Кто виноват? и Что делать? (часть 1)

<p><font size=»3″>Неспособность ценить жизнь человеческую привела к неумению уважать и всё остальное.

Эта статья была написана семь лет назад[i]. Тогда её не решились опубликовать ни журнал «Наш Современник», ни «Москва» (а в другие изданиия вообще не было смысла обращаться). Сейчас, казалось бы, — времена другие. Увы, никаких изменений, за исключением к худшему, не произошло. Так же, как и за предыдущие семь лет

 

Нам, мирянам, должно быть стыдно, что беспощадно честное и жёсткое Слово о России сказано монахом Афонского монастыря. Именно такого, ёмкого и нелицеприятного, анализа как раз и не хватает сейчас в России; в Стране, где нувориши, войдя во власть, безбожно разворовывают её ресурсы, тем самым ясно заявляя о томкому принадлежит нынешняя власть. Однако затронутый иноком вопрос, касающийся взаимоотношений русского народа — преобладающего, а потому наиболее ответственного за происходящее в Стране — на мой взгляд заслуживает особенного внимания, ибо именно здесь кроются причины развала России. Стремление раскрыть веками накапливаемые противоречия «русского характера» дело не только сложное, но и крайне неблагодарное, отчего занятие это не увеличивает число своих приверженцев. Но общее печальное положение дел таково, что не оставляет иного выбора, кроме как обратить к этому вопросу самое серьезное внимание.

Жизнь в России, увы, чудесна той своеобразной стабильностью, которая и вызывает вопросы, выставленные в заголовок. В приложении к реальности эти «вечные» вопросы распадаются на несколько составляющих: что уже сделано; как сделано, и что не нужно было делать? Виноваты же в состоявшемся политическом и социальном развитии России — все, начиная с «головы» до «хвоста»…

Я сознательно не фокусирую степень вины и заблуждений на одной лишь «голове», потому что у неё есть и «шея» и «руки с ногами», и само (народное) тело, которые все вместе руководимыисторическим инстинктом, покуда он есть. Если же его нет (что маловероятно в случае с исторически состоявшимися народами) или он ослаб до несоответствия с историческими запросами эпохи (что реально), тогда даже и самый глубокий анализ будет служить лишь эпитафией Стране, её народу и его бытию в мировой истории… 

 

Первое, что бросается в глаза при охвате видимой истории России, — это контраст между мощной государственностью, заложенной Петром Великим, и раздрызганным бытиём Страны… через три столетия. Таковое положение дел усугубляет аморфное отношение к своему Отечеству со стороны россиян, поначалу ставших советским народом, а затем благополучно обращённых в усталое население.

К началу XIХ века Россия лихо подкатила на победной колеснице, овеянная славными победами великих русских полководцев, а… к концу ХХ столетия приплелась, плотно окутанная мёртвенным саваном равнодушия, лжи и «тихого» массового предательства. Но, как известно, в политике чудес не бывает. Причины этого феномена заявляли о себе едва ли не на всём протяжении политически хилого (в России) XIX века, зажатого между славным прошлым и позорным «веком» нынешнего около-отечественного бытия. Заявив о себе во второй трети XIX столетия и приведя к поражению в Крымской кампании, — кризис внутренней жизни России наращивал свой разрушительный потенциал. Крупные державы Запада готовились к переделу территорий и колониальных владений, что потенциально влияло на историческое развитие всего мира. Политическая карта мира меняла свои очертания, определяя зависимость малых государств от экономических гигантов. В России внутренние проблемы, не разрешённые к концу ХIХ века, уже в начале следующего разорвали на части жизнь Страны. Именно в этот период русский народ как никакой другой понёс наибольшие потери «в живой силе», от которых не может оправиться по сию пору. И тем не менее, когда наступил час новых, жесточайших испытаний, когда в огне Второй мировой войны, отчаянно борясь с врагом, гибла лучшая часть людей, — именно в это время обозначились лучшие черты русского народа, каковыми были мужество в ратном деле, упорство в «стоянии на земле» и всегдашнее великодушие к побеждённому. Бесстрашие и доблесть русского солдата, вкупе с бившимися с ним рука об руку союзными народами, не умаляет психологически объяснимые жестокости в конце войны на подступах и в поверженной Германии, к столице которой нужно было ещё дойти… И путь этот был не столько долог, сколько тяжёл.

Великолепно оснащённые, превосходно обученные и храбрые в бою, германские войска до того легко били в Европе всех. Судьбу битых, казалось, разделит и Советский Союз. Но, получив в зубы под Москвой в год агрессии, — в 1942 году германский военный гений дал трещину. Начиная со следующего года, Советская Армия превосходила немецкую военную машину едва ли не по всем показателям — в стратегии и тактике ведения войны, техническом вооружении. Это объективная реальность, которую подтверждают современные военные эксперты и историки не только России, но и самой Германии, а также Англии, США и других стран. Мужество и профессионализм Красной Армии произвели небывалое впечатление на весь мир. Всем было ясно, что одной только силы духа — в чем русские войска с давних пор превосходили многих — было недостаточно. В своей совокупности научный и духовный потенциал народа явил собой исключительной силы организм, который оказался не по зубам германским войскам — могучим, волевым, оснащённым сверхмощным вооружением. В дальнейшем в Советском Союзе были совершены грандиозные достижения в науке, культуре и искусстве. Инерция послевоенного подъёма и воодушевления, подкреплённая исключительным энтузиазмом и одарённостью русского народа, казалось, выведет Страну в число истинно (а не лживо-пропагандистски) преуспевающих стран во многих областях гражданской, экономической и хозяйственной жизни. Но этого не произошло… Время было упущено. Одно десятилетие сменялось другим, но, как говорили в народе, — «маразм крепчал». Когда же он «окреп» до предательства на уровне Правительства — тогда он явил себя в Перестройке, обернувшейся для народов СССР неисчислимыми бедами…

Отчего это произошло? Почему гигантское здание (в основе которого, как думалось, находилась мощная, расчитанная на долгий срок конструкция) едва ли не в одночасье развалилось на гигантские живые куски? И не просто «развалилось», но эти «куски», дробясь на ещё меньшие, — сразу же принялись пенять друг на друга, с невероятным ожесточением грозя друг другу и забрасывая друг дружку грязью. 

В чём же дело?

Уж не в качестве ли материала?!.. 

Возможно. Как здание не строится из сырых кирпичей и не крепится расствором, из которого выкрали цемент, так и Страна не может стоять без силы духа народа, скреплённого национальной идеей. Многообразие самобытностей и придает мозаичную целостность всему естественно развивающемуся миру. Без этого «материала» любое государство не выдержав самое себя неизбежно начнет разваливаться, что и происходит в России, причем — с ведения Правительства…

 

Как это происходило?

В советские времена национальная идея беспринципно подменялась кумачовой мифологией, доверия к которой, конечно же, ни у кого не было. «Сняв» проблему национальностей, мифотворцы многие годы воспевали нового человека вне всякой связи со «старым режимом»; «человека» лишенного чувства личного и, понятно, национального достоинства. Недавних палачей и могильщиков исторического прошлого России сменили рептилии следущих эпох, ввиду мелкости своей оказавшиеся несколько гибче. Стальную идеологию «вождя народов» наследовала серая мысль сусловых, на смену которой пришли конъюнктурные «исторические переживания» Дмитрия Волкогонова и одного из самых расторопных могильщиков «тоталитарной системы» Александра Яковлева. Таким образом одних холопов сменили другие…

Первые, сея в душах людей страх и не оформленную пока еще ненависть, в рабской исполнительности и в холуйском рвении преувеличивая все распоряжения Сталина, захороняли его при жизни. Вторые, злобно пиная недвижного уже вождя и холопски усердствуя пред новой властью в критике всего, что преступно перевыполняли их же кровавые предшественники, хоронили его уже в Истории. Так, шакальи натуры «последних», бывших той же масти, что и «первые», опережая друг друга в угодливости и превосходя в «храбрости», рвали на куски мертвого льва; а мелкие шавки из стаи всякий раз преданных правительству борзописцев слизывали трупный смрад с их клыков. И не ведомо было ни тем, ни другим — ни жестоким от темноты и кровожадности, ни продажным от безверия, цинизма и духовной выхолощенности — что и величие, и преступность властителя меряетсясовокупной значимостью свершенного, а не одними только упущениями и перегибами, ко всему прочему не им одним допущенных.

«Когда человек убивает одного человека — он преступник, когда убивает троих — это маньяк, когда убивает миллионы — это национальная проблема», — говорил выдающийся русский писатель Леонид Леонов.И то, что судьба Страны зависит от власти, но не определяется одним лишь Правительством, — было ясно не только мудрому созерцателю. Глубина противоречий внутренней жизни гигантского Государства не являлась тайной и для тех, кто, находясь у кормила правления и зная сильные и слабые стороны людей, вершили большую политику. Представитель исторически давнего и наиболее упорного врага России премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, отнюдь не был почитателем Сталина. Но, отличаясь рациональным складом ума, — он во главу угла ставил заслуги безусловного лидера своего времени, а не мерил его издержками трагической эпохи. Тем более что «издержки» эти большей частью были на совести как радивых, так и нерадивых холопов, толпы которых замыкал длинный шлейф готовых на всё прихвостней коммунизма. Будучи ещё и палачами — именно начальствующие холопы, руками палачей же, вписали кровью народа в историю России самые трагические её страницы. То же во многом относится к искусственно созданному врагу России Германии, опекаемой диктатурой Адольфа Гитлера. Не дожив до «сталинской» атомной бомбы, но наблюдая его «от сохи», — тот называл Сталина «просто гениальным типом», ставя его много выше Черчилля и одного из самых выдающихся президентов в истории США Франклина Рузвельта.

Но что там Черчилль…, какой там Рузвельт! «Отцы русской демократии», заложив перья за уши, предпочли перечитывать самих себя и изучать себя же. Сдувая друг у дружки тезисы и охмуряя общество разоблачениями недавних своих хозяев, они слаще сирен пели гимны новому руководству. Тараща глаза от напряжения, озаботились раздуванием тусклого «огонька», в умелых руках Коротича, засверкавшего всеми красками «освободившегося» слова. Опьянённые предоставленной свободой и долгожданными полномочиями, распоясавшиеся от безнаказанности, «отцы» в своих писаниях мечтали не оставить камня на камне от вскормившей их системы. Поначалу паралельно с нею, а потом и рука об руку с новостройщиками долгое время не без успеха перебивалась и «совесть русской гнилой интеллигенции», олицетворенная в «не имеющем греха» и не державшем на власти зла академике Лихачеве и иже с ним. Лояльная ко всякой власти, буде облачена была она в каракулевую шапку или в серую папаху с роскошной кокардой, ровная по поверхности и беспочвенная по существу, «совесть» эта вознаграждалась правительством по степени неучастия её в истинных проблемах страны. По мере созревания незаконнорожденных «детей демократии» к знаменам «отцов» пристраивалась разъясняшая все на свете «экономическая мысль» пасынков и подкидышей «перестройки». В какофонии политических проектов и экономических теорий наиболее живучими, казалось, были идеи Гавриила Попова, но и они, обернувшись к Отечеству задницей, приказали долго жить.

Мальчишей-кибальчишей, подсидев, заменили плохиши, возглавляемые Егором Гайдаром с его прожорливой челядью. Плодясь в общественном сознании не иначе как от сырости, — его сносные теоретики и несносные практики вывели межвидовую живность, именуемую «прорабами перестройки», тут же хило затрусившую вслед за главным своим «архитектором». Неровный циркуль последнего, за отработанностью, вскоре сменил грубый мастерок сибирского строителя. Не умея сокрыть бестолковость своей команды, как и свою собственную, тот, заложив пальцы в рот, свистнул только и ждавшим того кадровым специалистам из варягов, после исключительно профессиональной деятельности которых экономика России и вовсе расползлась по всем швам…

И опало бельмо с глаз, и открылось интеллектуалам, сиречь зоологически неугомонной интеллигенции, что — и «первый немец», и «мальтийский рыцарь» были лишь куклами в руках истинных кукловодов и настоящих мастеров. За века поднаторевшие в перекройках народного сознания, они и были реальными движущими силами истории. Продрав глаза, то же увидел и народ. Но, презирая и «первого», и «второго» оруженосца Запада, — не изменился и сам… Между тем, сдав в реквизит ничтожной эпохи и кибальчишей, и плохишей, и жалких законодателей — на политическую арену Страны, толпясь, выкатывали другие персонажи истории. Это был всё больше деловой люд, из коего, помимо коротко стриженых, особенной «деловитостью» отличался один из главных ключников и застрельщиков Перестройки «ваучерообразный реформатор» Анатолий Чубайс.

На подхвате у времени, понятно, оказались иСМИ. Оплевав мифы, имевшие хоть какую-то историю, и тем же ядом поплевав на перо, сомнительные «средства» принялись активно внушать русскому народу комплекс вины чуть не перед всем миром. Так, большевистская доктрина мировой революции (напомню — долгое время бывшая государственной идеей) по замысловатой для несведущих кривой сменилась тайной доктриной тотального поражения Государства Российского, только уже без шумных и кровавых революций… Поняв, что авангардом «в борьбе за это» может стать лишь поколение взращённое без веры и без надежд, панельные циники охотно обернулись для него повивальной бабкой. После чего, спеленав дитятко и заткнув орущий зев его сладкой соской, «бабульки» ни на час не спускали глаз с милого их сердцу и ставшего родным детища, наречённого «поколением пепси». Формирование безличности началось с самой колыбели пресловутого чада и стало возможным ввиду изначального отвращения его от некогда устойчивых понятий в морали и нравственности. Лишённое веры в себя и приученное не ставить ни во грош отечественные ценности, это детище тотальной безотцовщины стало в истории России очередным потерянным поколением. Очередным, но, как видно, не последним…

В этих целях, на время отвязав повивальный фартук и в который раз сытно потеревшись у корыта нездешних благодетелей, нынешние реформаторы вкупе с послушными им «информаторами» требуют для себя новых, практически неограниченных свобод. Тех «свобод», которые позволили бы им, «как в Америке», безнаказанно менять, подменивать, похабить и дискредитировать оставшиеся ещё кое-где в России представления о душе, совести и духовных ценностях. Причем — не как в США! — получая для этого субсидии от иностранных источников. Но, отрабатывая заказ и в целях недопущения консолидации общества проводя фашизм-наизнанку, работники новой идеологии вымазываюткоричневой краской всех противящихся разложению Отечества. Не мудрено, что в этих условиях в высшие эшелоны власти проникли люди, ненавидящие Россию, а экономический стержень страны облепили хищники и воры. Именно огосударствлённая деятельность «предпринимателей в законе» ввела в панику «республики», во избежание большего зла начавшие искать крышу на стороне даже в ущерб собственным национальным (а теперь уже и «государственным») интересам.

Повсеместный хаос внёс путаницу и в умы оппозиции нео-хищникам, отчего не так давно ясное понятие патриотизма теперь необходимо уточнять. Ибо он, оказывается, может быть и таким, и сяким, и еще бог знает каким. Да и патриотами нынче не становятся — их определяют и назначают Не тебе решать, патриот ты или нет — для этого есть более сведущие товарищи, работающие патриотами. Надевая на себя «русскость» как домашний халат, по случаю, они снимают его, когда в нём отпадает необходимость, перекраивая его по другому образцу на иной уже случай. Эти-то вышестоящие, то есть те, кто решает… — и есть самые что ни на есть «правильные патриоты».

К примеру, факт проживания в Стране, превращенной в подобие зоны (в том числе не без участия неумолчных плакальщиков по Отечеству) является неким пропуском в патриотизм. Подобная географическая причастность к Родине для иных хороша уже тем, что позволяет с порога отшивать «предателей» и «отщепенцев», между тем как миллионы их покинули Россию уже и продолжают уезжать именно из-за воров, рядовых и сиятельных хамов, затопившего Страну социально-бытового жлобства, пост- и нео-партийных демагогов и прочих моральных оборванцев! А пора бы понять, что беды, свалившиеся на Россию, явились не в одночасье, да и вообще не сваливались на нее… Они родились из тех же недр, что и остальные. На протяжении десятилетий остающиеся неразрешенными, они имеют ту же природу, что и устрашающие русское население проблемы, связанные с не останавливающейся ни на миг «ползучей оккупацией».

Какую природу? Почему всёэто не только сделалось возможным и продолжает происходить, — но приводит от одной социально-экономической безысходности к другой?

 

Наряду с несуразностями социально-политического характера из-за вечно-зеленого соблазна чудесного разрешения проблем, чему подвержены все — от доброжелателей до патриотов России (о недругах разговор особый). И поиск виновников на сторонеотносится к ним же. Изначально хилый, ибо не питается правильной оценкой происходящего, усыпанный розами ослабевшего сознания, путь этот, увы, ведет Страну к новым бедам, за которыми видится уже деградация общества. И по-прежнему неясно (то ли дуракам, то ли провокаторам от патриотизма), что корень проблем находятся в нас самих. Но занятым политической активностью, то бишь самими-собой, «друзьм народа» нет до этого дела. В соответствии с клановыми, партийными, кумовскими и семейными интересами, следующими, ясное дело, в «патриотическом форватере», «властители дум» оказывают поддержку самым «лучшим»… из самих себя. Однако шитая белыми нитками деятельность вечных спасателей народа из думских, партийных и безпартийных плакальщиков не в состоянии скрыть своей главной озабоченности, состоящей в увеличении электората. Ибо именно он способен привести их к политическому капиталу, от которого рукой подать до хорошей должности и просто капитала. Отсюда крикливость псевдо-отечественной рати, её неумение (желание, как правило, улетучивается одним из первых) понять присходящее и, поняв, решать настоящие проблемы. А поскольку в одиночку сейчас и в самом деле не пробьёшься, то «радетели о народе», похлопывая по плечикам и сдувая пылинки друг с друга, — согласно покрякивают при выявлении врагов России. В последних недостатка, конечно же, нет и никогда не было.

Но возникает вопрос: те ли это враги? 

Можно, говоря вообще, согласиться с продажностью СМИ, вороватостью деловой и около-президентской рати, как и объяснить иные проблемы наглостью «лиц кавказской национальности». Можно и более конкретно сказать о том, что русского человека поначалу вычеркнули из паспорта, а затем посредством искусственно созданных инфляций грабят со всеми остальными; можно заявить, что, отобрав у пенсионеров льготы, — сейчас беспощадно добивают оставшихся в живых стариков… Всё это правда,но не вся, а лишь половина её, — что выдаёт в неверном свете самую правильную её часть. Исходя из этой тезы, осмелюсь утверждать:

Большинства нынешних проблем попросту не было бы, если б народ являл собой крепкую духовную единицу, на которой только и может зиждеться долговременная структура Государства,не говоря уже о мощной Державе! Любые (даже и самые «аппаратные») разрушения всегда начинаются из «середины» подвергнутого уже разложению организма.Именно из его гнилого чрева появляется средняя номенклатура, потенциально формирующая правительство, которое, в той или иной пропорции представляя все слои общества, — всегда достойно своего народа.

Что есть сильная нация, как не сплочённое до состояния монолита тело?! Разве может разрушить нацию-валун нечисть, попадающая на его поверхность?! Но можно ли считать камнем то, внутрь чего без труда добирается сор? Попробуй-ка бабахнуть молотом по веками скроенному валуну. Звеня литой рукоятью, он отскочит и, если не успеешь увернуться, — чего доброго ещё башку снесёт! На поверхности же камня и после десятка удачных ударов останется лишь пыль, покрывающая неповрежденный монолит, потому что все частицы его плотно пригнаны, являя непробиваемую мощь. Но и он же, если частицы монолита, отталкиваясь друг от друга, начнут «воевать» между собой, — непременно ослабнет в своих взаимосвязях и превратится в рыхлый песчаник, развеять который можно одним пинком сапога… Словом, если камень сам пошёл трещинами, — чего пенять на забившуюся в них грязь?! На то она и грязь, чтобы щели искать… Так же и организм Страны.

В пространстве нынешней России доминирует духплебейства и упрямого в неприятии всего и вся гонора. Витая в воздухе и разлагая людские и гражданские взаимоосвязи, он тяжелой непримиримостью оседает в душах людей. Порождая злорадное желание неуспеха ближнему, — вносит в общество разделённость и дремучую взаимо-неприязнь,являющуюся причиной, а не следствиемразвала Страны! Ибо внешний сепаратизм был порождением внутреннего, в котором вызревала хаотическая и не имеющая определенной направленности злоба, разрушающая все устои… Не жестокость, а именно злоба. Жестокость, имея форму и преследуя какую-то цель (а значит, имея определённый характер), в иных случаях может и созидать. Злоба же — никогда! Разрушая всё вокруг себя, она гибнет последней! Надо ли убеждать, что исчезает она лишь с носителями её?!

Духовно помрачённые идеологи некогда придумали мораль, которая, при бездействии закона, не ограждала народ ни от социальных грехов, ни от каких других. Будучи «не хуже» морали капитала, советская модель, лишая людей инициативы, уступала последней по многим пунктам социального и экономического выживания. И худосочный социум вполне логично разрешился подобным себе чадом, коим стали протесты дисидентов-«еврочеловеков», далеких от национальной культуры и отечественной истории. В этой грибковой среде и проявляет себя наша исторически традиционнаяничтожная цена жизни, на фоне которой уже не удивляет небрежность во всём и ко всем, включая человеческие, деловые и прочие взаимосвязи. Повсеместный пофигизм, увешанный социальными лохмотьями грубости, пьянства, хамства и беспробудной лени, просто изумляет!

Именно неспособность ценить жизнь человеческую привела к неумению уважать и всё остальное. Явив себя в небрежном отношении к временному «вещному миру», отучило от умения работать. Потому, куда ни кинь, всюду клин: то нет чего-то, то находится не на своем месте, то не сделано, а если сделано, то хуже некуда!Так, неприкаянное бытие, отучив от дела и разрушив «мирскую» экономику, — обусловило общий развал Государства. Приведя к бегству наций и народов внутри Страны, изувечило места их исторического проживания. Но русские, привычно живя в неприязни друг с другом, стонут от хаоса, в первую очередь созданного самими, принимая у себя беженцев из мест, где хаос этот еще чернее, а картина преступности и общее положение вещей ещё трагичнее… Но это не осознано!

Самые разные данные, хоть и в разноголосицу, дают примерно те же цифры: в одной только России ежегодно происходит около 40 тысяч установленных убийств, при наличии стольких же неустановленных. Небрежность к собственной жизни приводит к тому, что на пляже одного лишь Серебрянного Бора под Москвой каждый год тонут от двух до трех-сот человек (для сравнения скажу: на пляжах LakeWashington в США за многие годы вообще никто не утонул)! По какому «делу» тонут, я уж и не знаю — скорее всего по пьяному. Далее: каждый год сводят счеты с жизнью более 50 тысяч человек! Сотни тысяч калечат друг друга по ничтожным поводам в пьяных и трезвых разборках. Около трехсот тысяч людейежегодно(!) погибают от несчастных случаев! И творится всё это десятилетиями!

Что там Чечня!..

Несложный подсчёт показывает, что если в течении года освещать в новостях ТV только тягчайшие преступления и случаи с летальным исходом в России, то пришлось бы говорить только о них! И это при том что каждая новость заняла бы не более одной минуты…Эти передачи напоминали бы хронику боевых действий, с числом жертв которых может сравниться лишь Вторая Мировая война. Но она-то закончилась для нас через 4 года, да и велась с врагом(!), а эта «война» ведется на самоуничтожение и конца ей не видно… Потому количество смертей растет!  

Много разговоров идёт об убыли населения с намеками на всё, что угодно,только не на самое главное — варварскую неспособность беречь свою и чужие жизни!

 

Продолжение следует

 



[i]* По материалам статьи «Слово Святогорца». «Наш современник», №1, 2004.

Добавить комментарий