К вопросу о легитимности власти и будущем страны

<p><font size=»3″ face=»Times New Roman»>Поэтому в современном мире мы можем говорить лишь о поверхностной, но не сущностной легитимности власти.

         

          Рассмотрим вопрос о легитимности, сохранении и разрывности власти в контексте будущего страны.

           Полная и всеобщая легитимность власти присуща лишь абсолютной монархической власти, полученной от божественного источника. Истоки легитимности и сакральности абсолютной монархической власти — в божественном  духе,  ее смыслы — в служении Богу, как абсолютной истине, государству и народу, самодержец  — по предназначению суверенный носитель божественной  воли, гарант незыблемости негласного договора с божественным духом и народом, реализуемого в традиции и законе.

          Поверхностная, но не сущностная легитимность власти заключается в том, что субъектность власти размывается. Например, принцип Монтескье размыл субъектность носителя —  абсолютной монархической власти, основанной на  «божественном источнике», между тремя ветвями власти, переданной «воле народа», либо разделенной между волей конституционного монарха и волей людей. В этом случае даже сложение ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) не приводит к восстановлению полной и всеобщей легитимности власти, ибо изменяется сам источник и носитель власти. В качестве источника власти — божественного духа и носителя власти — божественной воли, переданной монарху божественным духом, не может быть никто, тем более, народ, ибо невозможно в одном, тем более распределенном субъекте сочетать два понятия власти: «источник» и «носитель». Именно поэтому монарх является лишь носителем власти, т.е. сконцентрированной воли, полученной от божественного духа. Чем более целеустремлен, мобилизован и нацелен на достижение высокой исторической цели народ – взойти к истине как смыслу жизни, тем он больше отвечает божественной воле, тем более он будет желать суверена – волевого и духовного лидера нации, носителя национальной идеи.

          Народ не может быть источником власти, т.е. фактически — носителем божественного духа. Народ, по сути,  не может быть и носителем божественной  воли, т.к. аддитивное сложение человеческих воль, являющихся векторами, не заменяет абсолютную сконцентрированную волю монарха.  Аддитивность (лат. addere — добавлять) — понятие, посредством которого обозначается нечто суммативное, не образующее органической цельности.Она характеризуеттип взаимодействия элементов, влияющий на один и тот же признак — сумму, но не цельность. При аддитивности воль общий эффект группы не будет равен сумме эффектов каждого из них, так как общий волевой вектор группы, складываясь по правилам векторного анализа, не будет равен сумме векторов в силу даже небольшого отличия направлений каждого из них. Он образует диагональ «параллелограмма воль». В итоге воля божественного духа размывается и перестает быть таковой, являясь лишь частью целого. Поэтому истоки власти от народа — в лицемерных мифах о «равноправии» и «народовластии», ее смыслы – в служении химерам, правитель – по предназначению временщик, слуга политического класса и бюрократии.

            Проведенная в эпоху Просвещения замена абсолютистской власти монарха на аддитивную власть народа, разорвала органическую цельность власти и привела человечество в идейный тупик. Возникшая на безыдейной почве и добавленная к этому тупику англо-саксонская модель «эгоизм каждого дает благосостояние всем» вынесла на поверхность и активизировала в целом не созидательные, а разрушительные силы материального — «человеческое брюхо». Но лишь тупой ум пытается восходить к истине через материальное. Именно оно, материальное, вызывает страсти и правит, по сей день. Страсти, а не божественные дух и воля управляют миром, который движется по пути Содома и Гоморры. Сможет ли нынешнее человечество вернуться на путь истинный? Слишком далеко по ложному пути оно зашло, уже приблизившись к окончательному управлению над собой мировым правительством «желтого дьявола». Ожидаемый итог очевиден – апокалипсис.

            Поэтому в современном мире мы можем говорить лишь о поверхностной, но не сущностной легитимности власти. Сохранение ее заключается в том,  что государство своими структурами способно провести диссипацию избыточной внешней или внутренней энергии, не допуская деструкции власти. Например, внешняя энергия (агрессия или недружественные  подрывные действия иного государства) преодолевается вооруженными силами и специальными силовыми структурами (разведка и контрразведка), либо  ее уровень снижается заблаговременно дипломатическими мерами. Внутренняя избыточная энергия населения, особенно его пассионарной части рассеивается  специально организованными мерами (контролируемый интернет, теория управляемого хаоса, локальные конфликты и т.п.) в сочетании с  продуманной внутренней политикой (социальной, миграционной, межэтнической и т.п.). Государственное устройство, власть и традиция сохраняются на всей территории страны, модернизируясь либо по мере необходимости, либо постоянно, для сохранения, развития и совершенствования себя, высокой конкурентоспособности в мире и внутри страны. В этом суть динамичности консерватизма.

         Если  посредством избыточной внешней или внутренней энергии, либо их сочетанием создается опасная ситуация, и государство не справляется с целенаправленной ее диссипацией по выбранным каналам, происходит разрушительная релаксация энергии и смена власти путем деструкции. Как правило, такое изменение государственности проводят представители части элиты и правящего слоя с целью изменения отношений собственности, социально-экономических условий и т.д., оправдывая приведенные выше слова о тупом «восхождении к истине через материальное». В этом случае, как правило, отменяются, или принципиально изменяются законы, зачастую подвергаются уголовному преследованию или бессудному уничтожению представители предыдущей высшей власти. Часто переворот и  процесс смены власти протекает в тонком правящем слое, не возбуждая энергию основной массы народа, тогда происходит договорная сдача власти, а порой и государственности. Но нередко процесс затрагивает все население, приводя к революции, переходящей, как правило, в гражданскую войну, в которую затем осознанно или бессознательно втягивается почти все население. Реальная легитимность новой власти и государственности в переходный период падает до нуля. Длительность периода нулевой легитимности зависит от времени противостояния и гражданской войны. После окончания переходного периода легитимность восстанавливается, но сильно уменьшается в силу разрыва традиций и  «времен связующей нити». В этом случае мы переходим к новому этапу неполной или частичной поверхностной легитимности власти.

            Любая последующая насильственная смена власти снижает легитимность наследников и суверенность государственности. Достигая критического уровня, названного нами «порогом легитимности», неизбежен переход  к квазилегитимности и потере реального суверенитета государства, которое попадает под внешнее управление либо со стороны другого более могущественного государства, либо транснациональных корпораций. В первом случае как итог – поглощение, во втором – трансформация власти в оккупированном государстве в форму корпорации, повторяющей модель управляющей компании. Первый случай более характерен для близких в культурном и этническом плане государств, второй характеризует последовательную экспансию чужеродной культуры и слом традиционной матрицы захваченного государства.

             В итоге развития подобным образом мирового процесса военным, экономическим либо правовым путем в обозримом будущем произойдет превращение всех стран либо в единое мировое государство с мировым правительством, либо в очень малую группу государств, близкую численности континентов (5,6), управляемых единым координационным органом при минимальном суверенитете мегагосударств.

              Легитимность действующей власти современной России находится на крайне низком уровне, вследствие  нескольких разрывов:

1-й разрыв – ликвидация монархии Рюриковичей и снижение уровня легитимности последующей династии вследствие необходимости принятия Соборной клятвы для ее закрепления.

2-й разрыв – ликвидация монархии Романовых и правление Временного правительства с легитимностью равной нулю. Шрамы от ударов по легитимности появлялись в результате убийств императоров Петра III и Павла I, а также других событий.

3-й разрыв – ликвидация Временного правительства и Учредительного собрания большевиками, жестокая Гражданская война и безвозвратный унос части легитимности эмиграцией. Частичное восстановление поверхностной легитимности с 30 декабря 1922 года по 1991 год.

4-й разрыв –  резкое снижение легитимности 12 июня 1990 года (часть выше целого), ликвидация СССР в 1991 году и полная потеря легитимности власти после расстрела Белого Дома в 1993 году. Переход к квазилегитимности был закреплен Конституцией 1993 года, принятой с сомнительными результатами голосования в условиях скрытой гражданской войны. Страна пребывает в состоянии квазилегитимности власти, поддерживаемой порогом явки на выборы — 20% избирателей, определяющих «народную волю», отменой графы «против всех», выборными манипуляциями, в том числе, на грани или даже за гранью уголовного права.

            Очевидно, возможны следующие пути дальнейшего развития событий:

            переход к поверхностной легитимности – проведение Земского Собора с последующим народным самодержавием или конституционной монархией;

            возврат к восстановлению исторической полной и всеобщей легитимности – новая династия и абсолютная монархия;

            движение к утрате суверенитета и внешнему управлению – сохранение существующего положения вещей.

            Без Веры, Царя и Отечества в душе, голове и сердце, вне связи со своей традицией, историей и культуройнаселение страны – людская куча, из которой далеко не лучшие норовят попасть во власть. Не спасет нас и очередная западная химера – гражданское общество эгоистов. Сакральность власти в стране до сих пор сохранилась, отсутствует субъект сакральности – легитимная власть. Монархия честнее, справедливее, ответственнее, да и перспективнее для России во всех отношениях. Не устоит Россия без православного самодержавия.

             Нельзя не обратить внимания на мистику цифр 2012 и1612; 2017 и 1917. Выбор мы сделаем в 2012 году, в период правления избранного Президента попадет и 2017 год. В зависимости от «параллелограмма народных воль» мы определим свою дальнейшую судьбу. Потом пенять будет не на кого. Только на себя.

Добавить комментарий