Как же так, господа офицеры?

<p>В России упраздняют элитные подразделения ВС

На днях стало известно о грядущем расформировании нескольких элитных частей российской армии, включая легендарные Таманскую и Кантемировскую дивизии. Это делается в рамках реализации плана по замене крупных подразделений бригадами. Согласно ему структура ВС отныне должна выглядеть не «округ-армия-дивизия-полк», а «округ-оперативное командование-бригада».

Некоторые либеральные наблюдатели поспешили с видимым удовольствием заявить, что начало реформы с самых боеспособных частей правильно и логично. Это, действительно, логично, если преследуется цель максимального снижения боеспособности ВС.

Замена крупных подразделений бригадами обосновывается успешными действиями малых соединений в Осетии. Такая мотивировка, по мнению экспертов, не выдерживает критики. «Победоносная» война, триумфальные речи о которой мы слушаем до сих пор, ярко показала тяжёлое состояние российской армии. Да, мы видели, что наши солдаты и офицеры ещё могут воевать, но видели мы также, что кроме как «мясом» воевать нам оказалось нечем. Никаких современных вооружений, которые нам демонстрировали на различных выставках, которые были опробованы и взяты на вооружение, которые мы исправно продаём за границу, у нас не было.

В своей статье «Чего не было у нашей армии в «пятидневной войне»» В. Жарков пишет: «Удручает не только состояние сухопутных войск, но и большие воздушные потери. Грузинские ПВО сбили зенитно-ракетными комплексами «Бук-М1» три российских штурмовика Су-25 и один бомбардировщик средней дальности Ту-22М3. (…) Есть информация, что на Ту-22М3 не было даже аппаратуры, оповещающей экипаж, что самолет облучается целевым радиолокатором, и следовательно по нему пущена ракета. А ведь еще в 70-е годы прошлого столетия была разработана помеховая аппаратура против ЗРК с самонаведением, каким являлся «Куб» и выросшие из него «Буки», которая снижала их эффективность до нуля. (…) Много чего не было у наших войск, хотя это «чего» активно демонстрируется на международных выставках вооружений, в том числе на недавнем салоне вооружений сухопутных войск в выставочном центре на Красной Пресне. К примеру, не было станции радиолокационной разведки и обнаружения артиллерийских позиций «Зоопарк», которая была успешно опробована в Чечне…»

Тем не менее, сомнительную с военной точки зрения операцию возвели в ранг великой победы, а под шумок решили ликвидировать элиту российской армии. Складывается впечатление, что вся осетинская кампания была лишь удобным поводом, ширмой для старта фактического развала ВС. Нам показали запуски нескольких ракет, поход наших крейсеров, полёт наших самолётов в Венесуэлу, вокруг которого была поднята такая шумиха, словно речь шла о первом кругосветном полёте Чкалова или спасении Челюскинцев. Нам старательно внушали, что мы сильны, что наши арсеналы полны, что для армии настают лучшие времена, что «броня крепка, и танки наши быстры»…

Вся эта массированная кампания в СМИ, весь этот тщательно подготовленный спектакль нужен был, по-видимому, лишь для того, чтобы за победными реляциями население не заметило реального положения дел и в очередной раз уподобилось Фаусту, вскричавшему «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!», думая, что бесы строят счастье всего человечества тогда, когда на деле они рыли ему могилу, в которую и был он сброшен.

Как уже было сказано, расформированию подлежат самые высококлассные подразделения. В первую очередь, ВДВ. Проект радикальной реформы десанта (фактического его уничтожения) вынашивался давно, его автором считался бывший начальник Генштаба А. Квашнин. Тогда же планировался удар по ракетным войскам. Однако в то время все эти начинания были приостановлены, теперь же, по-видимому, никаких преград для их реализации не осталось.

Очевидно, что расформирование дивизий приведёт к хаосу, к длительной утери их боеспособности, к неминуемому оттоку кадров и надолго парализует элиту российских ВС. Но дело не только в этом. Таманская и Кантемировская дивизии – это живая история нашей армии, её слава.

В императорской России каждый полк свято оберегал свою историю, чтил память своих героев, хранил свои традиции. Принадлежность к тому или иному полку было особой гордостью, и русские воины остро чувствовали свою сопричастность славе, овевавшей полковые знамёна, живую связь со своими предшественниками-героями, которые были примером для них, перед памятью которых они были ответственны, как наследники их доблести. Всё это образовывало особый мир, особый дух, рождало такое священное понятие, как честь полка, посрамить которую считалось величайшим позором.

Старые полки были уничтожены революцией. Правда, и сегодня не поздно возродить их в том или ином виде, восстановить разорванную русскую историю, воскресить славные традиции русского воинства, которые могли бы благотворно сказаться на духе армии. Неслучайно во многих западных странах наиболее прославленные полки и подразделения существуют веками, бережно сохраняя традиции, считаясь национальной гордостью своих государств. Но российские власти идут путём обратным. Они уничтожают как раз те подразделения, которые за годы своего существования успели покрыть себя легендарной славой, чей боевой путь – наглядный пример для новых поколений, подразделения, являющиеся элитой, сопоставимой с канувшими в лету Измайловцами и Преображенцами.

Таманская… Кантемировская… Какой боевой путь, какое количество героев и подвигов стоит за этими названиями! Уничтожение их является, ни больше ни меньше, преступлением против государства, подрывом его обороноспособности.

Голосов протеста против «шоковой терапии» для армии почти не слышно. Армия, столько раз переломанная и перекорёженная за последний век, пребывает в апатии. Вместо слов иногда раздаются одинокие выстрелы, означающие, что кто-то ещё не смог дальше смотреть на безысходный развал и позор. Да и откуда бы взяться протесту и активной деятельности, если лучших русских офицеров отправляют в заключение, предъявляя им высосанные из пальца обвинения?

Моральный дух русского офицерства крайне подавлен. Армия привыкла подчиняться власти даже тогда, когда её приказы ведут к гибели. Подчинится она и теперь. Но так и вертится на устах вопрос, которым ещё несколько лет назад задался М. Ножкин в своей известной песне: «Как же так, господа офицеры?»…

Добавить комментарий