О наших Иудах

<p><p>или что несёт с собой обезбоживание человеческой жизни

Ныне всю нашу политическую жизнь пронизало предательство.

Оно является нередко предательством самым прямым — ради денег (очень и очень больших), но еще чаще — косвенным: как следствие равнодушия к нашей стране, как следствие духовной лени, трусости, невежества, некомпетентности, примитивности и тупой стереотипности политического и национально-государственного мышления, как выражение все той же прежней оглупляюще «коммуно-осоветченной» психологии и абсолютно бездуховной системы «ценностей» — всего того, что было впитано и унаследовано большинством нынешнего российского чиновничества в период его пресмыкания перед недавней еще коммунистической системой.

А ведь система эта, будучи порой внешне не лишенной даже некоторой расчетливо ловкой —  и политически, и экономически — «хитрости», внутренне, интеллектуально была примитивнейшей, если не сказать совершенно «дубовой» и, притом, абсолютно безродной и, по сути, антирусской бессовестнейшей системой.

Именно ею и был воспитан за долгие десятилетия существования СССР  типичный, предельно циничный и нахрапистый чиновник, о профессиональной среде которого в целом и тогда уже можно было сказать: «Вор на воре сидит и вором погоняет», — только тогда крали и брали «взятки» относительно «по мелочи», а теперь дорвались и «по крупному»…

Этому повсеместному предательству интересов России со стороны «прихватизаторов», по сути своей подлинных «воров в законе», составляющих максимум не более одной десятой доли процента всего нашего населения (!), необходимо, и в самом скорейшем времени, противопоставить, если мы только хотим сохраниться как нация и страна, всю имперскую мощь русского народа, которая потенциально и сегодня остается чрезвычайно огромной.

Однако актуализировать ее, обрести эту мощь в себе реально, а не на уровне лирических фантазий, мы сможем, только достигнув предельного своего единства.

Единение же это может состояться, лишь если мы вновь осознаем, определим тот наш духовный, сверх-исторический религиозно-национальный стержень, вокруг которого всегда и собирались русские люди, вокруг которого росла и ширилась сила нации. Именно лишившись этого стержня в период революционных переворотов, мы уже тогда, согласившись с большевицким «октябрем», и оказались неизбежно обречены покатиться под откос и мировой, но, главное, и своей собственной истории.

Сегодня объединяющим всех нас началом может быть только национальная идея, причем неразрывно связанная с идеей религиозной, православной, и потому понятая не как идея узко шовинистическая, местечковая, а как идея глобального, поистине вселенского масштаба, ибо и все враждебные ей идеологемы имеют ныне именно такой масштаб, — равно как и силы, противостоящие России почти со всех сторон, носят сегодня столь же абсолютно-глобальный характер.

Нас не могут объединить идеи классовые, социально-разрушительные или всегда разъединяющие идеи меркантилизма; нас не могут объединить и сугубо индивидуалистические идеи либерализма западного, «просвещенческого» типа; нас не могут объединить и идеи — всегда, в большей или меньшей степени, — надмевающего, спекулятивного кабинетного интеллектуализма вполне виртуального типа; наконец, нас не могут объединить и различные «партийные» идеологии. Ибо всё это элементы дифференцирующие, разделяющие и отталкивающие, антиорганичные и противоборствующие, а главное — неизменно эгоистичные в самой своей основе и потому столь же неизменно разрушающие и разобщающие, а не единящие!

Всех нас может предельно объединить лишь единая шкала духовных ценностей, а она заключается только в единой вере и в той единственно истинной мере всех вещей, которой является отнюдь не «тварь»-человек, а Его Творец-Бог, всегда готовый придти на помощь России, если она позовет Его!

Сама катастрофичность современного мирового бытия, замешанная как раз на отказе от этой аксиомы самой возможности нормального людского существования; всеобщее, уже явно становящееся всемирным, нравственное одичание человечества и явно начинающееся прямое крушение Европы — всё это показывает нам, каков реальный результат обезбоживания человеческой жизни.

Не пора ли наконец понять всем нам, что это — не русский путь, не путь России, и что в отсутствии прямой помощи Божией (а не этим ли отсутствием как раз и чревато наше, всё ещё столь нередкое равнодушие к родной земле?) мы придем именно к таким же смертельным итогам и, быть может, еще раньше других! Но ведь, по существу, мы уже и сегодня находимся на самом прямом пути к подобным печальным результатам — к постепенно разверзающейся перед нами пропастью общенациональной гибели.

В нынешней ситуации особенно опасно для нас продолжающееся заигрывание российской власти с международным либертарианством, постоянная оглядка правительственных чиновников на «мировую» либеральную общественность, которая так любит покритиковать Россию за якобы недостаточную ее приверженность демократическим принципам.

Однако, к чему приводит подобная безоглядная приверженность ценностям либерализма, особенно хорошо видно на примере тех тысяч трупов в Нью-Йорке, Мадриде, Лондоне, которые появились там уже в новом столетии (и еще безусловно, к несчастью, появятся в самом недалеком будущем) — как результат поклонения «демократов» идолу равноправия и политике «толерантного» невмешательства в дела исламистов, захватывающих Европу.

Сегодня нам в России, в ответственейший и опаснейший период нашей истории тем более не пристало и абсолютно непозволительно заниматься подобными же играми в «свободу», понимаемую фактически как гражданскую безответственность.

В отличие от свойственной Западной Европе тенденции ко всерасслабляющему псевдогуманизму, печальные результаты которого хорошо видны уже сейчас, России придется уже в ближайшем будущем выработать систему довольно жестких превентивных законных мер в отношении всех видов противоправных деяний, угрожающих как внутренней стабильности нашей общественной жизни, так и сохранению целостности и суверенитета Русской земли (в том числе и мер в отношении любых видов потенциального сепаратизма).

Нам нужно думать о сохранении жизней и о хотя бы сносном существовании всех наших сограждан — и в центральных регионах, и в местных, так называемых, «автономиях».

Ради этого мы должны будем, хотим этого или не хотим, создать достаточно уникальную собственную систему общегражданского российского права (равно и собственных принципов правоприменения) — без оглядки на западные, разрушающе «толерантные» модели и, прежде всего, с учетом существующего уже давно особого «чрезвычайного положения» в стране (или гибель российских солдат в Чечне и миллион умирающих у нас в год — не достаточное тому свидетельство?).

Однако именно система фальшивых и всегда демобилизующих общество в самые критические моменты его существования «либеральных ценностей» остается весьма действенным соблазнительным средством политической демагогии для российской правящей олигархической «элиты», способствуя ей в сохранении и приумножении своей власти и своих богатств.

Защита этих «ценностей» помогает ей иметь хотя бы относительно респектабельный вид в глазах Запада, с которым она постоянно заигрывает ради вящего сохранения своего «статус кво» и возможности прокручивать там свои темные финансовые делишки.

Но не менее вредна для нашей страны и другая функция либерализма, а именно — нарочитое выпячивание им либертариански-прекраснодушного, «самого-самого» подлинного «гуманизма», который выступает в их речах как «ценностно-правовая» подоснова для шельмования любых решительных и конструктивных программ возрождения не желающей более идти по «демократическому пути» России.

Однако редко-редко еще можно услышать аналитически достаточно точную и духовно-трезвую оценку якобы искренней приверженности российской чиновничьей плутократии к «демократическим ценностям» — подобную той, какую мы читаем, например, в статье известного нашего политолога и публициста Андрея Савельева: «Нам вовсе не обязательно иметь прецеденты в чужих правовых системах. А международное право вполне может формироваться и с участием прецедентов, создаваемых Россией» (Савельев А. Из миграционных тупиков к разборчивой этнополитике // «Имперское возрождение. Журнал политической аналитики». М. № 1 (2), 2005. С. 76). Если же, продолжает он, — «бесконечно топтаться вокруг рассуждений о необходимости защиты прав человека и забывать о защите жизнеспособности нации и составивших ее народов, о соотечественниках можно забыть. Именно это и делает российская бюрократия — паразитический слой, беспрерывно грабящий Россию. Именно ей выгодны либеральные концепции права и либеральная антропология, загоняющая нас в тупик. Нам ничего другого не остается, кроме отбрасывания этих негодных концепций» (Там же),  тем более негодных — особенно для России.

 

Добавить комментарий