Репрессии против соратника

<p><span style=’font-family: «Times New Roman»,»serif»; font-size: 12pt; mso-fareast-font-family: «DejaVu Sans»; mso-fareast-language: HI; mso-ansi-language: RU; mso-bidi-language: HI; mso-font-kerning: .5pt; mso-bidi-font-family: «DejaVu Sans»;’>Остались ли у нас права, гарантированные Конституцией?

Наш соратник, Степкин Алексей Андреевич, 2 мая 2012 г. в г. Щелково Московской области стал объектом нападения в результате которого его могли убить. При этом он столкнулся с отсутствием объективного расследования правоохранительными органами произошедшего с ним серьезного криминального инцидента.

Алексей подвергся нападению троих мужчин. И хотя нападавшие пытались его задушить,  он проявил мужество и стрелял из травматического оружия только в воздух и в землю, чтобы напугать нападавших и привлечь внимание прохожих. Как ни странно, следователя не заинтересовали все эти обстоятельства. Не обратил внимание следователь и на возможные тяжкие последствия для здоровья и жизни Алексея. Чем же руководствовался следователь? Что помешало ему увидеть очевидное? Почему мы все чаще слышим о подобных делах и расследованиях?

Эта история началась с нападения на школьницу 7 класса Екатерину Копыткову, активистку движения за «Здоровый Образ Жизни» и участницу спортивных пробежек, пропагандирующих здоровый образ жизни и отказ от наркотиков и табакокурения. Напал на нее некий Ниджат Джалилов, уроженец Азербайджана, который недавно приобрел  гражданство РФ (официальный юридический термин). Продолжилась история после того, как Алексей попытался выяснить, что же произошло с девочкой и поддержать ее морально. И теперь уже с ним пришли «разбираться» родственники и знакомые этого самого «джигита». В результате на нашего соратника напало несколько человек. После обращения Алексея в больницу доктора документально подтвердили у него ушибы, рассечения мягких тканей лица и губ, сдавливание мягких тканей шеи и гортани. Очевидно, для Алексея это могло закончиться очень плохо, его могли просто убить.

В результате, когда участников инцидента доставили в полицию, оказалось, что душивший его человек, Рамиль Джалилов — сотрудник полиции г. Щелково. Процедура дознания свелась к чаепитию Джалилова с коллегами, проводившими дознание, и к угрозам и оскорблениям  в адрес Алексея со стороны толпы азербайджанцев, которые, прибыв на помощь землякам, почему-то вели себя в отделении полиции, как в собственном офисе.

Алексей подал заявление в Следственный комитет РФ. Каков результат? На него заведено уголовное дело. Алексей сам стал обвиняемым по статье 119 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» с возможным лишением свободы на срок до двух лет). При этом вообще не учитывалось, что он действовал в ситуации крайней необходимости, что по закону является обстоятельством исключающим преступность деяния. Интересно, что по его заявлению никакого опроса свидетелей не проводилось, не выяснялись личности нападавших на него. Кроме того, семиклассницу Екатерину Копыткову, с нападения на которую и началась эта история, поставили на учет в детскую комнату полиции. Видимо за то, что она не пьет, не курит, не употребляет наркотики и не собирается становиться малолетней проституткой. На свидетеля происшествия Сергея Воробьёва также завели уголовное дело, так что в возбужденном деле уже нет свидетеля, готового подтвердить абсурдность обвинений, выдвинутых против Алексея.

Положа руку на сердце, кто-то из нас удивлен этой ситуацией? Мы в очередной раз устало  наблюдаем, как попирается Конституция, уголовный кодекс, и просто право человека на нормальную жизнь у себя дома. Сколько можно глумиться над законом и здравым смыслом? Складывается впечатление, что некоторые личности в правоохранительных органах не прочь приватизировать свои властные привилегии в собственность своих кланов, наплевав на свои обязанности перед обществом.

Мы, члены партии «Великая Россия», считаем, что права на защиту жизни, здоровья и человеческого достоинства никоим образом не должны ущемляться. Право на оборону от преступников должно быть прописано в Конституции страны четко и не двусмысленно. Право же на объективное, профессиональное расследование подразумевается в любом цивилизованном обществе.

Мы не требуем преференций, более того, мы в них не заинтересованы. Наш интерес во всеобщем гражданском равенстве перед законом. Разве в этом не заинтересована сама власть? Как можно бороться с преступностью, не наказывая преступников? Не получается ли так, что государство отказывает нам даже в праве на защиту нашей жизни?

Сейчас перед нами стоит задача помочь трем нашим соотечественникам, соратникам Алексею Степкину, Сергею Воробьеву и Кате Копытковой, здоровый образ жизни и активная жизненная позиция которых, почему-то очень раздражают клан Джалиловых. Объединив наши усилия, мы способны противостоять несправедливости и добиться непредвзятого расследования этого преступления.

Хотелось бы, наконец, услышать от власти ответ на вопрос — остались ли у простого человека хоть какие-то реальные гражданские права? Или с помощью недобросовестных сотрудников правоохранительных органов Закон с легкостью конвертируется в товарно-денежные отношения рыночного характера?

Добавить комментарий