Не учите наших детей убивать!

<p>Пневматические игрушки готовят будущих преступников

 

В качестве заголовка для данной публикации мы решили использовать оригинальное название книги Дэвида Гроссмана, — бывшего подполковника американской армии, ныне руководителя координационной группы специалистов по изучению психологии убийства.

В обозначенной работе автор затрагивает проблему безмерно распространившегося по свету культа виртуального насилия — «на телеэкране, в кино и компьютерных играх».

«Ужасает безответственность производителей игр, снабжающих детей армейскими и полицейскими тренажерами. Это всё равно, что дать в руки каждому американскому ребенку по автомату или пистолету. С точки зрения психологии — никакой разницы!», — написал в 1999-ом году бывший рейнджер и … как в воду глядел. Ибо с того времени «индустрия убийства» сделала гигантский, как представляется, шаг вперёд. С конца 90-х – начала 00-х заинтересованные транскорпорации, воспользовавшись известной аксиомой «разрешено всё, что не запрещено», вполне легально стали протаскивать на мировой рынок так называемую «детскую (!!!) пневматику» (т.е. то самое «…по автомату и пистолету»).

 

…Да, соглашусь, в войнушку играют, пожалуй, все мальчишки, и время моего детства в этом отношении не было исключением. Да, понимаю и принимаю происходящий при этом нормальный выплеск природной агрессии и накопившихся негативных эмоции в игровую сферу. Но при этом не могу не видеть одной гигантской разницы между «войнушками» прежними и нынешними, — максимум, на что мы, будучи зелёной шантрапой, могли тогда рассчитывать – это был пистолетик с присосками, а ныне…

Давайте вместе заглянем в зазывы современной вездесущей рекламы:

«…Детский пневматический игрушечный пистолет темного цвета. У него 30 зарядов, а стреляет он пульками калибра 6 мм, которые необходимо зарядить в обойму. Пистолет смотрится как реальное орудие. Рамка пистолета и щечки ручки изготовлены из пластмассы. Качественная игрушка поможет собственному владельцу почувствовать себя удачным стрелком, который может стрелять метко из хоть какого положения. 

Хороший игрушечный пистолет с 2-мя прицелами: лазерным и оптическим. Игрушка заинтригует мальчугана, увлеченного активными играми. Пистолет стопроцентно повторяет собственный реальный макет. Он стреляет пластмассовыми пульками калибра 6 мм. Кроме прицелов пистолет обладает шероховатой рукоятью, магазином на 10 выстрелов, глушителем, который позволит варьировать игру и сделает её еще реалистичней, декоративными элементами, которые сразят хоть какого мальчишку.

…Пистолет «Д..» поможет вашему ребенку ощутить себя реальным участником вестерна! Пистолет изготовлен из качественного металлопластика и соответствует весу и размерам реального орудия. Игрушечный пистолет стреляет пистонами из 8-ми зарядов.

…У пистолета «М…» железный корпус и пластмассовая ручка. Он стреляет пластмассовыми пульками калибра 6 мм. Пульки входят в набор, но можно приобрести дополнительный набор.

…Детский пневматический игрушечный пистолет «П…» серебристый. У него 13 зарядов, а стреляет он пульками калибра 6 мм, которые необходимо зарядить в обойму. Пистолет смотрится как реальное орудие – модель «B…». Качественная игрушка поможет собственному владельцу почувствовать себя удачным стрелком, который может стрелять метко из хоть какого положения.

…Металлический детский пневматический  пистолет. «H…» выполнен в реалистичной манере из металла имеет приятную тяжесть, хорошо ложится в руке, оснащён лазером наведения…» и т.д, и т.п.

 

Однако, производители «детской пневматики» скромно при этом умалчивают о последствиях применения их «игрушек» в реальности, причём, как о физических, так и о психологических.

Мы же, лишенные подобной ложной скромности, попробуем, насколько возможно, осветить данный вопрос.

Начнём с комментария заведующей кафедрой педагогики и психологии факультета начального образования Псковского государственного педагогического института психолога Натальи Лебедевой:

«… многие военные игрушки нового поколения опасны для физического здоровья ребёнка. В первую очередь — это детское оружие с пульками и патронами… В дошкольном возрасте дети получают наибольший заряд и сильные впечатления от игры в психическом плане и в плане травматизма. В дошкольный период в ходе агрессивной игры дети пугают друг друга оружием, такой испуг может иметь необратимые последствия в будущем. Кроме того, у детей могут возникать страхи, которые будут проявляться и в последующей жизни. Некоторые дети в силу психологических особенностей склонны к агрессии по отношению к окружающим, игры с военными игрушками обостряют это чувство у детей».

А вот точка зрения Веры Васильевны Абраменковой, доктора психологических наук, ведущего научного сотрудника Психологического института Российской Академии образования, автора ряда книг, в частности, «Игры и игрушки наших детей: забава или пагуба?»:
        «Я считаю, что любое проигранное ребенком действие способно воспроизводить самое себя в реальности… современный ребенок, берущий в руку пистолет или автомат, сразу направляет его на другого человека! Вы никогда не обращали внимания, что при этом детское лицо сразу принимает злое выражение? И эта злоба обязательно прилипнет к нему, останется при нём… В прошлом году была выставка «На детской половине. Игры и игрушки детей царской семьи». И там действительно были маленькие револьверчики, сабельки для царевича Алексея… Но детям никогда не позволялось стрелять в людей! Надо находить такие игрушки, которые не будут вызывать ощущение злобы. Например, прекрасная игрушка — водный пистолет, или пугач. Но не такой пистолет, который невозможно отличить от настоящего. Сейчас продаются игрушки даже с именами соответствующими: кукла «киллер», например, с полным набором всевозможного оружия…»

Далее сошлёмся на мнение медиков по проблеме повсеместного внедрения в детскую субкультуру культа «игровой пневматики». Как уверяют врачи, именно ранения пластиковыми пулями наносят самый тяжелый, часто невосполнимый урон зрению. Пришла массовая мода на такие пистолетики, и следом же началась буквально эпидемия опасных ранений: ежемесячно по всей стране десятки детей попадали на операционный стол с тяжелыми травмами глаз.

Медики, учителя и воспитатели забили тогда тревогу, — на местном уровне началась проводиться разъяснительная работа с родителями с призывами не покупать детям столь опасные игрушки. Общее количество травм после этого действительно несколько сократилось, однако по-прежнему ранения пластиковыми пулями всё-таки фиксируется ежемесячно. Причем во всех случаях оказывается, что игрушечные пистолетики принесли в дом именно любящие родители, либо другие родственники. По мнению специалистов, взрослые по прежнему часто проявляют невежество и легкомыслие при выборе подарков для детей, руководствуясь лишь доступной ценой и красивой упаковкой, а не вопросами безопасности…

 

            Пришло, пожалуй, время рассказать и о моей истории, которая, собственно, и привела меня к глубинной разработке обсуждаемой проблемы.

Итак, где-то с середины прошлого года близ двора дома, в котором я проживаю стали в массовом порядке гибнуть голуби. То, что здесь не обошлось без применения так называемой «детской пневматики» стало очевидно сразу. Не стану особо вдаваться подробности, скажу лишь, что иногда дело доходило до нескольких птиц в неделю. Пытался проводить частные беседы с носителями «игрушек», грозился конфискацией, — всё было тщетно. И лишь этой весной, с началом очередного периода массовой голубиной смертности, моё расследование принесло, наконец, результат. Опять-таки опущу подробности, затрону лишь суть: с одним из предполагаемых убийц из 5-ого «Б» класса я имел приватную беседу в присутствии директора школы, в которой он обучается. И судя по тому, что после той знакового диалога трупы голубей перестали появляться, моя скромная миссия действительно достигла своей цели. Но вот вопрос: надолго ли?

Да, сейчас тот мальчуган затаился. Но можем ли мы быть уверены, что след в его детской психике, оставленный ЗАПАХОМ КРОВИ, не даст знать о себе через некоторое время новым рецидивом и гораздо более серьёзным? Вспомним попутно и идею, развиваемую некогда графом Львом Николаевичем Толстым: «От убийства животного до убийства человека один шаг»

 

Думаю, сейчас уместно будет, хотя бы вскользь, коснуться и темы так называемой взрослой травматики.

Пожалуй, у всех на слуху громкие дела последних лет, связанные с данной проблемой. И власть, кажется, понемногу начинает осознавать всю её серьёзность.

Так, по официальным данным МВД, за последние пять лет в России было совершено около полутора тысяч преступлений с использованием травматического оружия. В результате более 60 человек погибли, еще около 600 получили травмы различной степени тяжести.

В декабре 2010 года президент России Дмитрий Медведев высказался о том, что не исключает полный запрет травматического оружия на всей территории страны.

В прошлом, 2011-ом году Глава министерства юстиции РФ Александр Коновалов заявил о том же: «В России необходимо выпустить запрет на травматическое оружие».

Наконец, премьер-министр Владимир Путин, отвечая на вопросы в ходе «горячей линии», прошедшей в конце минувшего года, выразил согласие с предложением запретить пневматическое оружие во всей России: «Меня это тоже беспокоит. Я знаю, там есть и подводные камни, но я разделяю такую позицию…»

 

Однако, к сожалению, за всей этой взрослой шумихой совсем не слышно разговоров  о том, что профилактику правонарушений, связанных с травматической темой, необходимо начинать с именно анализа детской темы.

Директор школы, в которой я побывал, разводила руками: в стенах всех средних учебных заведений пневматика запрещена и конфискация её законна. Но за стенами школы, вне учительского надзора и нравоучительных лекций инспекторов по делам несовершеннолетних, дети предоставлены законам улицы и либеральному законодательству государства, которое не видит ничего предосудительного во владении и использовании ими пневматических «игрушек».

 

Итак, вопрос на засыпку: разве не в наших силах противостоять распространению этого сознательного преступного безумия?

Я лично глубоко убеждён, что логично было бы так называемую «детскую пневматику» запретить совсем, — сначала на региональном, а затем, возможно и на федеральном уровне.

Именно запретить, а не принимать полумеры, как, например, в Новой Зеландии, где обязали даже четырехлетних детишек иметь лицензию на ношение игрушечного оружия, или же в странах Общей Европы, где принято ежегодно проводить политкорректно-формальный «Всемирный День уничтожения военной игрушки».

В противном случаенас может ожидать ситуация из известного афоризма Чехова: “Если в первом акте пьесы на стене висит ружьё, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить”. И ружьё это вполне реально может пальнуть по нам самим…

Игорь Латунский

 

 

От редакции: Упражнения детей в стрельбе может быть оправдано только военно-спортивной подготовкой. При этом стрельба должна быть строго регламентирована. Прочее «оружейное» воспитание через игрушки приводит к тому, что стрельба воспринимается как игра и закрепляет в сознании ребенка понимание убийства как части игры. Целые поколения, воспитанные в таком ключе, стали выходить во взрослую жизнь и применять травматическое оружие. В сознании многих его обладателей просто нет тормозящих игровую реакцию барьеров. Отсюда массовое применение пневматики в ситуациях, которые делают ее оружием не самообороны, а преступления.

С нашей точки зрения, следует полностью запретить работающие имитации оружия для детей. Пневматика в руках ребенка – это преступление государства, допускающего подобные обстоятельства. Пневматика в руках взрослого человека – это оружие самообороны. Владение им должно быть строго регламентировано, ответственность за применение – тем более. Неадекватное применение должно как минимум лишать владельца пневматики права на оружие самообороны на длительный срок или пожизненно.

Что касается нарезного короткоствольного оружия самообороны, то оно должно быть возвращено добропорядочному гражданину в целях защиты его здоровья и жизни при столкновении с криминальными элементами, которые (волей правящего режима) сплошь вооружены.  Регламенты, предполагающие обучение и тестирование потенциальных владельцев нарезного оружия, без сомнения, должны достигать цели недопущения к оружию лиц с неустойчивой психикой и ослабленным интеллектом. Ответственность за выдачу оружия лицам с подобными отклонениями, а также лицам с криминальным прошлым, должна быть зафиксирована в уголовном кодексе и применяться к нарушителям со всей возможной строгостью. Меры ответственности за неадекватное применение оружия и нарушение правил его хранения также должны быть строгие. Среди них одной из минимальных мер наказания должно быть лишение права на оружие на длительный срок или пожизненно.

Добавить комментарий