Пустит ли модернизация ростки в России?

В последние годы научными сотрудниками ряда ведущих институтов РАН (философии, проблем управления, прикладной математики) разрабатывается теория инновационных сред. Кроме познавательной составляющей  работа имеет практическую цель: поиск выхода из «инновационного тупика», в который реально попала Россия.


Ключевой для теории управления в рамках современной науки предложена парадигма «субъект – полисубъектная среда», основным типом управления — полисубъектное управление. Под управлением понимается не жесткая детерминация систем, а «мягкие формы управления» — создание условий для их развития. В саморазвивающихся системах находят место различные механизмы социальных воздействий.

В основном разделяя методологические подходы, мы не будем заниматься философскими вопросами взаимодействия «субъект-среда». Обратим внимание на некоторые,  на наш взгляд, важные практические аспекты модернизации России.

В великом романе-предсказании Станислава Лема «Солярис» были проведены глубокие философские и этические исследования взаимоотношения людей с разумным океаном планеты. Интернет уже создал такой океан — распределенное сетевое общество с открытым будущим, огромными возможностями и опасностями, в основе которого стоит индивид, встроенный в системы коммуникации. Сегодня это агрессивная и хорошо организованная сфера массового мягкого управления с жесткими результатами. Недавние арабские революции хорошо показали это на практических примерах.

Если бы В. Путин (каким он является сегодня) пришёл к власти сразу после Ю. Андропова, то советский охранительный цикл «застойного» развития мог бы продолжиться достаточное время для проведения продуманных реформ. Страну, идеологически мотивированную на социализм, а фактически – на социальное государство, возглавили бы спецслужбы – «передовой отряд партии».

Они должны были стимулировать появление крупных мыслителей, способных создать новые научные стратегии ее развития, и подготовить сильных лидеров для ее осуществления. Очевидно, это сохранило бы Советский Союз, постепенно переведя его в форму, аналогичную нынешнему Китаю. Внедрение элементов рыночной экономики и политической либерализации изменило бы целеполагание страны. Но случилось то, что случилось: пустословие о «перестройке» привело к развалу. Что делать теперь?

Судьбоносные преобразования в Европе осуществлялись под идейным руководством великих мыслителей. В Англии труды Гоббса, Локка, Шефтсбери и Смита привели к модернизации теории государства и права, понятиям равенства, свободы, естественных прав человека, демократии, общественному договору, системе буржуазного либерализма, политэкономии и идеологии промышленной буржуазии. Они создали эпоху английского Просвещения.

Итогами работы французских ученых стала историческая роль Франции в судьбах мира. Паскаль, Руссо, Вольтер и Монтескье немало сделали для идей прогресса, логического метода и философии науки, теории познания, общественного договора и принципов организации государства, для социальной и государственной теории, философии и разрушения абсолютизма. Эти ученые-энциклопедисты стояли у истоков триединства свободы, равенства и братства и Великой французской революции.

Великолепная четверка немецких философов — Кант, Гегель, Фихте и Шеллинг — разработала проблемы педагогики, воспитания и самодисциплины, добра и долга, социальной роли и концепции правового государства, создала философию Абсолюта, абстрактного права, морали и нравственности, искусства и науки. Широта мысли,  национальное самосознание  и деловой прагматизм системы воспитания привели к постоянному успеху немецкой нации в науке, технике и производстве. А университеты и профессиональные школы Германии стали местом подготовки высококлассных специалистов. Немецкие философы заложили основы идеологии германской экспансии, сказав о войне как необходимости для «морального здоровья нации» и «никто не спасет мировую цивилизацию, если уж ее не спасет немец».

В итоге, сегодняшние англичане, французы и немцы, развивая философские работы великих предшественников, сохранили свою самость, выбрались из опыта революций и диктатур, научились договариваться между собой, избирать разумную власть и жестко ее контролировать без культового преклонения. Германская военная экспансия перешла в форму экономического доминирования. Вышла на новый уровень эффективность английского либерального эгоизма, когда-то выраженная в «Басне о пчелах» Мандевиля. Французы вместе с немцами стали локомотивом объединенной Европы и развивают новые креативные идеи.

К концу XX века мир находился в поисках новых систем координат и правил. Последняя российская революция — «либеральный проект»  совершилась в 1991 году. Ее авторы и движители не думали о том, что страна и мир находятся на пороге переходного этапа развития человечества. О том, что требуются новые мысли, идеи и теории, и надо спешить с самоопределением России, постановкой целей национального развития.

По своей сути российские либеральные «революционеры» были не философами, а достаточно циничными торговцами, которые ввязались в драку, чтобы поделить старые стены, советские скважины, трубы и заводы. А в это время мир уже демонстрировал определяющую роль интеллектуальной собственности в развитии ведущих стран. Как говорили древние греки,  «только тупой ум восходит к истине через материальное».

Появились новые научные идеи, возросла роль гуманитарного знания, коммуникаций, информации, технологий, глобальной кооперации и конкуренции. Формировался сложный мировой порядок, определялся баланс между экологией и экономикой, возрастала роль государств Азии и Южной Америки. И было необходимо ответить на вопрос: «Как развиваться нашей стране в этом меняющемся мире?»  Вместо ответа мы ее разрушили.

Снова возобладала наша национальная беда — нетерпение, неумение договариваться и стремление к крайностям: отстаивая свои идеалы, мы либо воюем между собой, либо ходим строем. В результате, вместо новых идей в России закрепились копии западных шаблонов из XIX века — французская республика, английский парламентаризм и частная собственность как двигатель прогресса. Вслед за ними и страна откатилась в позапрошлое столетие, с крепостными и барином, который «приедет и всё рассудит».

После дефолта 1998 года нашим либералам понадобился российский «Пиночет», чтобы продолжить свою авторитарную модернизацию. Жёсткая борьба бюрократии и крупного капитала с малым и средним бизнесом подавила инновационный потенциал, гражданское общество и ростки политической демократии. Нынешнее падение культуры и морали — это лишь часть платы общества за покорность и безразличие. Поэтому не удивительно, что с начала 90-х годов прошлого века Россия пережила три эмиграции – «отток умов» (массовый отъезд из страны), «утечку душ» (секты, наркомания, игры) и «утечку жизней» (уход в виртуальный мир информационной сети).

Сегодня крайне необходимы мыслители, а не охранители: в этом суть трагизма России и проблемы власти. Прямой путь в никуда – это ручное управление, простые решения и передозировка личной власти. Изжившим себя структурам управления не помогут локальные улучшения. Чтобы быть эффективным, управляющее воздействие должно быть не менее сложным, чем сама управляемая система. Важно не только своевременно увидеть неизбежность смены парадигмы развития страны, но и перейти на новый уровень сложности взаимодействия, координации и управления. Потребуются усилия по преодолению сопротивления со стороны влиятельных «своих», которых ВВП «не сдает». Поэтому России сегодня нужны маршалы наступления и инновационного прорыва, а не стабилизации, переходящей в новый застой. Невозможны нововведения в стране, если не изменять систему, не вносить в нее инновации.

Со сложившимся порядком и системой власти страна продолжит «инновационный тупик» либерального развития, живя еще некоторое время на нефтегазовые доходы. Затем — историческая обочина и распад.

Мы уже многое проиграли, проспали начавшуюся новую научно-техническую революцию. Борьба стран за лидерство в мире заставит Россию создать необходимые  условия для саморазвивающейся инновационной среды и осуществить прорыв.

Стремительность и драматизм развития российских событий ещё поразят воображение.

 

Добавить комментарий