Сувенирный консерватизм

<p>Кинематографист Никита Михалков регил стать придворным идеологом.

Сочинение, вышедшее из-под пера известного кинематографиста, представляет собой повторение уже многократно звучавших с властных трибун тезисов. Единственная новизна данного многостраничного документа состоит в том, что все это теперь надлежит называть «просвещенным консерватизмом». Надо полагать, что всякий другой консерватизм Никита Михалков предпочитает рассматривать как «непросвещенный».

«Манифест Никиты» в патриотической среде одними встречен бурным протестом, другими с полным равнодушием. И только в «партии власти» царит заметное оживление. Им дали идеологию, которой у них никогда не было! Теперь дело за высшими чиновниками. Если они утвердят данную редакцию, мы получим новую доктрину, которая другими словами повторяет то, что уже много раз говорилось с высоких трибун. Правда, без каких-либо практических последствий.

Обсуждение в клубе «Русский Форум» показало, что обнародованное произведение не встречает поддержки у русских интеллектуалов. Отторжение вызывает и фигура автора, уже многие годы столь близкого власти и известного скандальными историями. Похоже, что Никита Михалков, не сумев утвердиться в своей профессии как неоспоримый авторитет, пытается теперь взять реванш на чужом поле – там, где он не имеет ни необходимых знаний, ни опыта общения со знающими людьми. Сувенирные, лубочные образы из фильмов Михалкова перекочевывают в политику и просят закрепить их достоверность высоким покровительством, которым кинематографист не только бравирует, но и обращает его в материальную выгоду (известная история с перечислением нового налога на болванки CD-дисков).

«Манифест» представляет собой собрание банальностей, выписки из передовиц подвластной либеральной прессы и «пудру» в виде имен русских философов и экскурсов в русскую историю. Не удивительно, что мы имеем дело с подделкой под консерватизм, с невольной пародией на него. Ведь Михалков не обладает заметными знаниями общественной мысли России, относящейся как к прежним векам, так и к современности. В «манифесте» автор упоминает фамилии русских философов, но никакого отношения его сочинение к русской философии не имеет. Напротив, в ряде положений оно имеет очевидные признаки неолиберализма, который просто описывается иными словами.

Михалков утверждает, что разрушение государства и экономики России в 90-е годы – это «плата за свободу и суверенитет». Нынешнее положение дел, надо понимать, он считает высшим достижением за всю историю нашей страны. А в разрушении ее видит нечто позитивное, за что народ можно даже похвалить.

Также в «манифесте» содержатся явные признаки доктрины мультикультурализма.  Михалков полагает, что Россия – это место смешения культур, а вовсе не историческое пространство самобытной русской культуры. Под русским народом Михалков понимает всех граждан России, игнорируя очевидный факт: в нашей стране проживает государствообразующий русский народ и национальные меньшинства, составленные по большей части дружественными русским коренными народами.

Можно долго анализировать несуразицы, выставленные для ознакомления публики от имени Никиты Михалкова. Ясно одно: в «манифесте», которому следует присовокупить имя автора, нет признаков русского консерватизма, традиций русской мысли, нет необходимой для современных условий новизны.  Набор банальностей лишь напоминает навязшие в зубах темы, обсуждавшиеся еще 15-20-летней давности.

Обсуждающие «манифест Никиты» представители русских научных и общественных кругов убеждены, что в этом сочинении нет ничего полезного и жизненного. Это попытка придворного чиновника от культуры предстать корифеем всех наук. Она смехотворна и постыдна. И не имеет никакого отношения к настоящему консерватизму, имеющему в русской мысли прочный интеллектуальный фундамент.

Добавить комментарий