Бюрократическая рента в нефтегазохимии

<p>p>

Мы живем в странной стране — более странной, чем Россия Петра Великого. Там государство-образующая элита формировала власть, экономику и культуру на основе собственных воззрений на исторический прогрессе. Убогий 19 век! Мы живем передовее… В частности, у нас в Российской Федерации (РФ) есть разные промышленности,  например…

Нефтегазохимия — базовый сегмент российского промышленного производства, включающий более 650 крупных и средних промышленных предприятий (численность промышленно-производственного персонала — около 280 тыс.). В отрасли сосредоточено примерно 2% стоимости основных фондов промышленности и более 5% стоимости основных фондов обрабатывающих производств. Доля вклада нефтегазохимических предприятий в ВВП России — 0,4% (2009 год). Это справка из официальных источников.

Нужно развивать и совершенствовать данную отрасль всеми силами государства, казалось бы… Ан нет!…

У меня в руках оказалась копия письма премьер-министра Владимира Путина от 26 августа, в котором он поручает профильным министерствам обеспечить реализацию «плана-графика подготовки нормативных правовых актов в целях применения передовых технорм, соответствующих международным стандартам, и упрощения процедур получения разрешительной документации на строительство нефтегазохимических и нефтеперерабатывающих комплексов». Документ разработало Минэнерго, в начале августа он был согласован МЧС, Минпромторгом, Минприроды, Минрегионом, Ростехнадзором и Росстандартом.

При этом основными документами в системе российского законодательства в области промышленной безопасности являются федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и Градостроительный кодекс. Всего же эту область регулируют более 4,2 тыс. нормативных документов. В итоге сложилась громоздкая система, нередко не согласованных между собой, которые значительно увеличивают срок получения разрешений и общую стоимость инвестпроектов,— говорят в СИБУРе. Например, в Саудовской Аравии процесс согласования при строительстве нового производства занимает в среднем 11 месяцев, в США — 15, а в России — более 22 месяцев. Полное соблюдение всех действующих в России норм в ряде случаев может привести к удорожанию проекта более чем на 25%.

Несовершенство российского технического законодательства (дальнейшие термины можно пропустить всеми неспециалистами) негативно сказывается в первую очередь на стоимости и сроках строительства. Технический регламент требований пожарной безопасности от 2009 года предусматривает, что площадь отдельно стоящей наружной установки категории АН и БН не должна превышать 5,2 тыс. кв. м при высоте до 30 м и 3 тыс. кв. м при высоте 30 м и больше. Это увеличивает площадь застройки по сравнению с западными аналогами в полтора-два раза, а также влечет за собой необходимость производить лишний объем работ, увеличивает протяженность связанной с объектом инфраструктуры. На одном из основных проектов СИБУРа, который должен быть введен в эксплуатацию в 2013 году,— «Тобольск-Полимере» — общие затраты из-за этого возросли на 8-10%, а дополнительные расходы составили $160-200 млн от общего бюджета.

При этом, как отмечают аналитики, затягивание сроков строительства может быть критическим для любого проекта, если в этот момент строятся другие аналогичные мощности. «Получается, кто раньше построил, тот и получил контракт»,— говорят они. Также от сроков ввода перерабатывающих мощностей в действие напрямую зависят и добывающие компании. Это особенно актуально в связи с необходимостью повышения нефтекомпаниями уровня утилизации попутного нефтяного газа, который служит основным сырьем для нефте- и газохимии. Согласно постановлению правительства, НК (нефтяные компании) обязаны утилизировать с 2012 года не менее 95% ПНГ. Таким образом, если переработчики и нефтехимические компании будут из-за высокой стоимости проектов и трудности их реализации отказываться от своих планов, это напрямую повлечет за собой снижение уровня утилизации, так как нефтекомпаниям некуда будет направлять ПНГ.

Основным международным конкурентам Россия существенно проигрывает по инвестиционной привлекательности из-за более сложного и долгого получения согласований и разрешений. Например, задержка запуска «Тобольск-Полимера» составила десять месяцев по сравнению с аналогичным производством в Китае. И 11 месяцев в сравнении с Саудовской Аравией. А если сравнивать получение разрешения на строительство опасного производственного объекта в России и Великобритании, то в России число процедур почти в пять раз выше: 53 против 11 в Великобритании; сроки получения составляют 540 дней и 95 дней соответственно, однако в Великобритании предусматривается 13 недель (91 день) на согласование заявления и достижение предварительного соглашения с местными органами. Стоимость получения разрешения в России — $388 тыс., в Великобритании — $26,3 тыс.

 

Отдельные размышления по пиролизу.

Цена вопроса по отдельному пиролизному проекту оценивается в $7-8 млрд, и лишняя нагрузка из-за устаревших строительных норм и правил безопасности увеличивает цену до $9-10 млрд. При этом до 2030 года в стране намечается строительство по меньшей мере трех пиролизных печей, мощностью 1 млн тонн каждая (их собираются строить СИБУР, «Нижнекамскнефтехим» и «Газпром нефтехим Салават». Нагрузка в виде неэффективных стандартов промышленного строительства составит примерно $3-5 млрд лишних затрат.

Самый низкий уровень капитальных затрат — в Китае. Так, средние удельные капитальные затраты на строительство пиролизных мощностей ($/т этилена) в этой стране в 1,5 раза ниже, чем в Европейском союзе, и до 2,3 раза ниже, чем в России. Кроме того, китайские компании (Sinopec, CNPC) во взаимодействии с иностранными партнерами очень быстро реализуют инвестиционные проекты. Например, в 2005 году Китай имел серьезный дефицит поливинилхлорида (ПВХ), но уже к 2010 году страна стала нетто-экспортером этого продукта, увеличив собственные мощности по производству ПВХ почти на 70%.

Длительность процесса создания интегрированной нефтегазохимической мощности (пиролиз и полиэтилен мощностью 500 тыс. тонн в год.) в Корее и Китае от начала разработки инвестиционной идеи до запуска производства составляет около трех-четырех лет. В России инвестиционные идеи по созданию пиролизов разрабатывались с середины 2000-х годов, однако до настоящего времени ни одной пиролизной мощности создано не было.

Но одним из главных пунктов, который определяет условия строительства объектов газо- и нефтехимии, остается их безопасность. В СИБУРе считают, что нужен переход от предписывающего регулирования к целеустанавливающему. То есть государство должно определять целевые параметры обеспечения безопасности и жесткую, в том числе финансовую, ответственность за их нарушение. Целесообразно также экономическое стимулирование системы обязательного страхования промышленных объектов.

Позицию СИБУРа поддерживает и «Газпром нефть». Строительство производственных объектов в России с точки зрения безопасности сейчас регламентируют порядка 500 нормативных документов.

 

Минэнерго планирует внести на рассмотрение правительства еще один документ — общий план развития газо- и нефтехимии в России до 2030 года. Он содержит анализ рынка, а также концепцию развития отрасли. Одной из основных проблем отрасли названа ее бюрократизация. Как они в правительстве сами с собой бороться будут?!! Не понимаю.

В документе отмечается, что российские нефтегазохимические мощности сохраняют конкурентоспособность на существующих производствах главным образом за счет низких затрат на сырье, добавлю низкие зарплаты. При этом реализация административных мер по упрощению бюрократических процедур названа одним из основных способов поддержки производителей со стороны государства.

Минэнерго называет и другие причины высоких капзатрат на строительство новых заводов в России. Среди них — низкий уровень производительности и культуры труда, что приводит к увеличению стоимости строительства на 3-5% и выше, более высокая стоимость доставки оборудования (до 20%). Один из основных факторов — более суровый климат, что требует применения более стойких материалов, а также удорожает стоимость отдельных работ (на 3-5%).

«Кроме всего вышеперечисленного необходимо учитывать наличие в России высоких бюрократических барьеров (экспертизы, согласования, разрешения)»,— признается в документе. Как именно государство собирается снижать эти барьеры, в плане не указывается.

Спасибо родному руководству за благие намерения… Вдруг и получится?

Добавить комментарий