вам никакого яркого будущего. Будет сложная борьба.

На всякий случай мы продумываем разные варианты, разные сценарии. Я не исключаю, что если будут задержки с регистрацией, и мы не будем попадать в избирательную кампанию, мы можем провести наших активистов по спискам одной из партнерских, дружественных политических партий. Предварительные договоренности об этом у нас есть. В любом случае мы будем участвовать в этих выборах. Поэтому прошу вас не расхолаживаться.

Что касается самой политической структуры, надо дождаться ее регистрации. Думаю, что «Великая Россия» сможет освоить те задачи, которые она сама перед собой поставила.

А Центральному совету и избранным органам партии я желаю последовательной, четкой, дотошной работы, чтобы подготовить Первый Внеочередной съезд. Он должен пройти в первой декаде сентября. При любом раскладе он состоится и при любом сценарии он примет решение об участии в выборной кампании. Но не забывайте, путь будет тернистый. Обязательно надо стремиться к тому, чтобы интегрироваться во властные структуры, надо ставить задачу легализации и закрепления наших людей в исполнительной власти.

Желаю успехов.

Добавить комментарий