К организации охранных отрядов

<p>О важности строя и дисциплины

Почему строй? Зачем нужно отвечать на этот вопрос, когда итак всё ясно? Достаточно только сказать: негоже русским людям, требующим порядка, идти по улицам хаотичной толпою. Чего тут распространять? Да, конечно. Всё это хорошо, но только тогда, когда самосознание граждан или хотя бы обывательская связь с историческими корнями находятся  на должном уровне. Когда их не утюжили всякие бредовые идеи и всяческие затаившиеся злопыхатели вот уже сто лет кряду. Русский человек сегодня это вот уже в девятом поколении – беспризорник.

              Поэтому в современном русском вопросе создаётся острая необходимость строгих рамок поведения. Именно так. Наполняя себя однозначной логикой, которую  не смогут отрицать даже наши недруги – возрождать Русский Мир. Разоблачать недоброжелателей и действовать. Набирать необходимую критическую массу и надавить на власть в нужный момент с нужным усилием.

              Есть три основных аргумента, утверждающих необходимость строя и присущей ему «строевой иерархии», квалификации по подразделениям, по рядам и номерам. Первое — это психологический фактор. (Для всех. Для тех, кто внутри и вне строя). Второй — это тактическая необходимость. (Беспроигрышная форма и компенсация недостающих составляющих). Третий — это начинание естественного процесса возрождения.

              О первом. Немаловажная деталь — психологическое воздействие в различных направлениях. Каждому своё. От духовного единения, от реального ощущения рядом плеча товарища — до настоящей сумятицы в рядах недоброжелателей, до отрезвления зарвавшихся. Пускай враги России впадут в агонию, это будет недолгим приступом  эпилепсии и не более. Для нас лучше попытаться преодолеть гнёт русофобов, чем тихо сгинуть с этого света. Иначе нам никак не вырваться из заколдованного круга. Одно только наличие вменяемой и организованной массы русского населения сможет вернуть многие важные вещи на своё место — без всяких лишних усилий. Ситуация накаляется естественным образом. И наша борьба за здоровое общество, за своё существование — это нормальная реакция национального организма. Чему обязательно надо устроить подобающую информационную поддержку призвать само государство.

               О втором. Строй — практически идеальная форма защиты от внешних провокаций, от необдуманных действий. Провокаторам очень легко затесаться в толпу. Им очень сложно затесаться в организованный строй — туда, где знают близ идущих. Даже предвзятый наблюдатель сможет различить, кто есть кто, и кому надо приписать то или иное действие. 

               О третьем. Пусть зарубит себе на носу всякий скептик: невозможно что-то построить или кого-то объединить, не имея платформы, центра, обладающего естественной, будто родное тепло, силой притяжения. Кто-то ведь должен создать это ядро. Поэтому, чтобы политики не придумывали себе народную любовь, нам для начала надо показаться народу.

            Тот, кто в наше достаточно сытое время, обладая обостренным чувством ответственности перед своим народом, перед его историческим путем, встает в рядыорганизации,  является тем притягивающим центром, к которому потянутся ленивые и слепые бюргеры — в момент, когда им приспичит выйти на улицу. Наполняя себя аргументированным мнением, примыкая к компетентным и благочестивым лидерам – не дать обмануться им – тем, кто пойдёт на поводу кособоких убеждений по пути беспощадного бунта.

              Не воспринимайте предстоящие события, связанные с выборами президента, как какую-то финишную черту. Ни в коем случае! Сегодня, как раз всё только начинается!

               Ничего не надо бояться. Как нам самим, так и наблюдающим. Нужно при всяком удобном случае утверждать: чем больше русского будет возрождаться, тем меньше страхов будет бродить вокруг нас, тем меньше постыдного будет среди нас. Тем больше грязи народ сможет смыть со своего лица, угомонив внутри себя разнуздавшихся отморозков. Верою в Бога и прирожденным человеколюбием  вернуть к себе уважение в мире, чем обеспечить себе позитивные перспективы развития! Без всяких войн, только миром. Если успеем.

              Об иерархии и единоначалии. Это не более чем организационная необходимость. Дань традициям. Проявление внутренней дисциплины, присущей русскому менталитету, какие бы там россказни о нём ни бродили по всему свету. Дисциплина — это та форма, которую ищут наши глубинные чаяния, несмотря на, казалось бы, абсолютный проигрыш принципов порядка в современных условиях жизни. Чего тут нужно доказывать? Люди, требующие всей своей душой порядка и справедливости, по своей природе не могут быть вне дисциплины. 

           Достаточно лирики. Далее, так. Начальное ядро организации – звено. Следующее – десяток, разделяющийся по номерам, с первого по десятый. Десятки образуют сотню, во главе с сотником. Итого, 101 человек. Желательно иметь исполнительный штаб, из числа членов сотни, помогающий в организации той или иной акции.

           Звено – тройка. Звенья могут  иметь различный формат, в зависимости от поставленной задачи или сложившейся ситуации. Основной  формат десятка: три звена по трое, плюс десятник, осведомляющий и координирующий. Могут быть два звена по пять человек. (Основное звено во главе с десятником и резервное). Или пять звеньев по двое.

           Звеньевых, либо выбирают сами соратники отряда — по общему согласию, либо они появляются по принципу самовыдвижения. Десятник выбирается или самовыдвигается для утверждения от партии «Великая Россия». Сотник — это идейный вдохновитель, умеющий работать с людьми. Главным критерием отбора руководителей и координаторов — это безусловная порядочность и уравновешенность.

           Отряд может быть и меньший по составу, чем сотня. Её можно воспринимать, как некоторое здание, где бы русский человек мог бы найти свою трибуну, систематизировать поступающую информацию о положении в родном крае и спокойно разобраться в том, что чему является причиною.  И выразить свои интересы

           Чтобы быть членом штаба, осуществлять какое-то тактическое планирование  не обязательно быть десятником. Десятник — это лидер, это лучший по физической и идейной стойкости. Это координатор звеньев, у него и без стратегии полно забот. Штаб — условность, которую не нужно загонять в какую-то твердую форму. Он может быть непостоянным по составу, но при этом быть всегда деятельным и подотчетен общему собранию. Здесь такие качества: отсутствие тщеславия и практическая мудрость.

В сообществе мужчин, где каждый равен другому, где у каждого своя работа, свой круг интересов,  нужен, какой-то авторитетный и прагматичный орган, способный спланировать и согласовать то или иное действие (или требование) не отрывая всех остальных от служебных и житейских проблем. Систематизировать поступающую информацию и предложить различные пути её решения на общем собрании.

          Чтобы избежать прессинга со стороны спецслужб или со стороны подозрительных политических сил, пока в собственном районе проживания не появилось деятельное и влиятельное Народное собрание, охранным отрядам и сотням, входящим в них, нужно обладать способностью к самороспуску. Предварительно оговорив коды оповещения и дополнительные каналы связи. Если таковые понадобятся.

          Из всех родов деятельности, строй и строевая иерархия — это одно  из самых выразительных явлений. А для русского сердца, это ещё и прикосновение  к родовой памяти.  Допустим мониторинг района проживания на предмет выявления нарушений общественного порядка, распространение агитационных материалов или проведение какого-то важного собрания, это рутинная, хоть и важная, но малозаметная работа. Строй, же каким бы он ни  был, это в первую очередь – зрелище. Это выражение. А если из него выводится здоровая мотивация, с добром и с иронией, то это уже – достойное зрелище.

          Видится три режима деятельности, в которых присутствует необходимость строевой структуры. Это, демонстрационный, патрульно-постовой и режим активного действия.

         Демонстрационный. Это шествие, построение для митинга или пикета. Количество колонн и шеренг, определяет место проведения и желание участников. Следить за красотой и порядочностью своего следования — это обязанность не столько организаторов, сколько каждого участника. Этим, как раз и подчеркивается равенство и сознательное участие в патриотическом движении русского народа.

         Речёвки, лозунги и реплики, участие ударных музыкальных инструментов — всё это оговаривается заранее. Также как ответственные за видеосъёмку и ответственные за ровность строя и беспрепятственное его движение.

        Патрульно-постовой. Этот режим, далекий от строя как такового. Он включает в себя все присущие ему черты поведения. Особенно, в период проведения массовых мероприятий связанных с соблюдением правопорядка. Это не только охрана выступающих на митинге, но и охрана самого митинга.  На, что будут выделены особые полномочия и инструкции от организаторов.  Всё это потребует равной дисциплины и координации. Чувства плеча рядом стоящего товарища. 

          Митинг, это наше ближайшее будущее, но будут и другие важные события. Это исторические реконструкции, это всяческие шествия и пикеты. Поэтому работы требующей совместных усилий по организации и обеспечению безопасности будет предостаточно.

         Несколько подробностей о структуре, о мерах безопасности на время проведения митинга. За день, за два до его начала руководителям исполнительного штаба выехать на место и обозначить схему расположения постов и зоны ответственности патрулей. По возможности связаться с полицией и скоординировать с ней свои действия.

           За два-три часа до начала, собраться. Посчитать прибывших и разбиться на десятки и звенья, переписать фамилии, если это не было сделано заранее,  и обозначить места ответственности на схеме. Провести инструктаж и смоделировать на словах те или иные происшествия с указанием необходимых мер противодействия.

Желательно провести  молитву и получить благословение от священнослужителя.  У православных мужчин, всё должно быть – честь по чести.

           Структура проста. Периметр, состоящий из постов. Патрули внутри митинга, вычисляющие провокаторов и чересчур выпивших. Группы быстрого реагирования, состоящие из одного-двух десятков, а то и более, располагающиеся позади или по флангам основной массы, для оказания помощи патрулям. А также несколько десятков, охраняющих непосредственно трибуну и выступающих. Имеющие своё оцепление и свою резервную группу на случай не санкционированного доступа или какого-либо  иного хулиганского действия. Поскольку старший будет постоянно перемещаться, у трибуны назначается отдельный координатор, подчиняющийся не только непосредственному старшему, но и ответственному организатору митинга. Оказывать ему все необходимые содействия.

          Десятник координирует звенья и находится в периодическом визуальном контакте со старшим. Для общего оповещения и удобства связи координатор сцены и сам старший из своей ставки могут использовать сигнальные флажки, расположенные на флагштоках, с различной кодовой раскраской.

         Звенья по два, а где и по три человека, располагающиеся по периметру, оказывают необходимые разъяснения прибывшим на митинг,  вычисляют группу или личности особо агрессивных ещё на подходе к району мероприятия. О чём дают знать десятнику, а тот в свою очередь – своему старшему. Старший, имея у себя в подчинении несколько патрулей, даёт им указание – отслеживать их действия и расслышать их дальнейшие планы. Поэтому патрулям повязки лучше не одевать. Не ввязываться в неравное противоборство, осекать только «чересчур активных» одиночек. Группам быстрого реагирования по команде старшего направляться на место происшествия – не привлекая к себе особого внимания. На первых порах решительно, но с доброжеланием,  локализовать провокаторов: «Мужики, это не правильно! Вы дискредитируете организаторов. Либо умолкайте, либо покиньте территорию». Об отрицательном ответе, доложить каким-либо условным знаком или через посыльного старшему. Тот в свою очередь должен послать туда ещё резерв для усмирения бунтующих, и только в крайнем случае призвать на помощь полицию… Патруль, может выступать в качестве свидетелей, что эти лица сознательно провоцировали беспорядки. Поэтому пусть пишут на диктофон всех кого не лень, но только осторожно.

            По окончании митинга оказать помощь по разбору оборудования и уборке мусора. Построиться для прощального УРА, и разойтись по домам, с чувством исполненного долга.

         Режим активного действия. Нам необходимо быть ко всему готовыми, просчитывать все возможные варианты. А если так, то надо уметь проявлять силу по отношению к изливающейся в наш адрес агрессии. И для того, чтобы исход противостояния был заведомо в нашу пользу, чтобы минимизировать ущерб. Нет ничего лучшего, как плотно и крепко стоящий строй товарищей по духу.

Нам надо помнить, что всё решается в столицах. А их улицы весьма широки. И от того, каков мотив выльется из наших  рядов, во многом будет зависеть развитие ситуации в других регионах…  Наша задача — возрождение русского имени. Прочь сомнения и обиды!

           Первое, что нужно делать, не придерживаться фронтальной линии стояния. На улицах и площадях, самая лучшая форма это каре или фаланга, которые своим числом, образуют фронт и глубину залегания. Со своей структурой всевозможного обеспечения, со своими органами  разведки и контрразведки, и, естественно, с единым центром руководства.

            Приёмов активного действия множество. Давайте рассмотрим один из них. Это то, как плотная коробка 10 на 10, в считанные секунды без всякого замешательства перестраивается в каре 14 на 10, способная распространять линию своей активности на 360 градусов с максимальным КПД задействования. С периодической сменой первых рядов из числа сзади  стоящих товарищей по десятку. С удерживанием друг друга в строю. Чему, конечно, нужна небольшая тренировка, где-нибудь в малоприметном районе.

          В свободном пространстве внутри каре располагается сотник, барабанщики, если таковые есть и знамена, находящиеся в руках 9-ых номеров любого среднего десятка. Также у этих номеров могут находиться в ведении продукты быстрого  питания и питья, медицинские аптечки. Сотнику можно иметь при себе некую переносную подставку, чтобы оглядывать пространство вокруг строя. Восьмые и третьи номера 4,5,6, 7-го десятка выступают в качестве свободных подпирающих, там, где это необходимо.  Всем третьим номерам иметь при себе малого и среднего размера петарды шумового  воздействия, распределение дополнительных функций по номерам выдаётся в зависимости от нужды участников и от поставленной задачи.

           Начальный строй. Первая десятка – правый фланг, в затылок друг к другу. Можно по звеньям, тогда первое звено, должно состоять из самых крепких и решительных. Место десятника выбирается самостоятельно или по указанию сотника. Далее все остальные десятки последовательно, в том же порядке.             Сотник подает команду: «С 1-го по 5-ый десяток «На-пра», с 6-го по 10-ый «На ле–ВО»». «Два шага вперед, МАРШ». По команде: «В каре, лицом (указывается та или иная нужная сторона фронта) – СТАНОВИСЬ», — 4-ые и 5-ые номера, 6-ые и 7-ые номера 4,5,6,7-го десятка в ближайшую от себя сторону, заполняют места в установившихся брешах, после чего правый и левый фланг, состоящий из 1,2,3 и 8,9,10-го десятка, прижимаются к ним на установленный для плотного строя интервал. Затем, по заключению сотника: «Готово», —  издаётся, с интервалом с вздох,  звучит общее: «Каре».

           Каждый член сотни, изучив и запомнив данную схему перестроения, должен помнить действия того или иного номера из каждого десятка досконально. Не брюзжать и не ныть в строю. Лучше поддерживать здравую и ироничную атмосферу в нём.   До соседнего каре в зависимости от интенсивности действий, интервал должен составлять от полтора-два метра. Такие образом создается буферная зона в номерах которых можно будет перевести дух и пополнить силы. Можно и более

          Вот в принципе и всё. Остаётся только потренироваться ровности на марше и отработать всевозможные вводные.

         Никогда не кичиться своей организованностью, никогда не провоцировать обострение ситуации, никогда не использовать своё участие в сотне и общественные связи в своих меркантильных и сомнительных интересах. За это полагается разработать некоторые «меры порицания».

Насчет мужского братства, насчет национального единства. Это культура, которой надо учиться и учиться. Не стоит впадать в эйфорию при первых её признаках, это крайне опасно. Все самые лучшие качества, достойная аргументация и твердое состояние духа придут ни сразу. Это как реанимация токсикоза. Не надо рассчитывать на быстрое выздоровление. Только непрерывной работой над собой, над окружающей действительностью. Только трудом, умом и усердием.

Добавить комментарий