Где живет РУССКАЯ ЛЮБОВЬ?

От цивилизации Любви к варварству Цены

При сочетании слов «ПРАВОСЛАВНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ» перед глазами предстает множество храмов, блеск свечей, слышатся малиновый колокольный звон и раскатистые песнопения. Верно ли такое представление о ПРАВОСЛАВНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ? Разумеется, оно – верное, ибо в самом деле центром каждой общины на Руси с давних пор был сияющий золотом храм. Но вот полное ли оно?

Вера, замкнутая в соборах, но бросающая на остальную жизнь народа лишь редкие отблески. Люди чувствуют себя ПРАВОСЛАВНЫМИ, только лишь ступая на ступени храма, и теряют это чувство, сходя с них. В них вцепляется иная жизнь, имеющая свои законы, чаще всего отличающиеся от установленных ЦЕРКОВЬЮ с точностью до обратного.

Если главную ценность ПРАВОСЛАВИЯ можно выразить одним словом – ЛЮБОВЬ, то основная ценность возникшего в России общества – это ЦЕНА. Количественная, конечная цена, которой ныне измеряется все, от товаров на магазинных прилавках до человеческих душ (фактически ценность души человека ныне определяется размером капитала, находящегося в его владении).

Разумеется, среди православных людей есть отдельные подвижники, способные строить свою жизнь вопреки напору общества. Но таких людей – единицы. А подавляющее большинство людей, считающих себя ПРАВОСЛАВНЫМИ, на самом деле остаются ПРАВОСЛАВНЫМИ лишь когда присутствуют в храме. Что поделаешь, слаб человек…

Очевидно, что ПРАВОСЛАВИЕ явилось на РУСИ много раньше, чем пришел ее современный общественный порядок.  Поэтому очевидно, что он – пришлый. Очевидно, он соответствует ценностям, выработанным учением Кальвина, породившим европейский (а позже – и мировой) капитализм. Ценности ПРАВОСЛАВИЯ практически не совместимы с этим учением, выплеснувшимся теперь на обыденный, бытовой уровень. И, скорее всего, сосуществовать на русской земле эти две веры, одна – для храма, другая – для жизни – не смогут. «Если царство разделитсясамо в себе, не может устоять царство то; и еслидомразделитсясам в себе, не может устоять дом тот»…

На чем же стояла тысячелетняя РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ, какое чувство было ее основой? Однозначно, что чувство это – ЛЮБОВЬ, которая была столь же велика, как бескрайние русские земли.

Любовь в семье, ведь всем известно о многодетности русских семей былых времен. Вырастить много детей, когда со всех сторон им грозит смерть – дело нелегкое, и требует огромной любви. Столь большой, что пониманию человека нынешней эпохи она  просто недоступна.

Любовь к земле, часто мерзлой и бесплодной. Сколько любви надо было вложить в нее, чтоб она расцвела зелеными всходами! В короткую русскую весну крестьянин совершал истинное чудо, и оно повторялось из года в год. Для него мало одной силы человечьих и лошадиных мускулов, без любви они просто растворятся в серых недрах северного подзола. А потом ростки надо защищать от гибельных морозов, язык которых лижет наши земли по самое лето. И не уберечь их, если в сердце не пылает жар любви.

Любовь к ближнему. Друг к другу. Без нее не создать общины, в которой только и можно выжить под русским мерзлым небом. Чем больше любовь – тем крепче община, а, значит – больше возможности для выживания. Время от времени деревни вспыхивали беспощадными кострами пожаров, их заливали паводки, а уж о набегах бесчисленных врагов и говорить нечего. Но всякий раз они упрямо возрождались, что, несомненно, можно назвать чудом. Совершение этого чуда могло произойти только удивительным единением людей. Потому сама жизнь русских людей была неразрывно связана с ЛЮБОВЬЮ, без нее она бы просто оборвалась.

Родившись в сердце Руси, ЛЮБОВЬ неслась по просторам КОНТИНЕНТА, разрастаясь из любви к ближнему – в любовь к дальним. К скольким народам на помощь пришел русский человек, оставив на произвол судьбы свой родной дом, обратив родные поля в заросли беспросветного бурьяна! Орошенные русской кровью мощеные дороги Европы и степные моря Азии. Как часто за любовь, за стремление прийти на помощь русский человек получал в благодарность лишь проклятия. Это – в лучшем случае. А иной, нередкий раз — пулю или удар ножа. Чаще – в спину. Что же, разве истинной ЛЮБВИ нужна взаимность?..

Но… Русский всегда прощал, и был готов идти на помощь снова. Этим пользовались многочисленные враги, заманивая русский народ во все новые и новые ловушки, вроде Афганистана. И русские шли. Движимые не политическим расчетом, поисками корысти или чьими-то угрозами, но своей бескрайней,  несравненной ЛЮБОВЬЮ.

Гнилые, покосившиеся избы центральной России, которые так не похожи на 2-3 этажные каменные особняки кавказской окраины. Разбитые грузовики-инвалиды русских дорог и брошенные из-за незначительных поломок на обочинах африканских дорог новенькие машины. «Зачем чинить, если Иван еще пришлет?» Кто не знает, что в Советском Союзе уровень жизни в Грузии и в Прибалтике был в 7-8 раз выше, чем в России без всяких на то экономических оснований?! И вместо обиды большинство русских принимали такое положение вещей, как само собой разумеющееся, были в ходу непонятно на чем основанные байки о якобы невероятном трудолюбии, уме и усердии прибалтийских народов. Воистину, русский человек не ведал гордыни! Чем были сначала Российская, а потом – Советская Империи, как не исполинскими начертанными на челе Земли знаками ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ЛЮБВИ?!

Мы видим, как одна любовь в сердце русского человека порождала другую. Русские всегда прощали своих врагов, и почти никогда не начинали войну первыми. А если и начинали – то отнюдь не для защиты своих интересов, а для еще одной защиты кого-то, кто, по мнению русских, в данное время испытывал страдания. Завершением же многих войн была помощь бывшему противнику в восстановлении разрушенной страны. Удивительное дело, за свою историю наш народ очень мало раз платил кому-либо законно наложенную контрибуцию. Но зато столько раз платил «контрибуцию наоборот», в пользу не победителя, но побежденного, накладываемую на себя по доброй воле! Про Вторую Мировую Войну злые языки даже сказали, что русские в ней – «потерпели победу», а немцы – «одержали поражение».

Казалось бы, народ, представлявший собой просто сгусток ЛЮБВИ, не может выжить на Земле, особенно в ту пору, когда холодный логический расчет превратился в новую религию. И то, что народ дожил до сегодняшнего дня – разве не великое ЧУДО? А умирание народа началась как раз тогда, когда ЛЮБОВЬ в его сердце стала вытесняться тем самым холодным расчетом, без которого, как выяснилось на самом деле, мы только и можем прожить. А с ним – никогда.

Была у русских людей и еще одна, особенная ЛЮБОВЬ – ЛЮБОВЬ К ПРОСТРАНСТВУ, которая могла родиться лишь на тех просторах, по которым распростерлась наша земля. Объединяясь уже не в просто общины, но в настоящие братства, казаки и поморы шли в глубину таинственных земель, одни – по ледяным океанским волнам, вторые – сквозь степные глади и дремучие таежные чащобы. В русском необъятье они искали отнюдь не богатства и не лучшие земли. Они искали самого ГОСПОДА, и ЛЮБОВЬ К ПРОСТРАНСТВУ была не чем иным, чем проявлением ЛЮБВИ К БОГУ, высшей ЛЮБВИ.

Своей вершины эта ЛЮБОВЬ достигла в 20 веке с рождением КОСМИЧЕСКОГО ПРОЕКТА и БОГОИСКАТЕЛЬСТВОМ уже не в горизонтальном пространстве, а в вертикальном!

Но вернемся в прошлое. Придя на новую землю, русские люди прежде всего брались за топоры и строили церковь. Сперва – небольшую, потом – побольше, каменную. А когда народу становилось много – сооружали огромный храм, часто – как будто даже неоправданно большой по отношению к его приходу. Храм был знаком того, что занятая земля сделалась отныне и навсегда – Русью. Он был как будто знаком русской ЛЮБВИ, застывшим в камне.

 Безусловно, ЦЕРКОВЬ имела живую связь с РУССКОЙ ЛЮБОВЬЮ. Более того, она была ее ВЕРШИНОЙ. Ибо наибольшее единение и так живущих общиной русских людей совершалось именно в храме, во славу Божию.

Но вот когда РУССКАЯ ЛЮБОВЬ теряется… Такое уже было в городе Новгороде в те времена, когда он сделался купеческой республикой, более обращенной к Западу, чем к Руси. Мысли о индивидуальном успехе, который важнее общего дела, приплывали на этот клочок русской земли на кораблях под голландским флагом. Так возникла знаменитая ересь, вошедшая в историю, как «ересь жидовствующих» под предводительством Схарии. По своей сути она была ветвью все того же западного протестантства, отрицающего ЛЮБОВЬ и утверждающего единство ЦЕННОСТИ И ЦЕНЫ.

Ересь возникла в городе, где имеется уникальный даже для русских городов квартал, в котором нет иных зданий, кроме храмов. Казалось бы, такой город должен быть святым.

Сейчас многие восхищаются Новгородской республикой былых времен. Но очевидно, что основным источником богатств той республики было посредничество в торговле с Русью.  И богатство Новгорода шло не от трудов народа и не от даров земли, но от личной удачливости отдельных дельцов. И храмы, расположенные на берегу Волхова имели весьма прагматическое назначение – в их основаниях размещались склады. А храм над складом – и чтоб Господь в торговых делах помог, и чтоб вор не ограбил, убоявшись гнева Божьего. Ведь в те времена никто даже из отъявленных злодеев не решился бы обокрасть храм, а тут — поди различи, где кончаются закрома купчины и начинается храм Божий?!

И от Православия в Новгороде осталась лишь внешняя оболочка, наполненная иным содержимым. Но в те годы окрепшая Русь не могла мириться с существованием на ее севере буферного государства, занимающегося посредничеством. Потому Новгородская республика была обречена, и вскоре войско Ивана Великого взяло Новгород. После чего новгородцы были выселены из своего города. На новых землях напрочь забыли о былой ереси, снова сделались частью русского ОБЩЕГО ДЕЛА и через него – вернулись в Православие.

Во время Второй Мировой Войны Православная Церковь была почти уничтожена. Но возникновение ОБЩЕГО ДЕЛА, пришедшего на русскую землю против воли русского народа, в виде войны, призвало ее к возрождению. Ибо война – не только взрыв ненависти, но и взрыв любви к своей земле и своим соплеменникам, без нее – никак. А Православие – это, как я уже говорил, вершина РУССКОЙ ЛЮБВИ.

Ныне РУССКАЯ ЛЮБОВЬ потеряна. Вместе с ней исчезло ОБЩЕЕ ДЕЛО, исчезает постепенно и сам народ.  Православное мировоззрение, идея вселенской ЛЮБВИ в массовом сознании обращена в идею для «лохов» и «быдла». Элита же имеет свою, «элитную» идеологию, в основу которой заложен уже знакомое нам западное протестантство. У РУССКОГО НАРОДА нет ныне ОБЩЕГО ДЕЛА. А те, кто именует себя его властью, заняты исключительно извлечением прибыли из русских земель (точнее – из их недр). При таком положении дел длительное существование стабильного общества весьма затруднено.

 Для того, чтобы создать видимость связи верхов и низов, власть всеми силами стремится обозначить свою связь с Православной Церковью. А связь с Церковью народа поддерживается в первую очередь благодаря еще хранящейся памяти о былых временах. Крепка она, память, но не вечна, она уходит вместе со сменой поколений. Не может прочно стоять вершина, когда подточено основание, когда мир, в котором живет народ, уже почти официально именуется «постхристианским»!

Режим же в своих отношениях с Церковью практически не скрывает своей системы ценностей и смотрит на Православие исключительно сквозь нее. Веру своего народа он принимает исключительно, как суммарный показатель от количества заложенных храмов, часов эфирного времени на каналах ТВ, выделенных для священников и т.п. Одним словом, набор количественных данных, которыми можно управлять при помощи определенных количеств денег. Очевидно, такая политика рассчитана на скорое исчезновение РУССКОГО НАРОДА и возвращение его «элиты» в пространство родного ей протестантизма…

Сейчас стоит вопрос о возрождении ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРЫ, которое неотделимо от СПАСЕНИЯ РУССКОГО НАРОДА. Это будет куда сложнее, чем возрождение Церкви, как организации, ведь здесь речь идет о тончайших струнах русской души, о пробуждении РУССКОЙ ЛЮБВИ, которая хоть и заснула, но еще не умерла. И пробудить ЕЕ может лишь ОБЩЕЕ ДЕЛО, в которое вольются все люди наших земель. Только через него и может произойти возрождение ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРЫ.

Потому КОСМИЧЕСКОЕ БОГОИСКАТЕЛЬСТВО, о котором я говорил в предыдущих статьях, и ПРАВОСЛАВИЕ – неразрывно связаны. Только проект такого масштаба способен разжечь в человеческих сердцах пламень ЛЮБВИ, которая и есть суть Христианской веры.

Добавить комментарий