Забытые подвиги русского оружия. Часть II

«Иго» или междоусобица? Пора пересматривать взгляд на русскую историю и предуставления о «рабстве» русских у Орды.

После Сартака в Орде правил Беркай (Берке). Лызлов пишет, что Беркай (1255-1266) послал к Александру Невскому, бывшему тогда великим князем Владимирским, и некоторым другим удельным князьям, понуждая его и их с войском ходить на войну помогая татарам. Здесь также нет отсылки к «игу» — Беркай лишь выступил в качестве гегемона. Но Александр поехал (1262-1263) к царю «и упроси царя, да небудет такая нужда христианом». На обратном пути он умирает (1263).

Отметим восстание 1262 г., когда возмущённые беспределом татар и их баскаков[i] русские люди вышли на улицы городов и прогнали татарских изуверов, перебив практически всех из них. В 1262 г. восстания против уплаты денег Орде были в Суздале, Ярославле и Ростове. Татар избивали нещадно, а уцелевшие были изгнаны из русских городов. Особо отметим, что Орда никак не «наказала» города. Позднее всё спишут на Александра. Это он, якобы, уговорил хана не воевать Русь. Однако, дело в другом – Орда не имела ни прав, ни сил «наказывать» русские города, а измышления про «успех дипломатии» Александра ничем не подтверждены. Именно 1262 г. можно считать избавлением от зависимости Низовской земли (С.-В. Руси, «стран Российских»), которая на тот момент единственной была под властью татар.

Кстати, приход баскаков (не сборщиков налогов, а посланников хана с воинскими отрядами, которые творили жёсткий беспредел) то ли в 1257, то ли в 1261 г. (по Лызлову) закончился весьма быстро – русские подняли мятеж и перебили этих переписчиков.

Перейдём к первой победе над ордынцами, которая состоялась не на реке Воже, а веком ранее, на Владимирской земле. Князь Андрей Александрович, сын Невского, в 1285 г. решил низвергнуть родного брата — Димитрия с владимирского великокняжьего престола и призвал на Русь татар. Татары, естественно, русскими землями не владели, но пограбить вволю и захватить «полон» согласились – они выступили под началом «царевича» Елторая вместе с отрядами Андрея и стали грабить мордовские земли, Муром и Рязань. Димитрий, понимая всю тяжесть положения, собрал удельных князей и вышел против татар. И когда татары вступили на владимирскую землю и стали грабить её, то были разбиты и отброшены от русских владений назад в Орду (сторонники теории «ига», кстати, не любят вспоминать, что татары никоим образом не отреагировали на такое «своеволие» правителя «улуса» — на деле хан просто не мог карать независимого правителя соседнего государства, крупный поход состоялся только через 8 лет, при следующем хане – Тохте, когда Димитрий спасался из города бегством; грабительский же набег 1287 г. карательным походом не считается). Летопись скупо отмечает, что Димитрий «царевича прогнал», а часть бояр Андрея пленил. Как видим, никакой доблести в разгроме ордынцев русскими не было, иначе летописец расписал бы всё в наиярчайших красках.

В 1301 г. московский князь Даниил Александрович разбил князя Константина Романовича под Переяславлем-Рязанским, в войске которого в качестве наёмников служило много ордынцев, его самого пленил, а Коломну – очень важный стратегический пункт на месте впадения Москвы-реки в Оку, присоединил к своим владениям. Как и в случае с Димитрием, хан почему-то никак не отреагировал на уничтожение отрядов ордынцев Даниилом Александровичем (в контексте даннической зависимости русских княжеств от Москвы, согласитесь, это выглядит более, чем странно).

Через 16 лет татар разгромил теперь уже тверской князь Михаил Ярославич. Стоит отметить, что сам Михаил раньше имел какие-то тёмные дела с татарами – и выход собирал и был верным союзником. В ответ на это хан признал его великим князем и даже разрешил собирать с ордынских городов дань (русский князь собирал дань с ордынцев!). Поддержка хана давала многое – воинские отряды татар, деньги, торговые пути по Волге, прекращения набегов. Но власти над Русью хан, как уже говорилось, не имел. В 1315 г. Орда помогла верному союзнику Михаилу войском в его походе на новгородцев.

Весною 1315 г. московского князя Юрия попросили приехать в Орду, а сам Михаил вёл на новгородцев татар (потом он же от них и понатерпится, уж не водись с волками!). К ним же присоединилась рать Низовской земли. Они осадили Торжок. Новгородцы во главе с князем Афанасием, братом Юрия, ринулись на помощь осаждённому городу. Произошла большая битва, новгородцы были потрепаны, но отступили в осаждённый Торжок. Михаил потребовал выдать Афанасия и Феодора Ржевского, а потом согласен был на мир. Новгородцы отказали. Тогда Михаил согласился только на выдачу Ржевского. Новгородцы вынуждены были согласиться и выплатить ещё 12 тысяч гривен серебра (по всей вероятности, её так новгородцы никогда и не уплатили Твери — Костомаров Н.И. История Руси Великой. В двенадцати томах. Тт. 1-10. М.: Мир Книги, 2004., т. 1, с. 157). После заключения мира Михаил обманом заманил к себе Афанасия с новгородскими боярами и отправил их в Тверь заложниками выплаты. Вдобавок Михаил ограбил остальных новгородцев и новоторжцев, отобрав у них оружие, доспехи и коней.

Тем временем, в 1317 г. Юрий Данилович, князь московский, женился в на татарской царевне – сестре хана Узбека, с половецким именем Кончака, которая приняла православие под именем Агафья (можете себе представить, чтобы император позволил сестре принять веру иноземца-холопа? Нет, конечно, потому что русские князья никогда не стояли на коленях перед ордынскими ханами, за исключением Даниила Галицкого). Хан отблагодарил Юрия Даниловича, признав его великим князем. Юрий, открыто враждовавший с набиравшим силу Тверским княжеством, призвал татар в поход на Тверь. Кавгадый повёл огромное войско. Одновременно с этим новгородцы, видимо, по наущению Юрия и желая взять реванш за 1315 г., вторглось в пределы Тверской земли, предварительно укрепив свою столицу острогом по обеим сторонам Волхова. Михаил действовал молниеносно – он разгромил новгородцев под Торжком, после чего двинулся против московско-татарского войска. Войско татар вёл Кавгадый, вместе с русскими и татарами были магометане с юга и верный вассал сарайских ханов — мордва. Они шли по Суздальской земле, творя бесчинства, унижая и грабя простой люд. Но вступив в Тверские владения, они превратились в сущих демонов – использовали стратегию выжженной земли. Особо поразительно, что командовал объединённым войском русский князь Юрий. Впрочем, за два года, проведённые в Орде, он слишком уж забыл о родных краях, женился на татарке и стал чужим русским людям.

22 декабря произошло одно из величайших побед русского оружия 1-й пол. XIV в. – Бортеневская битва, в которой войска независимого Тверского княжества под предводительством ранее заигрывавшего с татарами Михаила в урочище Бортенево, что в 40 верстах от Твери, наголову разгромили крупное ордынско-мордовско-русское войско Юрия.  Юрий с Кавгадыем надеялись на помощь новгородцев, которые не были сломлены поражением от тверичан и повели войско к броду через Волгу, но их упредил тверской князь.

Патриаршая летопись сообщает: «И была битва великая и сеча злая, и помог Бог князю Михаилу Ярославичу Тверскому, и побежал князь великий Юрий Данилович Московский…  А Кавгадый повел дружные свои стяги повреши и неволею сам побежал в станы». Сам Юрий бежал в Торжок, но брат его Борис, жена Агафия-Кончака и Кавгадый попали в плен. Оправдываясь, татарский полководец говорил: «Мы ныне твои есть; а приходили мы на тебя с князем Юрием без повеления ханова, и в том мы виноваты, и боимся от государя опалы, что таково дело сотворили и много крови пролили».

Вскоре Кончака-Агафья умерла в плену, но поползли слухи, что её уморили в темнице зельем. Юрий из Торжка бежал в Новгород, прося помочь. Но новгородцы в очередной раз повели себя благородно, отказавшись воевать с только что примирившимся Михаилом. Для начала они отправили послов к Михаилу, требуя совершить всё, что сказал бы Юрий. Но если он уже откажет, то можно было и рать начинать. Тем временем, Михаилу было вручено приглашение посетить Орду, где бы разобрались (видимо, Михаил, имевший раньше смутные дела с татарами, должен был ответить перед «своими»). В противном случае он грозил обречь независимое Тверское княжество на войну с сильной Золотой Ордой, переживавшей расцвет и с её верным союзником — Низовской землёю, а Юрий мог договориться с Новгородом и уговорить его помочь в войне с Тверью. В таком случае смерть грозила Твери со всех сторон. Михаил решил пожертвовать собой, дабы спасти город и родную землю. На суд в Орду прибыл бывший компаньон татар Михаил Тверской, Юрий, Кавгадый (который, как оказалось, выступил на Русь без воли хана), князья Низовской (Ростово-Суздальской) земли, а также новгородские бояре. Михаил сначала выслал сына своего Константина в Орду, а сам раздумывал, как ему поступить. Наконец, он решил двинуться в Орду. Поехал он вместе с сыновьями Дмитрием и Александром. Во Владимире он встретил ханского посла Ахмыла, который сказал ему, что ещё месяц промедления будет стоить войны, а Кавгадый уже оклеветал его перед царём Орды.

Бояре и сыновья уговаривали Михаила не ездить, но князь отвечал: «Не вас, детей моих, требует царь к себе – головы он моей хочет! Ежели я уклонюсь, вотчина моя будет полонена и множество христиан перебито. И после того придётся мне умереть, так уж лучше положить свою душу за многие души!» Как оказалось (по «Сказанию об убиении Михаила»), князь брал с ордынских городов дань и утаивал у себя. На втором суде был вынесен вердикт: виновен! Причины: не отдавал дань (с ордынских городов и, возможно, с русских), бился с царским послом и повинен в убиении родной сестры самого хана Узбека. Всё бы, возможно, даже обошлось, но в плену погибла Агафья-Кончака – родная сестра хана, а это был серьёзный удар по авторитету Узбека. Получился крупный скандал того времени, за которым могла последовать война, а воевать сразу на три фронта (Новгород, Москва и Орда) Тверь просто была не в силах.

Потом Узбек отправился в поход на Персию, взяв с собой и Михаила, которого позднее убили в пути. Умерщвлён был и его сын Димитрий. Обращу внимание, что убил Михаила Тверского русский, скорее всего, что по заказу Юрия. Но даже после смерти Михаила, Юрий чинил ему препятствия – когда его тело везли по Руси, то не дозволяли разместить в церквях, а оставляли в хлеву. Когда тело всё-таки с трудом доставили на Русь, то похоронили в Москве, в Спасском монастыре.

Рассказывая о периоде военного противостояния русских княжеств и Орды, нельзя не упомянуть и знаменитое Тверское восстание 1327 г. На самом деле это никакое не восстание, и изучая источники, мы видим, что Золотая Орда суверенному Тверскому княжеству в одиночку без науськивания и военной помощи Московского княжества ничего и сделать бы не смогла. Итак, в 1327 г. сарайский посланник, ведший себя в гостях в независимой Твери непристойно и нагло, двоюродный брат ордынского хана Узбека Чол-хан (Щелкан) подвергся нападению уставшими терпеть его выходки и произвол местным русским населением. Он был убит вместе с охранниками и ордынскими купцами. Этим прецедентом воспользовался известный интриган Калита, отправившийся в Сарай и предложивший наказать тверичей. Т.е. видим, что инициатива исходила именно от московского князя, для которого богатая и вольная Тверь – была одним из главных конкурентов на первенство в Руси. Ордынцы выделили Калите войско в 50 тысяч воинов, помогло Москве и соседнее Суздальское княжество – верный союзник Золотой Орды. Понятно, что на лицо лишь спровоцированный Москвой погром конкурента и соперника (который, кстати, всё равно не выбил из колеи Тверь и она вплоть до конца XV в. оставалась независимой и вполне влиятельной силой, проводившей гибкую политику), который в летописях сильно затушёван и замазан.

Итак, Калита усмотрел в «наказании» Твери собственную выгоду, собрал войска, состоявшие из москвичей («московитов», московской руси), суздальчан и татар. Это всего лишь междукняжеские разборки, типичные для средневековой Руси, в которых татары исполняли роль наёмников и карателей. В 1327 г., например, вслед за избиением татар в Твери, где неистовствовал ордынский посол Щелкан, пришла большая татарская рать в землю Ростово-Суздальскую, направляясь в Тверь, и на пути к ней «положила всю землю пусту». Итак, Тверь подверглась ужасному разгрому, многие тверичи были ограблены и убиты. Татары получили часть добычи, Узбек моральное удовлетворение, а Калита собственную выгоду.

Древнерусская «Повесть о тверском восстании» под 1327 г. сообщает: «Безаконный же Шевкалъ, разоритель христианьскый, поиде въ Русь съ многыми Татары, прииде на Тверь, и прогна князя великого съ двора его, а самь ста на князя великого двор съ многою гордостию; и въздвиже гонение велико надъ христианы, насилство[мъ], и граблениемъ, и бие[ние]мъ и поруганием. Народи же, грьдостию повсегда оскрьбляеми отъ поганыхъ, жаловахуся многажды великому князю, дабы ихъ оборонилъ; онь же, видя озлобление людий своихъ, не могый оборонити, трьпъти имъ веляше; и сего не трьпяще тверичи, и искаху подобна времени. И бысть въ 15 день мъсяца августа, въ полуутра, како торгь снимается, нъкто диакон, тверитинъ, прозвище ему Дюдко, поведе кобилицу младу и зъло тучна пойти на Волзъ воды; татарове же видъвше, отъяша ю. Диаконъ же сжаливси, и зъло начать въпити, глаголя: «О мужи тверьстии, не выдайте!» И бысть межу ими бой; татарове же, надъющеся на самовластие, начаша съчи, и абие стекошася человъци, и смятошася людие, и удариша въ колоколы, и сташа въчиемъ, и поворотися весь градъ, и весь народъ томъ чась събрашася, и бысть въ нихъ замятня, и кликнуша тверичи, и начаша избывати татар, где кого застронивъ, дондеже и самого Шевкала убиша и всъхъ поряду. Не оставиша и въстоноши, развъ еже на поли пастуси коневии пасуще, и похватиша лучший жеребци, и скоръ бъжаша на Москву, и оттлъ въ [О]рду, и тамо възвъстиша кончину Шевкалову… И то слышавъ безаконный царь, на зиму посла рать на землю Рускую, а воевода Федорчюкь, 5 темниковъ; и людей множество погубиша, а иныа въ плънь поведоша, а Тверь и вся гради огнемъ пожгоша. Великий же князь Александрь Михаиловичь, не трьпя безбожныхъ крамолы, оставль княжение Руское и вся отечествиа своа, и иде въ Пъсковъ съ княгынею и съ дьтми своими, и пребысть въ Пьсковъ».

 Хочу особо подчеркнуть, что 50-тысячное ордынское войско вёл на Русь воевода явно не татарского происхождения Федорчук.


[i]Вопреки расхожему заблуждению, баскаки были послами ордынцев, а вовсе не сборщиками дани, т.к. само слово баскак — тюркского происхождения, восходящее к корню bas— (давить, нападать, подавлять, ставить (печать)) и аффикса действующего лица – qaq; на происхождение баскаков указывает летопись: бесермене – угро-финнское племя.

Добавить комментарий