Русское материнство – это экстремизм!

<p><p style=»margin: 0cm 0cm 0pt;» class=»MsoNormal»>Продолжение истории, описанной в статье «Геноцид: как это делается» не заставило себя ждать.

Как вы уже знаете, сначала расправились с моим мужем, отцом семейства, посадив его при отсутствии состава преступления в тюрьму и бесконечно продляя ему стражу. А теперь расправляются и со мной, как с матерью неугодного семейства. Вернемся к началу для более внятного изложения событий.

В самом начале истории моего мужа Андрея Владимировича Цареградского взяли под стражу по оговору за покушение на убийство по ст. 105 уголовное дело №3699, а потом квалификацию изменили на ст. 111 и 112 (это телесные повреждения, при том, что у него не было пистолета; тот пистолет, который ему приписали, был без обоймы; от него не было найдено ни одной стреляной гильзы; все найденные гильзы были от пистолета, из которого стрелял мой сын; эти гильзы согласно протоколу осмотра лежали там, где мой сын отбивался от Калинина, желавшего его зарезать; все выстрелы на видеозаписи идентичны и производились из одного пистолета и в довершение всего мой муж левша, а значит, расположение ранений у пострадавших неизбежно должно было быть другим).

 

Чудо обыск 03.10.2010 года

На основании возбужденного уголовного дела 03.10.2010 года в моей квартире был проведен обыск. в ходе которого изымались предметы, которые не имели никакого отношения к инкриминируемому преступлению, т.е. к ст.105 или к ст.111 или 112: страйкбольное оружие, взятое напрокат для проведения игры (мы просто не успели вернуть его владельцу), другие предметы, «похожие на оружие»; оргтехника и жесткий диск моей знакомой; видеозапись празднования 20-тилетия нашего Центра «Рожана»; 10 000 рублей; флешплеер; GPC-навигатор; все стреляные гильзы времен Великой Отечественной и более поздние (коллекция мальчишек) и т.д. При этом не были изъяты нож, с которым нападали на моего сына, палки и кресло, которыми били меня, эелектрошокер, которым собиралась воспользоваться нападавшая Мовляйко В.В. при грабеже нашего дома. Неправда ли, странный набор «доказательств», изъятых при обыске по уголовному делу о нанесении телесных повреждений – компьютером телесные повреждения никто не наносил и стопкой в 10 000 рублей по морде не бил!

Хочу обратить внимание на еще несколько немаловажных деталей, которые имеют значение:

9 сентября 2010 года было похищен наш сын Даримир – уголовное дело не возбуждено, ребенок следствием в семью не возвращен;

8 и 9 сентября было совершено открытое хищение нашего имущества с нашей территории – уголовное дело не возбуждено;

2 октября 2010 года было совершено разбойное нападение с целью грабежа и возможно моего убийства – уголовное дело не возбуждено.

Все эти действия совершает одна и та же организованная группа лиц в составе 15 человек, возглавляемая Мовляйко В.В.

Впоследствии похищенный мальчик пережил сексуальные домогательства со стороны Казаковой А.А., была совершена кража нашего имущества теми же лицами (Казакова А.А., Юсифова Д.А., Казаков А.В.). По договоренности со следственным комитетом Малоярославца уголовные дела тоже не были возбуждены.

Зато следователь Денисов Д.В., который незаконно возбудил уголовное дело против моего мужа и сына Пересвета по несоответствующей действительности квалификации в рамках уже возбужденного уголовного дела выделяет материал по ст. 282 и 239. При этом он руководствуется какими-то записками (установлено, что не моими), найденными в недрах компьютеров, которые были изъяты во время обыска, а также арендованным стайкбольным оружием. Он же приобщает заключения специалистов, которые основываясь «ни на чем» (документы которые нам не принадлежат и квалификация дела, которая не соответствует действительности), делают заключения, что Центр перинатального воспитания и поддержки грудного вскармливания «Рожана» — тоталитарная деструктивная секта. Сами специалисты называли суммы покупки их неправдоподобных заключений — от 80 000 рублей.

Первой ласточкой, объяснившей причины заключения моего мужа под стражу, стало интервью, которое в октябре 2010 года дала руководитель следственного отдела Малоярославца Римма Павловна Шестакова корреспонденту газеты «Калужский перекресток». Это интервью опубликовано в этой газете в статье «Сектанты расстреляли москвичей». Здесь она радостно заявляла обо мне и муже, как о сектантах.

«Честность» судов против экстремизма

План объявления нас экстремистами, для того, чтобы прекратить деятельность нашей организации НП Центр «Рожана», вырисовался из целого ряда действий, совершенных в отношении нашей семьи впоследствии.

Судья Малоярославецкого мирового суда Георгиевская по договоренности со следствием оправдала Казкова А.В. и Путилова А.Ю., нанесших мне побои 2.10.2010 года. Факт побоев остался, о чем свидетельствует заключение судмедэксперта, но виновных нет. Из рассказов разных лиц, посещавших мировой суд Малояролсавца, известно, что здесь дело не обходится без взяток. Суммы называют разные, но придерживаются версии в 300 000 рублей.

Судьи районного Малояролсавецкого суда Локтева Е.В. и Власов по договоренности со следствием (Денисов Д.В. и Шестакова Р.П.) продляют содержание под стражей моего мужа — в нарушение в нарушение всех действующих норм. Но в то же время лично ко мне приходят посредники, просят взятку в размере 500 000 рублей за промежуточное решение суда Малоярославца об отмене этого решения. Правда Локтева сообщает, что 19 лет работает в суде и взяток не берет. Содержание под стражей она продляет моему мужу как сектанту, и об этом вовсю гудят секретари суда вместе с приставами!

В итоге дело №3699 было разделено: против отца и против сына. Дело по отцу поступило в районный суд Малоярославца в декабре месяце. В январе началось судебное следствие с председательствующим судьей Локтевой Е.В., направленное на скорейшее осуждение моего мужа.

Зачем нужно так гнать следствие и отказывать в доказательствах и экспертизах, подтверждающих невиновность моего мужа? Все просто. Во-первых судью «попросили», а во-вторых, судье приплатили. Уговоры были очень простые: «Нам надо обвинить Цареградского и его жену в экстремизме, чтобы закрыть их организацию. Поэтому для Цареградского нужен обвинительный приговор!». Вот такая несложная просьба, подкрепленная деньгами, была обращена к судье Малоярославца Локтевой Е.В. и она, конечно же, пошла навстречу.

Защита жизни — это экстремизм

Дело по ст. 282 и 239 потихоньку развивалось.

30 января 2012 года СУ по Калужской области СК РФ было возбуждено уголовное дело по ст. 282 по факту издания материнской газеты «Критерион». Эту литературу нашли экстремисткой, разжигающей национальную рознь и т.д. Изданием этой газеты занимался Комитет Материнского Надзора, созданный из мамочек, которые прошли обучение в нашем центре и считали, что в нашей стране они социально не защищены, что слишком многое мешает им воспитывать нормальных здоровых детей.

Председателем Комитета была Гусенко Эльмира Митхадовна, которая и занималась всеми делами этой организации. Своим маленьким изданием они привлекали внимание к общественно важным проблемам: вакцинация, ювенальная юстиция, кривая правоохранительная система, медицинский беспредел, нарушение прав женщин и т.д. Например, там освещались преимущества домашних родов, и утверждалось, что женщина имеет право выбирать место для родов, и это может быть совсем не роддом. Поднимались и общефилософские проблемы, проблемы нравственного воспитания. Словом все то, с чем сталкивается мама, воспитывая ребенка и желая дать ему право на лучшее будущее. Но эта женская инициатива была записана в разряд экстремизма.

 

Придуманный экстремизм

На основании возбужденного 30 января 2012 года уголовного дела 29 марта 2012 года у меня на московской квартире сотрудники СУ по Калужской области СК РФ провели обыск — на основании постановления Малоярославецкого районного суда, подписанного председателем суда Гонтовым и прокурором Албаковым, который выступает в качестве гособвинителя в суде против моего мужа. (Кстати, прокурор Албаков поклялся «закопать» нашу семью, что собственно и делает).

В обыске участвовали Столбчиков Максим Георгиевич майор юстиции, Третьяков Максим Александрович майор юстиции, Багдаев Ацамаз Александрович майор юстиции. Этих сотрудников ко мне на квартиру направила Гриценко Людмила Леонтьевна руководитель отдела криминалистики СУ по Калужской области СК РФ, следователь, который ведет это дело Киримов Тимур Арифович. 

Сотрудники изъяли брошюру по эмбриологии человека. На вопрос «Зачем им эмбриология?» сказали, что надо. Кроме этого были изъяты архивные материалы «Послеродовой уход», «Новорожденный. Уход и воспитание», материалы сборника статей по грудному вскармливанию, материалы сборника статей по уходу за новорожденным, бюллетень со статьями по грудному вскармливанию, который издавался нашим центром в 90-годы, материалы «Рождественского тренинга», в котором расписано празднование Рождества в русской традиции. На вопрос, «что ищите?» сотрудники отвечали, что им сказали изымать «Критерион» и все, что касается деятельности Центра «Рожана». 

На мой вопрос, что они будут делать с эмбриологией, послеродовым уходом, материалами рождественского тренинга, статьями про грудное вскармливание и другими научными разработками, мне было сказано, что экспертиза установит, содержится ли там разжигание национальной розни и экстремизм или нет. И еще экспертиза установит их научность. Интересно, могла ли экспертиза эпохи возрождения оценить танк, изобретенный Леонардо да Винчи в то время? А может ли наша наука оценить мои разработки, которыми она в принципе никогда не занималась? Кто будет экспертом, если экспертов моего уровня в этой области просто нет?

 

Изъятие моего нетбука с нежелательными доказательствами 

В довершение у меня изъяли нетбук, вцепившись в него мертвой хваткой, потому что следователь Киримов велел его не упускать. На этом нетбуке содержатся все материалы уголовного дела по мужу и сыну, аудиозаписи судебных заседаний, переписка с Генпрокуратурой, президентом, СК РФ и т.д. А кроме того, там содержатся аудиозаписи разговоров с Денисовым, аудиозаписи вымогательства денег из меня и моей дочери, аудиозаписи с разговорами, где мне предлагают дать взятку судье Власову г. Малоярославца, судье Локтевой г. Малоярославца, руководителю отдела противодействию эксремизму по Калужской области Чиченкову В.В., аудиозаписи, на которых моего сына Пересвета следователь Денисов склоняет к даче ложных показаний против отца, аудиозаписи, где Казакова и Юсифова склоняют Пересвета к даче заведомо ложных показаний против отца, видеозапись и переписка Казковой, в которой она передает Даримиру указания следователя Денисова, а также свидетельства сексуальных домогательств с ее стороны. Кроме того, там находятся свидетельства получения взятки Денисовым, чтобы он выпустил моего мужа из-под стажи 24 ноября 2011 года на 1 месяц, пока судья Локтева, на взятку которой денег не хватило, не возьмет его снова под стражу, что и произошло 13 января 2012 года.

На мои вопросы о том, понимают ли ребята, что принимают участие в заказе по уничтожению здоровых детей в России, они смущались, но обыск продолжали. В итоге Багдаев Ацамаз Александрович 28 лет от роду учил мою маму 75 лет от роду правильно читать «Символ веры» и вообще пытался обратить ее в веру во Христа. Правда, моя мама не сопротивлялась. При этом колоритно было добавлено, что полиция в Казани, которая пользуется бутылкой из-под шампанского для пыток, — это предатели, которых надо расстреливать. А вот они, калужские, не такие. Выходит, что калужские ребята очень честные. Но в эти сказки я не верю. Вот уже 2 года.

 

Можно ли «любить» нашу правоохранительную систему?

Уроки со взятками, подлогами и фальсификациями не прошли для меня даром. Теперь я считаю всякого, кто работает в этой зловонной системе преступником, просто потому что он пришел туда работать.

Разве можно считать честным прокурора Малоярославецкого района Разуваева Дмитрия Петровича, который лично мне на приеме сказал, что «грабеж – это способ возмещения убытков», и поскольку Мовляйко и компания путем грабежа и разбойного нападения на мой дом компенсировали свои убытки, значит, они забирали свое, и он, как прокурор, никогда не возбудит против них уголовное дело по факту грабежа.

Ладно, Малоярославец, где Денисов заявляет мне маме про моего похищенного сына: «Что это вы так за него переживаете? Поиграются и отдадут. Он же живой, с ним долго не наиграешься, его кормить надо». А как же Калуга?

Заместитель Ефременкова, руководителя СУ по Калужской области, Старов Сергей Анатольевич подтвердил мне мысль Разуваева. Он сказал: «Ну, потому что на вас напали и вынесли ваше имущество, мы не будем возбуждать уголовное дело – люди таким образом компенсировали свои убытки! А если вы будете нам письма писать, мы будем писать вам отписки». На мои слова, что известно о судейских взятках в Малоярославце он мне сказал: «Да, нам известно, что там судьи взяточники. Но чтобы разобраться с судьей – это такая непростая история. Поэтому пусть себе – много не возьмут».

И скажите мне после этого, что в Калуге работают честные люди, а в Казани нечестные негодяи! Просто в Казани преступление полиции не удалось скрыть! Правда, в Калуге деятели от правоохраниетльной системы свои проделки особо не скрывают – все вполне откровенно шито белыми нитками через край. Так что не за что мне любить преступников в погонах!

 

http://vospitaniedety.blogspot.com/

Добавить комментарий