Сверхдержавы больше нет?

<p>Дмитрий Рогозин о меняющемся мире и изменении статуса США

Постепенное уменьшение американского влияния и появление других центров влияния, прежде всего Китая, является естественным и логичным процессом. Безусловное мировое лидерство США в короткий период, когда они воспользовались историческим моментом падения коммунизма и распада советского государства, было неестественным.

Постсоветское десятилетие отмечено пиком американского влияния и авторитета. Сам факт выхода Советского Союза из холодной войны принес «единственной сверхдержаве» такую власть, о которой ранее и не мечталось, а некоторые философы даже заговорили о «конце истории», в том смысле, что более не осталось альтернатив американскому лидерству и ценностям. Но история приняла иной поворот. На смену балансированию на грани конфликта периода холодной войны очень скоро пришла глобальная дестабилизация. Правление третьего постсоветского президента Джорджа Буша-младшего началось с катастрофы 11 сентября и войны в Афганистане. Международный терроризм имеет яркую окраску конфликта цивилизаций.

Война в Ираке, начавшаяся вопреки протестам союзников и без санкции Совета Безопасности ООН, возможно, стала переломным моментом: мир увидел, что Америка берет на себя слишком много. Президентство Буша было отмечено ухудшением репутации Америки, и Барак Обама в ходе своей предвыборной кампании пообещал восстановить популярность Америки, выйти из военных конфликтов и сосредоточиться на внутренних проблемах и финансовом кризисе.

Сейчас мы говорим не только об ослаблении роли Америки, но и об усилении влияния таких центров, как Китай, Индия, Бразилия, Европейский Союз и посткризисная Россия.

Мы живем в интересное время. Мир стремительно меняется. Я хотел бы, чтобы он как можно скорее пришел к новому балансу, при котором несколько центров были способны разделить ответственность за безопасность и развитие как в некоторых регионах, например, в расширенной Европе, включающей Россию, так и во всем мире.

Добавить комментарий