Кто из русских хочет стать предателем?

<p>Почему нельзя голосовать за коммунистов.

К длящемуся вот уже почти целый век несчастью России в ней и сегодня продолжают жить рядом два разных народа – советский и русский. Увы, нередко  и представители первого искренне почитают себя причастными ко второму. Есть и образчики неопределенной национальности – как бы ни то и ни сё… Но подлинно русский – всегда православный, ибо и сама русская нация есть результат именно ее рождения в Крещении и дальнейшего возрастания в лоне Православной Христовой Церкви. И вне отеческой веры нет ни русского человека, ни Русской Земли. Без веры – всё от лукавого!  И тогда как же возможно, что некоторые, пытающиеся считать себя «русскими», и поныне продолжают порой поддерживать врагов Божиих – коммунистов? И вот, вновь уже слышны голоса таких духовных слепцов: а мы, мы пойдем на выборы – и будем голосовать за коммунистов! Но отчего вы тогда так недовольны своим бытием? Ведь вы же и управляемы ими – или прямыми большевиками, или же их «духовными детьми», — всеми этими представителями бывших партийных ЦК, обкомов, райкомов и комсомолов, собравшихся ныне в этом  общаке – Государственной Думе. И что, депутаты от КПРФ заботятся о вашем благоденствии, а не — попросту являясь всего лишь наружно крикливой, но липовой «оппозицией», властью втайне прирученной, — в тихую лоббируют для нее же законы, направленные против вас и всех нас – русских людей? И чего еще можно ожидать от них – и бывших, и нынешних – до сих пор так и клянущихся пластмассовой ленинской куклой? Но разве подлинно русский человек может иметь что-либо общее с ними? С ними, вот уже скоро как целый век находящимися под церковным проклятием? Побойтесь же Бога, русские люди!

 

Известно, что уже в декабре 1917 года так называемый «Совет народных комиссаров (Совнарком)» создал комиссию по подготовке декрета об отделении Церкви от большевицкого государства. В состав комиссии вошли: нарком юстиции П. Стучка, нарком просвещения А. Луначарский, член коллегии комиссариата юстиции П.Красиков, профессор права М. Рейснер (отец комиссара Ларисы Рейснер) и священник-расстрига М. Галкин. В газете партии эсеров «Дело народа» от 31 декабря был опубликован проект этого декрета.

 

В ответ на это Святейший Патриарх Тихон 19 января (1 февраля) 1918 года обратился с посланием к нации, известное как «послание с анафемой», в котором он открыто проклял («анафематствовал») большевиков, их «советскую власть» и всех их пособников — НА ВСЕ ВРЕМЕНА. Тем самым через это послание Церковь бесстрашно выступила тогда с обличением антинародной и антироссийской, но главное и прежде всего, в основе своей — антихристианской, «злобесной» сущности коммунистического учения и коммунистической власти как таковых.

 

Обращаясь к новой власти, Патриарх, естественно, взывал и ко всем русским людям — ведь в первую очередь именно для них и было составлено это послание, ибо цену самим большевикам Тихон знал, и ему было ясно, что они останутся глухи к его обличениям.

 

В этом замечательном документе Патриарх, надеясь еще тогда на поддержку русского народа, четко высказал свое непримиримое отношение к богоборцам, заявив: «… то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей — земной… Властью, данною Нам от Бога… анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной» ( Послание Святейшего Патриарха Тихона от 19. 01 (01. 02)  1918 г. // Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сборник в двух частях. Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С. 83). При этом Патриарх обратился и ко всем православным верующим России с церковным запретом на какое-либо духовное общение с большевиками и с призывом к религиозному противостоянию им: «Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение… Противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной» (Там же).

 

В связи со сказанным заметим, что из текста этого документа становится тем более понятным, почему многие архипастыри и пастыри Православной Церкви неустанно предупреждали (как предупреждают и ныне!) каждого верующего: христианин, хоть в чем-то поддерживающий (пусть и по недомыслию) коммунистическую идеологию и ее служителей-богоборцев, тем самым совершает грех против Бога и Его Святой Церкви! Такой пробольшевистски настроенный «коллаборационист» естественным образом перестает быть членом Православной Церкви и духовнымгражданином Святой Руси — иначе говоря, перестает быть подлинным русским и становится в духовном же смысле Иудой по отношению к подлинной России.

 

…На следующий же день после появления патриаршего «послания с анафемой», 20 января (2 февраля) 1918 года, в Москве открылись заседания второй сессии Поместного Собора, где текст этого послания сразу же был оглашен и начато его обсуждение.

 

Но большевики, естественно, тоже не дремали.

 

Уже к вечеру того дня о патриаршем послании и поддержке его Собором стало известно в правительственном Петрограде. Ближе к ночи было срочно созвано заседание Совнаркома, утвердившее бессовестнейший по своему содержанию антицерковный декрет, названный его составителями (левым эсером, наркомом юстиции И. Штейнбергом и зав. Отделом Наркомюста М. Рейснером) Декретом «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» (21 января он был опубликован).

 

По сути своей этот документ свидетельствовал о насильственном отделении Российской Церкви от государства — которое в силу этого само переставало быть российским, становясь коммуно-советским. 23 января (5 февраля) 1918 года коммунистами был также издан еще один Декрет — «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». Отныне официальной государственной политикой страны в области религии стал воинствующий атеизм. «Доселе Русь была святой, а теперь хотят сделать ее поганою» — так ответил на все эти большевицкие декреты Священный Синод.

 

…Антибольшевистское послание Патриарха Тихона Собор полностью поддержал. Общее мнение его об этом документе ясно высказал московский протоиерей Н. Цветков: «…самое сильное место в послании Патриарха — анафематствование врагов родины и Церкви и запрещение входить с ними в общение. Хотя это место, при всей его краткости, очень выразительно, но все-таки оно требует объяснений… Собор должен бы выяснить, кого же анафематствует Святейший Патриарх. Я высказался бы, как высказывался и ранее, за то, что анафематствованию подлежат власти, ныне существующие, которые замыслили предательски погубить родину и Церковь. Но нужно иметь в виду, что в составе правительства есть лица, которых, по их вере и национальности, анафематствование не может касаться. Собору следует выразить свое отношение к этим нехристианским лицам, играющим большую и пагубную роль. Затем анафематствованию должны подлежать сознательные исполнители велений правительства и бессознательные элементы, которые по злой воле и трусости исполняют повеление этой власти» (Священный Собор Православной Российской Церкви. Деяния. Кн. VI. М., 1918. С. 38—39). Тогда же С.Н. Булгаков  (известный философ и общественный деятель, вскоре принявший священнический сан) предложил «объявить народных комиссаров врагами Церкви и народа, и нужно сами действия объявить противохристианскими, сознательные исполнители коих подлежат отлучению» (Цит. по: Одинцов М.И.  Всероссийский Поместный Собор 1917—1918 гг.: споры о церковных реформах, основные решения, взаимоотношения с властью // Церковно-исторический вестник. № 8. М., 2001. С. 131).

 

22 января (4 февраля) на заседании Собора было принято постановление, в котором он одобрил содержание патриаршего послания и тем самым придал ему статус официального соборного документа, который затем уже никогда официально же, соборно, не отменялся! Тем самым, это, канонически утвержденное, соборное прещение Российской Церкви, начиная с 4 февраля 1918 года, и по сей день остается в полной силе: иначе говоря, и сегодня все коммунисты пребывают под церковным проклятием, сколько бы отдельные представители Церкви, находясь как бы в «духовном забвении» и нарушая это соборное постановление, ни общались с нынешними «большевиками» на якобы «гуманитарной» основе.

 

Наконец 25 января (7 февраля) Собор высказался и по поводу только что утвержденного большевиками Декрета «О свободе совести», приняв особое постановление, где декрет этот был определен участниками Собора как «злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против нее гонения. Всякое участие как в издании сего, враждебного Церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к Православной Церкви и навлекает на виновных кары, вплоть до отлучения от Церкви» (Священный Собор Православной Российской Церкви. Деяния. Кн. VI. М., 1918. С. 3).

 

Начавшиеся тогда же повсеместные гонения на верующих стали поводом к принятию Церковью еще одного Постановления — от 28 февраля (н. ст.) 1918 года, начинавшегося словами: «Святейший Патриарх и Священный Синод имели суждение о преподании духовным пастырям и всем верным чадам Православной Христовой Церкви указаний в отношении к обстоятельствам нынешнего времени» (Постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода о деятельности церковно-административного аппарата в условиях новой государственной власти // Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917—1941. Документы и фотоматериалы. М., 1996. С. 30). Среди указаний этих имелись и принципиального порядка требования ко всем христианам — и пастырям, и пасомым — неизменно соотносить свои действия с духом евангельской правды и верности Самому Христу.

 

В «Постановлении», в частности, говорилось:

 

«1. Пастырям надлежит крепко стоять на страже Святой Церкви в тяжкую годину гонений, ободрять, укреплять и объединять верующих в защите попираемой свободы веры Православной и усилить молитвы о вразумлении заблудших. <…>

16. Все восстающие на святую Церковь, причиняющие поругание святой православной вере и захватывающие церковное достояние, подлежат, невзирая на лица, отлучению церковному. <…>

21. Ко всем лицам, совершившим деяния, влекущие отлучение от Церкви, а также ко всем лицам, поименно подвергнутым сему наказанию, должны быть применены все прещения, налагаемые Церковью на отлученных.

22. Отлученные от Церкви не могут быть допущены лично ни к святым Таинствам, ни к церковным молитвословиям и требам. Они не допускаются к Св. Причастию, для них не может быть совершаемо таинство брака, не может быть совершаема и домашняя молитва священника. Они лишаются всех вообще церковных прав, не должны быть допускаемы ни в церковь, ни на какие бы то ни было церковные и религиозные собрания. В случае нераскаянной смерти они лишаются и христианского погребения [подчеркну, что всё сказанное и поныне полностью относится и к коммунистам, и ко всем, их поддерживающим. –  д. Г. М.].

23. Верующие не должны входить в общение с отлученными от Церкви, за исключением случаев крайней необходимости и неведения.

24. В отношении лиц, отлученных от Церкви, священники ни в каком случае не должны ослаблять наложенных церковною властию прещений, памятуя, что за послабление и нерадение сами подпадают церковному наказанию…» (Там же. С. 31, 33-34).

 

Замечу, что из этого документа, и до сих пор полностью сохраняющего свой канонически-соборный статус (до тех пор, пока это анафематствование не будет отменено каким-либо последующим Поместным же Собором, что в самом принципе весьма сомнительно), ясно следует: те, кто общаются с коммунистами – «сами подпадают церковному наказанию». Увы, фактически же это соборное постановление, и духовно, и церковно-юридически полностью сохраняющее свою силу, давно уже не исполняется ни иерархами, ни мирянами… Что ж, за это они будут отвечать пред Богом, как прямо нарушающие священные каноны ЕГО Церкви.

 

Впрочем, еще печальнее то, что, если в предшествующий период это соборное решение не выполнялось (из соображений церковной ли особой «икономъи», или из простого чувства самосохранения), — чем, возможно, и пытаются оправдаться пред Богом таковые нарушители церковных канонов, то сегодня-то что мешает руководствоваться этим неотмененным церковным актом в нынешней нашей церковной жизни? Этого-то «слова» из церковной «песни» ведь никак не выбросишь… Разумеется, если придерживаться подлинного церковно-соборного правосознания – в духе уважения к священным канонам собственной Церкви.

 

Другое дело, что впоследствии и сам Святейший Патриарх Тихон отступил от жесткого ригоризма соборного анафематствования – ради, как он счел, блага же Церкви. Ибо жизнь при Советах и духовное падение основной части граждан бывшей России, увы, начинали всё более определенным образом диктовать свои сатанинские условия. Советскому человеку Бог  уже был не нужен… Как и анафемы, налагаемые на всё более становящийся ИМЕННО ТАКИМ наш народ и на дьявольских его вождей…

 

Но ныне ведь большинство начинает осознавать себя РУССКИМИ, верными Христу и Его Церкви. И ныне ведь нет открытых гонений на Церковь. А сам акт анафематствования до сих пор ни одним Собором нашей Церкви не отменен!

 

Так почему же и сегодня эту анафему, наложенную на «большевиков» всех времен (равно ВКПб, КПСС, КПРФ – «имя же им легион»), многие так легко забывают? И не обязано ли и нынешнее руководство РПЦ вполне свободно и адекватно правоприменять к ним эту анафему? Это явилось бы  и подлинно по-христиански духовным, и строго канонически последовательным, наконец честным — пред Богом и памятью тысяч наших новомучеников, убитых безбожниками-коммунистами — деянием Церкви.! Но почему же до сих пор по большей части молчат нащи архипастыри о том, что идущие вслед за проклятыми Церковью сатанистами и как угодно поддерживающие их — и сами подпадают под это же проклятье?

 

Неужели же нам всем не хочется, отбросив наконец чуть ли не столетние большевицкие лживые байки и все дьявольские их соблазны, стать единым, подлинно русским народом?

 

АНАФЕМАТСТВОВАНИЕ КОММУНИСТОВ – НА ВСЕ ВРЕМЕНА! – ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОМЕСТНОГО СОБОРА НАШЕЙ ЦЕРКВИ, И РЕШЕНИЮ ЭТОМУ ОБЯЗАНЫ ПОВИНОВАТЬСЯ ВСЕ ПРАВОСЛАВНЫЕ РОССИИ

 

Добавить комментарий