Неужели так трудно понять?

<p><span style=’font-family: «Times New Roman»,»serif»; font-size: 12pt; mso-ansi-language: RU; mso-fareast-font-family: «Times New Roman»; mso-fareast-language: RU; mso-bidi-language: AR-SA;’>Сохраняются пустые надежды; удел миллионов — всё та же прежняя, почти детская доверчивость ограбленных по отношению к своим же грабителям.

Как никогда прежде за прошедшее двадцатилетие – ныне отовсюду слышатся одни и те же вопросы: куда мы катимся? что делать с этой прогнившей властью? как спасти страну от постепенно надвигающегося окончательного разорения, чреватого попросту то ли ее самоубийством, то ли убийством? как спасти себя и детей России – своих же собственных детей? Казалось бы – ответы ясны… Но нет – сохраняются пустые надежды; удел миллионов — всё та же прежняя, почти детская доверчивость ограбленных по отношению к своим же грабителям. И вот уже многие, готовые бездумно бросать лукавые избирательные бумажки в поглощающие сии «волеизъявления» (их так и хочется назвать «волеизъязвлениями») воровские щели изберкомов, по сути вновь согласны нести своим разорителям на блюде ключи от своих же – и ранее уже не раз теми же разбойниками и обездоленных — судеб…

Неужели непонятно, что ради собственного же нашего сохранения — каждого из нас! — ради будущего нашей несчастной страны всем нам необходимо сейчас же, не медля (ибо время уже явно не терпит!), пробудить в себе вновь былой дух русского активизма и всю полноту русской государственной мощи, пробудить — отнюдь не по-ницшеански злую, а творчески добрую, а потому и самую решительную — «волю к власти»; нам нужно вновь осознать свою государство-образующую роль и первенствующий, ведущий характер Русской Традиции на пространстве всей России — и европейской, и азиатской ее частей.

Залогом же нашей силы и нашего успеха в решении сложнейшей проблемы межнациональных отношений должно служить четкое осознание того, что в своем лице русский народ являет воплощенное единение не столько по крови, сколько по духу, культуре, вере и языку, которые и должны стать единственно утверждающими душу и тело всей возрождаемой ныне, православной, подлинно русской нации.

При этом любые представители и иных, а не одного только русского народа, признающие приоритетность на территории России именно этой традиционной великорусской системы духовно-нравственных ценностей, фактически также являются полноценными и полноправными членами русского сообщества, русской нации.

Не принимающие же этой системы ценностей всегда останутся в лучшем случае только более или менее лояльными нашими попутчиками, что, однако, в целом терпимо — в соответствии с мерой этой лояльности, в худшем же — могут стать потенциальными приверженцами сепаратизма и участниками антирусской, антиправославной «пятой колонны», тенденции к чему и сегодня уже налицо в некоторых кругах отдельных субъектов нашей федерации.

И это уже, естественно, терпимо быть Россией никак не может, и такие тенденции, и такой стиль политической жизни подобных субъектов (точнее — преимущественно их феодальных «верхушек») должны быть по мере необходимости предотвращаемы государство-сберегающими, органичными, всегда только вынужденными и обязательно предельно справедливыми, хотя, вполне возможно, и самыми жесткими действиями центральной власти (а отнюдь не сегодняшними методами фактического подкупа феодального начальства — за счет государственного бюджета, то есть за счет ограбления других исконных областей России).

В противном случае развал Русской земли не за горами!

И именно поэтому малейшее поползновение ко внутрироссийскому сепаратизму должно быть в принципе строжайше наказуемо, квалифицируясь — как государственная измена, со всеми вытекающими отсюда последствиями — вплоть до применения законов военного времени, ибо любые возможные антироссийские действия сепаратистов и есть уже реальная война (одновременно межэтнического, межрелигиозного и общегражданского характера). И не мы, русские, как и все вообще законопослушные представители других наших народов, начинают подобные войны. Но оканчивать любые из них должны только мы — причем с победным лишь результатом!

Без такой принципиальной, а если необходимо, то и безоглядно самой жесткой государственной позиции страна будет обречена на полный развал, и в не слишком отдаленном будущем мы окажемся рассеянными по евразийским просторам, утратив собственную идентичность даже в пределах центральных регионов страны. У нас сегодня есть (пока) только одно, хорошо — если окажется два — десятилетия для восстановления имперской России: потом наверняка станет уже необратимо поздно.

При этом всем нам окончательно следует понять, что вне такой — естественно, во многом творчески обновленной — политической формы своего бытия наша страна существовать далее не сможет! Весь опыт нашей тысячелетней жизни лишь однозначно подтверждает это, и заявляющие противоположное есть или недальновидные и попросту неумные и «государственнически» невежественные, не понимающие русской специфики политики, экономисты, общественные деятели, или же заведомые предатели и враги Российского государства, вполне сознательные враги  Русской земли.

Вообще же — отнюдь не в регионах нужно наводить порядок в первую очередь и прежде всего!

Региональный сепаратизм будет представлять самую реальнейшую угрозу целостности России только до тех пор, пока не начнут решаться духовно- утверждающие и социально-политические проблемы непосредственно самогу русского народа!

Можно тянуть еще весьма долго абсолютно бессмысленную волынку умиротворения, например, той же Чечни — и это останется совершенно невыполнимой задачей до тех пор, пока положительным образом не будут решены задачи «умиротворения» жизни в самом центре, в срединной России.

Иначе говоря, весь наш общероссийский развал будет продолжаться до тех пор,пока не будет нормально устроено национальное (в первую очередь — как фундамент всего — религиозное, по-христиански нравственное, православно восчувствованное и осмысленное) бытие самогу русского человека. Лишь в этом случае всеми нами будут обретены: духовно — спасительное, благодатное содержание жизни и помощь Божия во всех наших добрых делах; психологически — чувство национального самоуважения и душевной крепости; физически — мудрая, христиански положительная общенародная сила. Всё это мы тогда и сможем целеустремленно направить на государственное строительство единого и мощного многонародного Русского государства духовно единой русской нации.

Если, как и сегодня — с молчаливого согласия верховной власти «Эрэфии», всё в ней будет продолжать разворовываться; если фактически единственным правящим классом в ней будет оставаться антинационально действующий легион шкурного и насквозь продажного постсоветского чиновничества всех ведомств и всех рангов (практически — снизу и до самого верха); если, наконец, у руля страны не встанет по-русски мыслящий и по-русски — духовно свободно и последовательно государственнически — действующий  новый «ведущий слой» Православной России, то и в преимущественно русских, и в инородческих регионах сохранится прежняя же прискорбная, всё более и более приближающая нас к развалу и к распаду страны картина. И не придется ли нам тогда на всём протяжении наступившего столетия в великих муках, о которых мы ныне не имеем даже представления, восстанавливать наше Отечество — из руин нынешней Эрэфии, которую мы так и не удосужились преобразить — когда еще было можно — в Великую Россию?

И неужели всё и далее у нас будет точно так же расхищаться, всё точно так же будет основываться на единственном ныне жизненном (на самом деле — самом смертельном для всех) принципе: «ты мне — я тебе», и точно так же всё будет подчинено всеобщему обману, политической проституции и антигосударственному, антироссийскому предательству, причем так же — снизу и уже до самого верха?!

Пока мы, русские, не поймем наконец, чтО же мы собой представляем сами, пока не зададим себе основополагающего вопроса: «Так кто же мы — в своей духовной основе?» и не найдем на него ответа, до тех пор Россия будет оставаться находящейся на волосок от собственной гибели,  и мы по-прежнему не сможем решить ни одной задачи — в том числе и сложнейшей проблемы умиротворения очагов сепаратизма (как уже вставшего на тропу войны, так и только еще посматривающего в ту сторону). Неужели мы позволим довести свою страну, самих себя до такого момента, когда задавать этот вопрос уже будет некому?

Добавить комментарий