Уточняя «о негодяях»…

<p>Интервью Бориса Виноградова о проблемах власти и нравственном законе

            Вопрос. Борис Алексеевич, цитирую Ваше предложение в статье: «В случае значительного количества преступных по нравственному закону действий надо поставить перед гражданами страны вопрос о запрете членам партии на участие во власти». Вы что, предлагаете Нюрнбергский процесс?

            Ответ: Я специально оставил нечеткость, чтобы вызвать дискуссию. Речь идет не о Нюрнбергском процессе, а об очистке партии власти от лиц, в том числе, и самого высокого ранга, нарушивших нравственный закон. Почему? О недостоверности результатов президентских выборов 1996 года недавно сказал нынешний президент. Но тогда было только начало, безнаказанность раскрутила этот маховик. Поэтому я привел в статье конкретный пример, и поставил вопрос о том, чтобы были собраны все случаи, когда до начала, и в ходе предвыборных кампаний жестоко, нагло и с особым цинизмом использовался пропагандистский и административно-силовой ресурс в интересах партии власти. И не только во время этих кампаний, а вообще в нашей жизни. Можно собрать факты за последнее десятилетие. К счастью, мы живем не в партийном, как нацистское, не тоталитарном, а пока еще в демократическом государстве. У нас также нет и «оправдания верой». Поэтому я предлагаю провести очищение власти и общества, начиная с правящей партии. Если бы «Единая Россия» смогла бы сама провести чистку своих рядов, начиная с самого верха, это подняло бы ее авторитет в стране. Но думаю, у них не получится, они уже привыкли своих «подлецов» не сдавать.

 

           Вопрос. Вы вышли из партии «Единая Россия» весной 2005 года, когда очень многие стремились в нее попасть, чуть ли не в очереди стояли. Перед этим была опубликована Ваша статья «Услужливый медведь опаснее врага», где Вы дали вполне адекватные советы партии. Это что, было Вашим политическим завещанием? Что Вы можете, кроме чистки предложить партии сейчас?

             Ответ. В статье, публикацию которой задерживали на несколько месяцев, я рекомендовал переформатировать фракцию в Госдуме на три идейные партийных блока: «левый» — социалисты, «либеральный» — экономисты, и «центр» — консерваторы,  чтобы вобрать в себя практически весь политический спектр. В рамках единой фракции вести активную внутри фракционную дискуссию. Впоследствии они могли бы стать ядрами сильных, конкурирующих партий. Ведь тогда половина депутатов в Думе были избраны по одномандатным округам, они бы скрепили эти ядра в регионах. В статье было требование партийной чистки снизу доверху, сказано об использовании партии в личных, корыстных целях, объявления партийного «Юрьева дня» для тех, кто идейно попал не в «свою» партию. Ведь в 2003 году она шла на выборы с сильными и популистскими левыми лозунгами, а не «монетизацией льгот». Последовал публичный ответ руководства: «Медведю крылья не нужны, он не летает», по силе равный словам: «Парламент – не место для дискуссий».

            На выборах 2007 года им еще помогли высокие цены на энергоносители, заклинания «о шакалящих у посольств», тотальный популизм, жестко употребленный административно-силовой ресурс, «карусели» и прочие «вбросы». Полученное конституционное большинство развратило окончательно. Сытая, самоуверенная партия бронзовела на глазах, уверовав в ресурс власти и свою вечность. За эти годы в партии не выросли ни новые теоретики, ни яркие личности, зато в нее набежали молодые «прагматики», доросшие до цинизма. Содержательную работу передали в аутсорсинг нанятым политтехнологам. Видимо были уверены в том, что будут долго доминировать по всему политическому пространству, а «партия реальных дел» будет нравиться всем. Но в политике так не бывает, за длительную всеядность и творческую неспособность пришлось платить. К ней приклеился штамп: «ПЖиВ», от партии отвернулись люди. Отторгнувших ее людей было гораздо больше, чем в итоговых цифрах Центризбиркома. И дело не только в фальсификациях на выборах. Бумерангом отозвались слова о том, что «рожденный ползать летать не может».

            На выборах 2011 года произошел реальный крах партии. Я не злорадствую, лишь констатирую факт, сожалея о том, что партия упустила свой исторический шанс.             Моя точка зрения не изменилась. Надо переформатировать партию. Провести массовую чистку. Создать идейную динамичную консервативную партию, аналогичную ХДС в Германии. Перестать быть партией «при» беспартийных руководителях, превращая политическую работу в анекдот. Найти сильных теоретически и организационно ярких партийных лидеров-консерваторов с незапятнанной репутацией. Они в стране есть. Отпустить «на волю» идейно чуждых и безыдейных, чтобы они смогли найти «свои» партии. Все это можно сделать за два года. Иного пути нет, остальные ведут в политическое «болото» и к гибели.

           То, что сейчас властный тандем дистанцировался от партии, облегчает задачу.            Работа нынешней Думы должна быть сокращена до двух лет. Конечно, при этом партия может потерять большинство в следующей Думе, но зато вместо рыхлой структуры получить партийный кристалл. В будущей политической борьбе победят кристаллические, а не  мезоморфные структуры.

 

           Вопрос. Но ведь президент реформирует политическую систему, может быть, все получится?

           Ответ. Он не реформирует, а пытается закрепить статус-кво. Надо было установить заявительный порядок регистрации партий и публично выпороть самих себя. Все понимают, что от АП шел заказ на закрепление партийной стагнации в стране. Нынешний закон о партиях принят в интересах единороссов и других «титульных» партий. Они получат дополнительные голоса за счет множества малых партий, которые будут рождены, чтобы  не пройти в Госдуму, а передать победителям проценты. Реальное голосование людей «против» опять превратят в «за». Это очередная обманка из-за страха.

          Страх власти за свое будущее  — плохой признак для страны. А он проявлялся даже в мелочах. Страсть к простым решениям проблем сложной современной среды, передозировка личной власти без ответственности уже погубили многое. Попытки изменить ситуацию «обратными связями», «большим правительством», сотнями партий лишь усиливают ощущение зыбкости состояния. Народ безмолвствует, пока высоки цены на нефть и газ. Но если упадут, не помогут «оранжевые» истерики.

          Если проблемы нынешней власти не будут решены, страна не выживет. Меня не устраивают не только то, что «мы сели и договорились», а потом топорно до неприличия обеспечивали свои договоренности. Я не согласен с плохо аргументированным изменением Конституции ради увеличения срока пребывания во власти. Меня не устраивают кулуарные решения судьбы моей страны. Беря пример, также ведут себя их присные. За все придется платить. Без смены власти, номенклатуры и элиты ничего не получится.

           Вообще-то я поднял тему о применении нравственного закона в более широком и глубоком плане. Партийное строительство – это лишь повод обсудить перезревшие проблемы, нарастание которых угрожает целостности страны.

 

            Вопрос. Но почему нравственный закон? Ведь есть законы,  суды, прокуратура, МВД, множество других силовых структур.        

            Ответ. О нравственном законе в истории человечества написано так много, что я не буду о нем говорить. Приведу лишь один пример. Президент уже высказался о сложности борьбы с коррупцией. В подтверждение его слов я рассмотрю лишь политико-властный элемент этой сложности. Когда лица власти используют административно-силовой ресурс в политических интересах, они невольно становятся заложниками тех чиновников и силовиков, которые исполняют «заказ». Чиновники и силовики, «отработавшие» по заказу, вправе рассчитывать на бонус или индульгенцию. Этот бонус и проявляется в коррупционной и силовой безнаказанности. Среда заказчиков и участников подобных деяний формирует  психологию «стаи», жизнь по «понятиям». Самонадеянные Франкенштейны во власти, не думая о последствиях, создают отягощенных злом пыточных монстров. Они всегда окрестятся от своих деяний, так как «крыши» у них высоки. В крайнем случае, сдадут мелкую рыбёшку.  

            Они нами правят и хотят делать это долго. В отставку они не подадут, прецедента не создано. У них отсутствует понятие нравственного закона и чести. Вопиющие преступления в силовых структурах Татарстана, станица Кущевская, «приморские партизаны» «прокуроры Подмосковья» и другие примеры (а их – тьма) подтверждают это. Я помню, как на выборах 2007 года шантаж, и давление вынуждали людей покидать списки оппозиционных партий в ходе выборов. Люди боялись и молча уходили. Мой товарищ как-то сказал: «Наш Питер, город маленький. Здесь все знают друг о друге, и обо всем». Так и в стране. Все устали от бессмысленности происходящего: когда для «своих» – все, для остальных – закон, а для инакомыслящих – закон с пристрастием.

         В этом случае я не могу говорить о легитимности власти, уважении к государству. Такое государство обречено на гибель. А это моя страна. В отличие от многих, ныне власть предержащих, у меня нет счетов и собственности за границей, здесь живут мои внуки. И я хочу, чтобы они гордились Россией. Я уверен, что в стране много достойных людей. Общество должно привести их наверх, чтобы сменить власть «своих».

            У меня тревожное предчувствие будущего. Вовсе не для красивого словца я не раз увязывал проблемы власти и распада страны после 2030 года. Государство прогнило.

 

            Вопрос. Но почему? Выборный процесс закончился. Социальные обязательства власть приняла на себя. Намечена очередная Стратегии 2020. Все хорошо.

            Ответ. Будучи доктором технических наук, я много лет занимаюсь гуманитарными проблемами. В 1980-е годы на кафедре физики ленинградского вуза, которой я руководил, систематически проводились философские семинары с участием ученых из госуниверситета. Обсуждались не только философские темы, но и проблемы развития страны. В  то время  многие были в восторге от начавшейся перестройки. В начале 1988 года на очередном семинаре я перефразировал слова И. Бродского о том, что когда такие Цезари (как Горбачев и иже с ним) у трона, то лучше жить далеко от Рима у моря. И сказал, что из страны уедет много людей, произойдет «утечка умов», рухнет русская деревня, в которой наши истоки, людей доведут до состояния безысходности и озлобления. Вскоре я уехал на Дальний Восток, чтобы заниматься созиданием университета, а не участвовать в разрушении. Сказанное сбылось.

            Посмотрите на власть и оппозицию сегодня. Есть ли в ней крупные государственные деятели? Есть ли губернаторы уровня Столыпина и Муравьева-Амурского? Есть ли чиновники уровня Сперанского и Витте? Я уж не говорю о Государе. Нет таких. Все те же «Цезари» у трона, но качеством много хуже, чем в советское время. Жадная, ненасытная чиновничья толпа у трона. О чем они сейчас рассуждают? О многократном увеличении своей зарплаты. Их реальные дела привели к безысходности, озлоблению и вымиранию, замещению народа иным населением. Ситуация усугубляется с каждым днем. Неужели мы окончательно скисли душами?

             Нам надо задуматься о трагических аналогиях, предательстве, равнодушии и исторической расплате. Россия – страна смыслов, а не брюха, без смыслов невозможно ее существование. Вспомните мыслящий океан в романе «Солярис» С. Лема. Не преодолев наши фантомные боли, мы не двинемся вперед. А будем и дальше опускаться в пучину бессмысленности, безнравственности, беззакония и распада.

              В России не завершился, а продолжается XX век, мы платим по историческим счетам за наше прошлое. Сколько нам придется еще жить в прошлом веке, и сможем ли мы когда-либо оплатить счета февраля 1917 года?Ведь февраль 1917 это и есть главный рубеж преступления нравственного закона со стороны власти и общества. В результате –  все последующие события пошли наперекос. Для России «жить не по лжи» – не литературная метафора, а нечто гораздо большее. И пока осознание этого не придет к нам всем, ХХ век (век дважды распятой России) не закончится. Мы не имеем права перекладывать эти проблемы на плечи наших внуков. Страна не доживет, а без точки опоры на  прошлое нам не проложить линию жизни в будущее. Страна должна жить с властью, исповедующей нравственный закон, а не понятия алчной волчьей стаи.

            Нам надо найти решение. Погибнем, если, как журавли, будем прятать головы от наших глубинных проблем и смыслов. Погибнем, если не совершим Поступки.

 

Добавить комментарий