Революционная теория денег

<p>Рука сжимает бумажку, в которой руки чуют воплощение свободы, вернее – саму свободу, показывающую свое лицо сквозь бумажный знак.

Каждый знает, что история денег весьма стародавняя, в учебниках упоминаются денежные единицы и 1000 летней давности. И можно подумать, что деньги тех времен и деньги нынешние – в принципе одно и то же, ведь и за те и за другие можно покупать товары. Но интуиция подсказывает, что здесь что-то не так. Ведь деньги былых времен были прочно связаны с результатами человеческого труда, а, значит – неотделимы от него. Современные же деньги – кое-что иное. По крайней мере, выражения «деньги делают деньги» и «делать деньги из воздуха» сделались столь ходовыми, что эти «истины» кажутся само собой разумеющимися. И ни у кого не вызывает удивления, как бумага или металл, покрытые соответствующими знаками, вдруг получают удивительное свойство размножения, присущее лишь живым существам!

Средневековый мастер, разменивающий свое творение на монеты осознавал, что денежная стоимость – лишь ничтожная часть смысла созданного предмета, присутствующая наряду со многими другими, но не главенствующая над ними. Каждый предмет в восприятии человека тех времен имел связь со всей Вселенной, в чем и состояла главная часть его смысла, что выражалось богатейшей символикой, содержащейся во всех творениях человеческих рук того времени.

Продавая плод своего труда, автор получал взамен символы свободы – монеты. Эта свобода была необходима ему, чтоб приступить к новому творению. Мерилом стоимости в те времена являлось золото. Это был священный металл, отождествлявшийся с застывшим солнечным светом, а, значит, связывающий Землю с Солнцем и с самим Господом. Отдавая один символ, мастер получал иной, тоже связующий его с Небесами, и обладание им налагало на него ряд обязательств, в числе которых было и начало нового творения.

Разумеется, святость золота в Средние века иной раз попиралась. Совершали это в первую очередь иудеи, создавшие целое учение о ростовщичестве. Их примеру следовали христианские народы, оказавшиеся под властью иноземцев и иноверцев – копты, греки, армяне. Но сами эти народы воспринимали свою деятельность, как нечто неправильное, как своего рода оружие возмездия против более многочисленных и воинственных народов. Однако в отношении людей своего народа и своей веры применение ростовщичества считалось недопустимым.

К нахождению философского камня, способного обращать металлы в золото, а так же размножаться, стремились алхимики. Но их поиск имел все-таки прежде всего цель очищения души и Богоискательство, внешним отражением которого и были операции над материей.

Все изменило появление западного протестантства, то есть кальвинизма и родственных ему течений (баптистов, пуритан, гугенотов). Кальвинизм отождествил земное богатство и космическое Спасение, чем сразу же сделало количественный, ценовой смысл предмета – основным, как раз и связывающим его со Вселенной. Другие же смыслы обратились в туман, лишь затрудняющий восприятие «единственно верного» понимания предмета.

Другим «продуктом» протестантства была идея индивидуального спасения. Она разрешила применение «ростовщического оружия» уже не против «народов-врагов», а против своих ближних, которые в кальвинистском мировоззрении обратились в препятствие к обогащению, а, значит – и к вечному блаженству.

Третьим фактором, изменившим смысл денег, было открытие Америки Западной Цивилизацией и приток из-за океана большого количества золота, что вызвало его обесценивание. Обесценивание означало и десакрализацию, ведь в представлении средневекового человека ценность золота была абсолютна и постоянна. Конечно, открытие Нового Света не имело прямой связи с зарождением протестантства, но косвенная связь, безусловно, была. По крайней мере, золото открытой европейцами Америки очень быстро перетекло из карманов испанской и португальской знати в карманы английских, шотландских и швейцарских протестантов.   

Эти три события и привели к качественному изменению смысла денег, возникновению из денег-1 Средневековья денег-2 Нового Времени. Теперь деньги сделались знаками Вечной Жизни, своего рода пропусками в Рай, потому поиск новых возможностей, на которые были способны денежные единицы, стал подобен Богоискательству.

Во-первых было быстро открыто, что деньгам, в отличии от всего остального, что присутствует на Земле (даже гор и океанов) не свойственно стареть. Разумеется, сами банкноты стареют даже очень быстро. Но вышедшую из строя банкноту чрезвычайно просто заменить на новую, имеющую такое же достоинство. Другая особенность денег – это способность их к росту, ибо на момент возвращения долга денег как будто делается и в самом деле больше.

На протяжении нескольких столетий, последовавших за временами рождения протестантства, деньги превратились в аккумулятор мыслей о свободе, лишенной цели. Они же стали сумматором этих мыслей, переводившим их общее количество в новое качество общества. В итоге мир денег стал обретать свойства глобального живого существа, диктующего людям свою волю. Каждый шаг истории денег – это последовательное разрушение всех связей, ограничивающих их свободу, и одновременно – создание новых связей, ограничивающих волю людей. Наивный принцип одного из основателей либерализма, Локка «свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого» был моментально преодолен не ведающей никаких ограничений стихией денег. Вот и ответ на вопрос, каким образом строгий протестантизм обратился в разнузданный либерализм. Деньги–2 сделались универсальным растворителем, быстро разъевшим протестантские же устои.

Незападные народы приняли от Запада деньги-2, как «приложение» к соблазнительной (а иногда и жизненно необходимой) западной техники. Они были закономерной частью вестернизации, которая распространялась по всему миру вместе с модернизацией.

Следующим эпохальным переломом в истории денег стала информационная революция Н. Винера. Она радикальна ускорила процессы получения, переработки и передачи информации, что тут же было воспринято и миром денег. Из бумажных банкнот деньги стали обращаться в электронные единицы, имеющие невероятные скорости перемещения по миру. Деньги получили новые свойства, дополнительно отличавшие их от всех творений человеческих рук.

Мир денег обратился в невидимое существо, вечно играющее само с собой в бесконечную игру. Уже не количественная стоимость стала главной частью всякого материального предмета, но самый материальный предмет сделался всего лишь «сгустком денег», причем количество денег, необходимых для возникновения или исчезновения предмета, стало определяться логикой самих денег. Не исключение здесь и сам человек, который так же является ныне «сгустком» денег. Именно они решают, продолжать ему свое существование, или исчезнуть с лица Земли…

Это уже – новое состояние мира денег, деньги–3. Вернее, это – состояние всего мира, в котором уже не существует ничего, кроме денежных единиц.

Быть может, деньги и в самом деле являются незаменимой универсальной субстанцией, законно занимающей свое место в мире?

С этим можно согласиться, если отрицать какую-либо иную ценность людской жизни и бытия целых народов, кроме количественной. Кто считает самого себя просто «цифровым сгустком», тот наверняка никогда и не прочтет этих строк.

Пройдя три стадии своего развития, мир денег–3 подошел к своему самоубийству, которое одновременно может сделаться и убийством и мир человеческий. В чем же причина этого самоубийства, представляющего смертельную опасность и для нас?

Она, несомненно, заложена в фундаментальной несовместимости между миром цифры и миром человеческим, существование которого обеспечивается реальным производством. Мир цифры отделен от реального мира фундаментальными противоречиями. Вот они:

1. Реальное производство потребляет ресурсы, которые ограничены. Мир денег по своему определению – безграничен.

2. Любая производственная операция в любом случае занимает большую протяженность времени, чем операция финансовая, т.к. все материальные предметы обладают свойством сопротивляться своей обработке.

3. Средства производства имеют жизненный цикл – рождение, молодость, зрелость, старость и смерть. Над деньгами жизненный цикл не властен.

4. Рост реального производства всегда отстает от роста денег, ибо первый требует наличия слишком большого количества факторов производства (природные ресурсы, образование, труд, научные открытия и т.д.).

5. Перемещение факторов производства в любом случае имеет меньшую скорость, чем перемещение денег (особенно при достигнутом уровне развития информационной сферы, многократно опережающей развитие транспорта).

Разрыв реального производства и мира цифровых игр, где присутствуют деньги-3, с течение времени только углубляется. В результате деньги-3 теряют свои фундаментальные свойства, без которых их дальнейшее существование становится невозможным. Они теряют способность «сгущаться» в материальные предметы, а также – размножаться. Потому денежные потоки, продлевая свою жизнь, устремляются к производствам, требующим наименьшее количество факторов – сырьевым, информационным. В итоге огромные области жизненно важного производства остаются обескровленными, что порождает кризис, выхода из которых в логике денег–3 не существует.

Вид финансовой катастрофы отличен от зрелищ всех иных катастроф. Вместо пылающих руин мы видим новенький заводик, вроде целый и невредимый, но брошенный. Вместо груд трупов – вроде живых и относительно здоровых, но деградирующих и дичающих людей. Чтобы завод обратился в руины, а люди – в мертвецов, требуется сколько-то времени, но само это событие неизбежно. И причина беды – исчезновение связки, которая прежде соединяла завод и людей, но ныне исчезла. Так как в эпоху глобальности денег-3 кризис делается глобальным, то в «брошенные заводы» превращаются экономики целых стран, а их народы – в вымирающих «дикарей»…

Логика денег-3 для победы над кризисом – бессильна. Ведь сами деньги-3 обречены и обязаны погибнуть, и надо обеспечить их ликвидацию таким путем, чтобы на пути своей смерти они не уничтожили и мир людей. Для этого требуется создание с нуля принципиально иной денежной системы. Ее основным свойством должна стать прочнейшая связь с реальным производством, и, как следствие – подчинение мира денег миру людей, которым он и был когда-то создан. Иными словами, требуется возвращение к деньгам-1, но уже на новом уровне. Назовем новый вид денег — деньги-4.

В первую очередь требуется найти подходящий эквивалент денежной единице. Утратившее свой символический смысл, обращенное в простой товар и весьма обесцененное золото едва ли подходит для этой цели.

Новая денежная единица должна быть связана со всеми предметами, создаваемыми реальным производством. То есть соответствовать какому-то элементу, присутствующему во всех вещах.

Такой элемент существует, это – энергия. Она является универсальной субстанцией, пронизывающей весь мир, в том числе и мир хозяйства, как его часть. Таким образом новая денежная единица должна быть привязана к энергии.

Попытка создания подобной денежной единицы в истории уже имела место. В частности – в Советской России 1920-х годов, позднее к ней возвращался крупный советский ученый Побиск Кузнецов в 1980-е годы. По разным причинам эти инициативы не вызвали в те времена интереса. Но нынешняя эпоха, время катастрофы денег-3, требует уже быстрых и решительных мер по возвращению денежного мира в мир реальный. Потому настал момент для рождения новой денежной системы, основанной на энергетических деньгах, деньгах-4.

 Появление энергетических денег вызовет развитие прежде всего отраслей, связанных с производством и сбережением энергии, а также соответствующих отраслей науки. Это даст основу для переустройства всей техносферы, что, в свою очередь, повлечет за собой изменение всего общества. Новые энергетические технологии создадут основу для совершения нового рывка в космос, ведь главный сдерживающий фактор на этом пути опять-таки энергетический, и путей его преодоления современная мысль пока не нашла.

Страной, в которой вероятно создание новой денежной системы, вполне может быть Россия, ибо она одна из первых оставляется «деньгами-3» из-за слишком высоких издержек производства, порождаемых суровыми климатическими и территориальными условиями. Энергетические деньги – это одно из проявлений русской смекалки, ведь русский народ всегда находил выход из как будто безвыходных состояний.

Добавить комментарий