Антипросвещение

<pШигалёвщина» как идеология реформы образования

Некогда Н.В. Гоголь писал: «Просвещение наносное должно быть такой степени заимствовано, сколько может оно помогать собственному развитию, но что развиваться народ должен из своих же национальных стихий». У нас всё происходит наоборот. Перенимая западный опыт, мы нещадно корёжим нашу систему образования. Исторически у России и Европы был разный подход к науке и образованию. Как формулирует это различие доктор культурологии профессор Ю.А. Помпеев: «На Западе поиски научной истины — это самоцель. Фауст и душу был готов продать нечистой силе за научное познание. В России — не так… В России говорили: «Наука только умного учит», «Дураку наука — что ребёнку огонь», — то есть выше научного познания ставилась некая мудрость души. Или вот ещё: «Не собрать корабля без гвоздей — не будет праведника без книжной науки». Наука, научное познание — это помощь праведнику в становлении души. Вот что такое «русская наука»: не изобретение собственных законов природы, а приспособление этих законов под общий строй народной, праведной жизни. Вот она — православная этика, вот то, что нас делает русскими людьми. Её можно забыть, её можно подменить «общечеловеческими» ценностями. Но почему-то из всех этих ценностей нам прививают только любовь к деньгам…» В царской России министерство Образования именовалось министерством Просвещения. И в этом различии названий заключена разница задач: не напичкать ребёнка всевозможными знаниями, но просветить его душу, воспитать. «Воспитание человека начинается с его инстинктивных корней, — писал И.А. Ильин в своей статье «О духовности инстинкта». — Оно не должно сводиться к разглагольствованию или проповеди; оно должно сообщить ребенку новый способ жизни. Его основная задача не в наполнении памяти и не в образовании «интеллекта», а в зажигании сердца. Обогащенная память и подвижная мысль — при мертвом и слепом сердце — создает ловкого, но черствого и злого человека. Вот почему образование без воспитания есть дело ложное и опасное. Оно создает чаще всего людей полуобразованных, самомнительных и заносчивых, тщеславных спорщиков, напористых и беззастенчивых карьеристов; оно вооружает противодуховные силы; оно развязывает и поощряет в человеке «волка»».Нынешняя школа не просвещает, а лишь набивает голову ребёнка определённым количеством информации, не беспокоясь даже об её усвоении. Огромный перевес делается в сторону точных наук, ради которых приносятся в жертву русский язык, литература и история, то есть предметы, формирующие личность, воспитывающие человека и гражданина. И.А. Ильин писал в уже упомянутой статье: «»Воспитать» значит сделать из ребенка не преуспевающего человеко-угодника, а духовно-зрячего, сердечного и цельного человека с крепким характером. А для этого надо зажечь и раскалить в нем как можно раньше духовный «уголь»: чуткость ко всему Божественному, волю к совершенству, радость любви и вкус к доброте. Это откроет ему путь вверх и даст ему духовную свободу. И тогда может однажды настать тот прекрасный день, когда им действительно овладеет сверхличное пламя духа и он явится людям, как Божие орудие, как светящий и призывающий факел своего народа».Российские власти очевидно преследуют цели противоположные. На днях стало известно об очередных нововведениях в рамках реформы образования. В её основу могут лечь «замороженные» разработки Минобрнауки. Речь идет о профильной старшей школе и новых школьных стандартах, в частности, предусматривающих включение в программу таких предметов, как «основы предпринимательства». Также во время реформы будет поднят вопрос о необходимости приоритета в школьном образовании естественных наук (например, математики). При этом экзамены по системе ЕГЭ будут, возможно, разграничены: гуманитарии станут сдавать только гуманитарные предметы, технари — точные. Власти откровенно взяли курс на сужение образовательной базы и придание образованию окончательно специализированного характера. По-видимому, логика реформаторов проста: главное, что необходимо уметь человеку, зарабатывать и считать деньги, а для этого не нужны ни Пушкин, ни Достоевский, ни Толстой, не нужна история, не нужна культура. Так убивается душа поколения. Душа народа. Образуется стадо. Человечина. Воспитывается не Человек, а наёмный клерк, специалист узкого профиля, раб. Человек, способный стать факелом, опасен, поэтому нужно принять все меры, чтобы устранить такую опасность на корню: снизить уровень образования, опустошить душу. Такой подход российской власти очень напоминает «шигалёвщину», программу Шигалёва из романа Ф.М. Достоевского «Бесы»: «Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда захватывали власть и были деспотами. (…) Не надо образования, довольно науки! И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только недостает, послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство. (…) Необходимо лишь необходимое, вот девиз земного шара отселе. Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. У рабов должны быть правители». Такая политика свойственна завоевателям в отношении покорённых народов. Такую политику на оккупированной территории предполагали вести идеологи 3-го рейха…Плоды антиобразовательных реформ последних лет ощутимо сказываются уже сейчас. Нынешний выпускник школы зачастую не знает элементарных вещей. «Разве Жуков командовал в ВОВ? А когда тогда Кутузов был?», «- Ты читал «Обломова»? – Нет, а что он написал?», «Кто такой Третьяков?» – я привожу лишь вопросы, которые мне приходилось слышать лично, причём от выпускников, имеющих очень хорошие аттестаты, и список этот можно продолжать. Мы часто иронизируем об уровне образования в США. Людмила Сараскина, преподававшая в одном из американских университетов, вспоминала, что её ученики, как выяснилось, не имели понятия, кто такие Робинзон Крузо, Даниэль Дефо, Ной… При этом она выразила уверенность, что у нас эти имена известны любому школьнику. К сожалению, уже сегодня довольно фактов, чтобы усомниться в этом. Если же негативные процессы в российском образовании будут продолжаться, то мы в недалёком будущем придём к уровню США.Одна из проблем нашего образования заключается в отсутствии единого стандарта учебной литературы. Это особенно остро сказывается на преподавании истории. Её преподавание было неудовлетворительно и прежде в силу крайней идеологизированности, во многих же новейших учебниках умудрились просочетать советскую ненависть к России царской, и ненависть демократическую – к советской. В итоге выходит не история, а один бесконечный позор. Одни учебники бегло упоминают о ВОВ, в основном, говоря о помощи Америки, о репрессиях против некоторых народов и роли интеллигенции в войне. Другие – обосновывают историческую необходимость ГУЛАГа. В итоге преподавание истории ведётся из рук вон плохо, и знания учеников по этому предмету оказываются ничтожными. И снова приходим к тому же: неведению истории собственного народа, незнанию самих себя.Школьные учебники должны быть подвергнуты строгой ревизии. Общим принципом их изучения гуманитарных предметов должно быть воздержание от агрессивного навязывания какой-либо одной точки зрения. Нужно учить не зубрёжке, но размышлению, анализу. С ранних лет должен человек привыкать мыслить самостоятельно и не бояться высказывать своего понимания того или иного факта, даже если оно не согласуется с мнением учителя. Учитель должен не подавлять ученика, но направлять его. Мало дать знания, но необходимо воспитать желание умножать их впредь, привить интерес и любовь к наукам, искусству, в первую очередь – к хорошей книге. Человек – это не сумма знаний, но мировоззрение. В формировании мировоззрения должна помогать школа. Помимо наук, в ней должен закладываться фундамент духовного развития человека, прививаться культура, понятие Добра и Зла, правила хорошего тона, уважение друг к другу, ответственность, умение составлять собственное мнение и отстаивать его. Должен быть пересмотрен основной ориентир образования: его целью должно стать воспитание личности, а не наймита.Однако для воспитания начал духовных мало написать хорошие учебники. Нужны Учителя. В российской школе сегодня наблюдается острый дефицит кадров. Старые учителя уходят на покой. Кто приходит им на смену? В условиях нищеты, на которую обречены работники образования, в педагоги идут или энтузиасты, коих меньшинство, или те, кому не повезло найти более денежной и престижной работы, люди, не имеющие ни призвания, ни способностей к работе с детьми. Чему же научит такой педагог? В лучшем случае, худо-бедно, донесёт азы школьной программы, «от сих и до сих». К ним всего лучше подходят слова Св. Николая Сербского: «Те, что просвещают не просвещая, а ослепляя – что будешь делать с ними, Господи?» Одна из насущных задач сегодня – сформировать учительский корпус, выпестовать новые высококвалифицированные кадры для него. Воспитание детей не может доверяться абы кому. Учитель – исстари звание высокочтимое на Руси, и оно должно вновь стать таким. И исключительно моральных качеств самих педагогов тут будет недостаточно. Ведь ныне нет-нет, а скользнёт по лицу успешного человека жалостливо-презрительная усмешка – «учитель». Учитель – значит, нищий. Неудачник. Он разрывается на части, занимаясь репетиторством. Он без искры относится к своим обязанностям, как бы отбывая повинность. С ним можно «договориться», чтобы богатый оболтус не получил «неуд». Вот – стереотип, унижающий звание педагога и подрывающий саму основу учебного процесса. Учитель должен быть уважаем, иначе никакого влияния на своих учеников он иметь не будет. Для этого необходимо, с одной стороны, максимально высокие требования к кадрам, тщательная подготовка их, с другой, адекватная принятому высокому стандарту зарплата, о которой сам учитель мог бы говорить, не стесняясь и не пряча глаз.Сегодня новые и новые поколения оказываются лишены своей истории и культуры. В России есть еврейские и мусульманские школы, есть школы с английским, немецким, французским уклоном – но где же школы русские? Школы с углублённым изучением русского языка, русской традиции? До последнего времени в Москве существовала одна единственная такая школа, но теперь и её решено расформировать. Школы сегодня финансируют в расчете на количество учеников. Много классов, и в каждом по 25 человек (столько максимально должно быть по нормам) – стало быть, деньги будут. 1073-я школа, согласно такому критерию, убыточна. Чиновники взялись «реорганизовать» учебное заведение, аргументируя это тем, что учителя 1073-й «сидят на шее» у педагогов других школ, что помещение срочно нуждается в ремонте, а то и в сносе. Журналистка «КП» Мария Сарычева задаётся вопросом: «Чиновники подчеркивают: 1073-я — самая обычная школа, просто слишком маленькая. Но знаете ли вы в Москве хоть еще одно учебное заведение с углубленным изучением русского языка, художественной культуры, истории? Я — нет! 1073-я — единственная! У нас полно школ с разными другими этнокультурными компонентами: с молдавским, литовским, грузинским. Как правило, у них роскошные здания, замечательные педагоги (которые, между прочим, получают доплату за эксклюзив), хорошее финансирование. И бюджет денег подкидывает, и диаспоры не забывают. Ну почему ж русская-то школа не заслужила ничего подобного? Неужели в столице России совсем нет денег на содержание учебного заведения, которое дает детям углубленные знания своей родной культуры и истории?!»На русскую культуру и историю у российских (и московских) властей денег нет. Жирно будет русским детям изучать свою культуру…Политика, проводимая в отношении школ с малым количеством учащихся (в первую очередь, сельских), вообще, вызывает большую тревогу. Такие школы закрывают одну за другой, на громадных пространствах не оказывается ни единого учебного заведения, и дети из посёлков и деревень вынуждены ездить за многие километры в районные центры по разбитым дорогам. Это наносит тяжёлый удар не только по образованию, но и по русской деревне. Церковь и школа были центрами деревень, их душой. Церкви разрушили давно, теперь закрывают школы. И последние жители вынуждены покидать хиреющие сёла, обречённые, таким образом, на окончательное вымирание.Когда-то Ломоносов пришёл за знаниями из далёкого Поморья и был принят в академию. Сегодня всё могло бы сложиться иначе. Не секрет, что систему образования, как и всё в нашей стране, пронизала коррупция, и в ВУЗы часто принимают сегодня не по таланту, а по «кредитоспособности». Таких случаев бесчисленное множество, и приводить их нет смысла. Существуют даже расценки: сколько у.е. будет стоить та или иная отметка. Пользуясь этой системой, некоторые представители современной «не учащейся молодёжи» умудряются вовсе не посещать занятий. Профессионализм становится редкостью, а безграмотность всё более распространяется. К каким последствиям это приводит, понять нетрудно. Нам буквально навязывается культ серости и бездарности, культ непрофессионализма. О чём говорить, если абсолютное большинство министров российского правительства не имеют никакого отношения к отраслям, которыми они управляют? Повсюду складывается система, в которой нет места таланту, уму, чему-либо свежему или серьёзному. Достаточно взглянуть на экран, чтобы уяснить это. Фильтр новейшей цензуры работает бесперебойно. Персонаж известного фильма оценивал всё с позиции «типично»-«нетипично». Сегодня всё оценивается с позиции «формат»-«неформат». Формат – это крайне средний и ниже его уровень в любой области, неформат – всё, что выбивается из него, всё, что выше него.Можно сколько угодно говорить о проблемах воспитания и образования, но дело не сдвинется с мёртвой точки, пока не произойдёт главного: переоценки ценностей, а, правильнее сказать, реанимации оных. Как писал П.Б. Струве: «России нужно возрождение духа – остальное приложится».Елена Семенова

Добавить комментарий