Жил да был военно-патриотический клуб

Жил да был военно- патриотический клуб …Тридцать лет и три года функционировал себе, выполняя главную задачу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения и не было у него проблем с законом. Клуб построен руками самих курсантов. В 1984 лохматом году получил клуб новое здание где все сделано руками подростков. И землю копали и таскали и стены красили… В советское время понимали проблему военно-патриотического воспитания и решали задачу всем миром. И шефы помогали чем могли. И предприятия и воинские части.

Подходишь к клубу-музей военной техники под открытым небом… И танки и БТРы и артиллерийские орудия и самолеты с вертолетами. И памятник поставили… А памятник не просто поставили в виде крыльев вкопанных в землю… Памятник то погибшим летчикам…Только перед этим еще и работу провели по установлению фамилий погибших. Полк то был перегонный. Советско-американский и гонял в годы второй мировой самолеты по авиатрассе Аляска-Сибирь…
А клуб не просто клуб, а клуб  военный.   И парни в нем не просто  парни, а курсанты. Клуб создан по структуре батальона. А командиры отделений взводов и рот в нем сами курсанты  просто парни а курсанты, да еще и в черных морпеховских беретах. А такие орлы требуют к себе особого внимания… И   не переставал начальник клуба парням уделять внимание. Особенно в летний период. И весной и летом на военные сборы их вывозил И стрелял с ними начальник клуба на военных сборах из всех видов отечественного и некоторых видах зарубежного оружия, и боевую технику водили. И с парашютом прыгали. И в параде в честь дня ВМФ участвовали и нигде- нибудь, а в столице Краснознаменного Тихоокеанского флота в городе Владивостоке.  И на Кубе побывали, и на Аляске в США, и в Китае И пошла про клуб слава добрая.

Причем не только в нашей стране но и за рубежом
Начальник клуба с каждым годом  все больше убеждался  в правоте своей мысли о том что детьми надо заниматься «25 часов в сутки», с перерывом на те часы, когда дети ночью спят и днем находятся в школе. Парни с улицы тянулись в клуб, потому что на улице им было скучно. А в клубе и самбо и мотоциклы и картинги…Потом появились и квадроциклы и парашютная секция стала еще и парапланерной. Да и за компьютером можно стало в «Контал страйк» порубиться когда появился и компьютерный класс. Да и парни вполне самостоятельные были.

И автор этого рассказа помнит, что взрослым в начале деятельности клуба был только начальник клуба, а руководителями отделов были сами курсанты. Был среди курсантов кино-фотолюбитель. И возник кино-фото отдел. А курсант этот как настоящий военный корреспондент всегда с «лейкой и блокнотом», а точнее с кинокамерой и фотоаппаратом, и так стали архов вести. Летний лагерь  в котором участвовал автор этого рассказа был в 1985 году  на Уптаре,  на базе старого военного аэродрома и базировались курсанты в старых казармах. Под конец соорудили 15-ти метровый костер. На входе в фойе клуба до сих пор висит эта черно-белая   фотография. Как он горит  и как он выглядел. И личный состав на фоне сооружения…

В той стране, в которой родился клуб в советское время, в каждой школе было оружие и каждый школьник стрелял выполняя нормы ГТО . Комплекс такой был военных и физических  упражнений для всего населения «Готов к труду и обороне» назывался. И стрельбы в 1985 году на стрельбище на Уптаре была: нам военные помогали организовывать. Автор этого рассказа впервые взял боевой АКС-74 задолго до присяги, не достигнув 14-летнго возраста. Паспорт в те времена в 16 удостоверял права советского гражданина.

1985 год для автора этого рассказа знаменит еще и тем,что он все лето проводил на свежем воздухе. Первую половину лета — в юношеской геологической партии, в составе отряда юных геологов, а  вторую половину лета — в военно-спортивном лагере.

Про юных геологов тех лет можно написать повесть. Зайдите на форум кафедры геологии СВГУ в городской сети, там эта повесть опубликована. В советское время досугом детей занимались, не то «что нынешнее племя» педагогов, школ которым поставлена задача обучения по предметам. А воспитывать то кто будет?!…

Потом наступили тяжелые 90-е годы, и страна стала другой. «Демократическим правовым государством с республиканской формой правления».  Так говорится в ее Конституции, по крайней мере. Но как в том анекдоте… Изменилась Россия, а чиновники те же… Непробивные, непонятливые… К тому же им еще и закон не писан. И вот пригляннулось чиновнику помещение… Прекрасное да уютно отстроенное, отремонтированное… Каким ему еще быть, если в 1985 автор этого рассказа с товарищами  «в позе бегущего египтянина» в низком подвале с кирками лопатами носилками трудились, и ведрами вынесли  оттуда неимоверное количество кубометров земли… На нижней палубе нынче и спортзал, и тир, и гараж для квадроциклов.

В наше время клуб  занимал только полздания. А поколение курсантов «диких девяностых»  прорубало «окно в Европу», когда вторую часть здания отдали клубу. Курсанты всех лет понимали что стараются не только для себя. Когда они покинут стены клуба, придут другие, и им мучиться со строительством не придется. Какая красота! Строить ничего не надо, только приходи и занимайся! Спортом ли, боевой подготовкой ли, да мало ли чем может заниматься курсант?!

Зайдешь в отдел боевой подготовки-крастота. И кабины самолетов в которых можно подержать рукоятку управления, и понажимать педали и столы с массогабаритными макетами… В 1985 автор этого рассказа на посту номер один в лагере, охраняя военно-морской флаг СССР (такой же как изображен на знаке курсантов клуба), с гордостью сжимал деревянный макет…

А сейчас железные массогабаритные макеты автоматов  АКМ-74 со складными прикладами и макеты пистолета-пулемета ППШ времен Великой Отечественной войны, и ручного пулемета РПК, и мосинской трехлинейки, и снайперской винтовки СВД. Все для того чтоб курсанты учились военному делу настоящим образом. И не зря ведь учились…

Читаешь сейчас Постановление Правительства РФ от 5 октября 2010 года №795, которым утверждена Государственная программа   «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011–2015 годы»,  и там написано : «для совершенствования  системы военно-патриотического воспитания  требуется в том числе решить задачу по формированию положительной мотивации у молодых людей относительно прохождения военной службы по контракту и по призыву».

За эти тридцать три годка котрые известный герой и защитник Отечества Ильюша Муромец лежал на печи, в клубе занималось около 7000 подростков.  И не одному курсанту не надо было прививать положительную мотивацию, поскольку встав в курсантский строй 95 процентов воспитанников клуба  потом служили по призыву. Пять процентов либо были отсеяны по здоровью, либо избрав профессию «Родину защищать», стали на путь профессиональной службы в армии, в органах МВД И ФСБ.

Точную цифру  назвать сложно, но из  воспитанников, ставших военными или сотрудниками правоохранительных органов, более 200 только старших офицеров. Один, например, капитан первого ранга Краснознаменного Тихоокеанского флота,  бывший командир подводной лодкой «Магадан» — ныне в штабе ТОФ  на адмиральской должности.

А воспитанники «диких девяностых»! На их долю пришлись самые трудные испытания. Они учились в школе, когда уже в школах не было уроков начальной военной подготовки. Но те кто, служили по призыву, участвовали в боевых действиях в Первую чеченскую компанию 1994-1996. Все вернулись с войны  живыми. Не это ли самый лучший показатель работы клуба!

Автор этого рассказа не входит в это число. Он еще принимал советскую присягу и, воспитанный на подвигах афганцев, еще мог бы попасть в Афганистан осенью 1989 — в свой призыв. Но в феврале того года уже вывели войска. И думал автор этого рассказа, ушедший служить со студенческой скамьи, что войны не будет больше, и ему в войнах не участвовать…

Отслужил благополучно срочную без войны и пошел работать в гидрографию ВМФ. Не помышляя о том, что в 1995 подпишет контракт, поступит на военную службу, а в августе 1996 года попадет в город Грозный в самое пекло…

Автору этого рассказа повезло: он выпускник советской десятилетки — застал уроки начальной военной подготовке  в школе,  выполнял нормы ГТО, в число которых входило и выполнение норматива «Меткий стрелок» из малокалиберной винтовки .А также он был курсантом военного клуба и метко стрелял из боевого АКС-74 толи накануне , толи в день своего четырнадцатилетия. Стрельбы были где-то в середине августа. И это был самый незабываемый подарок ко дню рождения — в условиях походно полевой военно-клубной жизни. Кроме того автор этого рассказа застал недельные сборы 1987 года на базе войсковой части погранвойск, куда собрали парней всех школ города. Где девятиклассники прошли военные сборы и поиграли в военную игру «Орленок». Где тоже были стрельбы из «калашникова».  Таким образом, автор этих строк еще в школе познал «радости военной службы», и когда предложили контракт — пошел не задумываясь о том, что когда-нибудь придется «в войнушку играть» с боевыми патронами.

Правда по воинским  по частям автору этих строк поездить не пришлось. Первый выезд в дивизию морской пехоты КТОФ пришелся на  ту половину лета 1986 года, когда он в составе очередного юношеского геологического отряда выполнял геологическую съемку на полуострове Старицкого и с товарищами нашел там небольшое оруденение молибдена.

Но 55 ДМП ТОФ от него никуда не убежала, и половину срочной по приказу Министра обороны СССР маршала Советского Союза Язова Д.Т. он служил там — в отдельном разведывательном батальоне. То есть, как настоящий разведчик «крался на мягких лапах как пантера, ползал как удав,  плавал как дельфин, стрелял как ковбой и бегал как лошадь ковбоя».

У воспитанников  «диких девяностых» из военной подготовки был только клуб. Но клуб уже в то время, когда устойчиво, каждую весну и лето были сборы в воинских частях. И только в клубе парни смогли получить нужные знания, умения, а так же приобрести навыки , чтоб потом, будучи солдатами или  матросами (срочной службы из морской пехоты ТОФ), выжить на войне.

Выжили. Начальник клуба уже сбился со счета воспитанников, которые участвовали и во Второй чеченской, будучи контрактниками войск и правоохранительных органов. Никто не погиб… Правда, раненые были.

Об одном из числа воспитанников военного клуба своих лет хочется  сказать особо. Автору этих строк 40, а он на несколько лет старше  — солидный мужчина в расцвете лет, отец большого семейства. При этом в прекрасной физической форме и при  подполковничих погонах в милиции.  Ветеран Афганистана еще на срочной. Попал в спецназ. Потом ветеран двух чеченских. В Первую чеченскую, когда находился на выполнении боевой задачи , был снова  ранен.  В детстве он в хулиганах числился и стекла, бывало,  бил, и в комиссии  по делам несовершеннолетних числился. Когда он встречается с начальником клуба и с курсантами, так и говорит: а как бы повернулась его жизнь, не приди он в этот военный клуб? А в клубе понял, что заниматься любимым делом интереснее, чем хулиганить. Потом и дисциплинированннее  стал, и  учился  потом хорошо, и норматив кандидата в мастера спорта по самбо выполнил. К  самбо он приобщился в военном клубе.

На этом прервем рассказ о воспитанниках и перейдем к чиновникам всех уровней которые в России как в одной из самодеятельных  песен про Сизифа, как циклопы. Циклопы,  поставленные следить за тем, чтоб Сизиф катил на вершину горы тяжелый камень. Эти циклопы  доследились до того, что им стал мешать сам Сизиф, и они ходатайствовали пред Олимпом: «убрать  для порядка Сизифа,  с горы, дабы не мешал он циклопам».

Так вот. Пришел в клуб чиновник от министерства образования.
И не понравилось ему, что клуб — не учреждение дополнительного образования. Убедил он начальника лицензию получить на ведение образовательной деятельности. Мол, так и так, вы же белые вороны: все клубы давно МУДО, а вы нет. Непорядок!

Получил клуб лицензию. А чиновникам от образования только того и надо было. Проверки, проверки… Тонны бумаги, и надо их писать и писать. А если тонны бумаг исписать, то когда парней–то воспитывать?! Они только и ждут послабления.  Понял начальник клуба, что  так жить нельзя, и пора возвращаться к старой  проверенной советской форме работы – клуб по месту жительства военно-патриотической направленности. Сдал клуб лицензию. И не занимается он больше образованием,  а занимается военно-патриотическим воспитанием и подготовкой молодых людей к службе в Вооруженных Силах.

Начались тогда у клуба проблемы с тем же надзором по линии образования прям — как в том анекдоте про Илью Муромца:  то не там летишь, то не так свистишь… То программа основ военной службы не сответствует требованиям, то журнал не так заполнен. И вообще, зачем занятия по стрельбе из пневматической винтовки к образовательной деятельности приравняли?
Посыпались как горох проверки.
Случился на полетах парапланеристов инцидент: парнишка приземлился на чужой автомобиль. Видел автор и документы с разбора тех полетов. Пришел к выводу, что ситуация нештатная былаю. Автор этих строк не летал на параплане, но если бы на парашютных прыжках «гонимый ветром  в толпу людей» при варианте приземлиться и травмировать людей или повредить автомобиль выбрал бы второе.

Рассудить бы так же и проверяющим. Но «синие человечки» из транспортной прокуратуры чиновников от образования прихватили и объявили: занимаются запрещенным образованием без лицензии. Поскольку занятия есть, и в уставе написано «обучать». Значит образовательная деятельность, а лицензии нет. Чиновники от образования экспертное заключение состряпали: мероприятия по военно-патриотическому воспитанию стали образовательной деятельностью… Ай яй яй гражданин начальник клуба! Низя! К образовательной деятельности приравняли и  организацию стрельб из пневматической винтовки, и катание на квадроциклах, и полеты на парапланах. Журнал учета есть, значит — образовательная деятельность. В уставе написано «обучать» — тоже образовательная деятельность.

После того как прокурор  в отношении  военного клуба как юридического лица состряпал дело об административном правонарушении по ст. 19.20 КоАП РФ (за осуществление образовательной деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии)), судебные  органы признали клуба виновным — как юридическое лицо, которому положено административное наказание в виде штрафа в размере 170 000 рублей. В настоящее время дело в суде надзорной инстанции, и не факт решение не останется в силе.

Автор этих строк  юрист,  и имеет вторую юридическую специализацию «административно-процессуальная деятельность» Около трех лет сам  привлекал нарушителей, и привык работать так, как говорит закон. Закон надо читать, причем не только охранительную норму Кодекса об административных правонарушениях,  но и норму регулятивную. Норму регулятивную закона об образовании, а так же другие законы и иные нормативно-правовые акты ,регулирующие сходные отношения. Чтобы потом, толкуя регулятивные нормы, способом систематического толкования прийти к выводу: нарушен закон или нет? Пострадали ли общественные отношения в области образования или нет? Потом  надо еще собрать доказательства только тогда решить, можно ли «привлекать». Так работают наситоящие профессионалы своего дела.

Итак, смотрим регулятивную норму. В  преамбуле федерального закона об образовании написано « под образованием  понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов).
Под получением гражданином (обучающимся) образования понимается достижение и подтверждение им определенного образовательного ценза, которое удостоверяется соответствующим документом».

Далее читаем Постановление Правительства от 24 июля 2000 года  № 551 то самое, утвердившее положение о военно-патриотических детских и молодежных объединениях: «военно — патриотическое объединение —  созданное по инициативе граждан добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, осуществляющее в соответствии с уставом о его деятельности и при участии органов исполнительной власти и органов местного самоуправления военно — патриотическое воспитание молодежи, детей и имеющее в связи с этим право на финансовую поддержку указанной деятельности со стороны федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления».

В этом же положении читам Основными направлениями и формами деятельности военно — патриотического объединения являются:

организация работы по техническим и военно — прикладным видам спорта;
проведение военно — спортивных соревнований, игр, походов, экскурсий, показательных выступлений, войсковых стажировок;
проведение мероприятий, связанных с боевыми традициями армии и флота. Где написано что военный клуб должен быть МУДО?

Далее читаем  пп. «а» п. 2. Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации, во исполнение п. 3. ст. 33.1. Закона об образовании:
«не подлежит лицензированию образовательная деятельность  не сопровождающаяся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании и (или) квалификации».

Наш военный клуб никогда своим воспитанникам не выдавал документов об оборазовании. Курсантам присваивались разряды компетентными спортивными органами по результатам соревнований. Например, знакомый уже нам подполковник милиции получил КМС на зональных соревнованиях СССР по Дальнему Востоку. А менее удачливые получали свои первые и вторые разряды на первенствах  Магаданской области. Третьи  разряды по парашютным прыжкам курсанты получали после выполнения парашютных прыжков в воинских частях.

Но раз прокурор говорит, что стрельбы  и вождение — это образовательная деятельность, так почему тот же прокурор (пускай не транспортный, а военный) не вломится c проверкой законодательства об образовании в какую нибудь воинскую часть какого нибудь спецназа, где обучают воинов и стрельбе, и вождению боевых машин, и водолазной и парашютной подготовке?Воинская часть ведь не образовательное учреждение, но и планы пишет по различным видам подготовки, и конспекты, и журналы ведет. К тому же воинская часть и документы соответствующие выдает. Квалификацию специалиста 3-го, 2-го  1 класса или звание «мастер».

Или где нибудь в летной части где так же присваивается квалификация летчиков и штурманов 1 и 2 класса, летчиков –снайперов, ведь обучают? Да. Документы о квалификации дают? Да. Образовательным учреждением не являются? Не является. Лицензии у них нет? Однозначно, нет. Оштрафовать как злостных нарушителей закона об образовании!!! Но воинскую часть прокурор почему то «не трюмит», а беззащитный от чиновничего беспредела подростковый клуб-пожалуйста.

Далеко еще грешной России до правового государства, потому что в правовом государстве неукоснительно исполняется закон, в  органах прокуратуры и судах работают настоящие профессионалы которые расследуют дела и  судят, руководствуясь законом и совестью.

А сейчас либо законов не знаем, либо совести нет….


Добавить комментарий