Кто нас судит и на что осуждает

Письмо из застенков.

Уже более 21 месяца я нахожусь в тюремных застенках, страдая за свои взгляды и убеждения. Фарс, который происходил до 17 апреля 2012 года, доподлинно показал, насколько гнилая и бесчеловечная система уничтожения в лице следствия, прокуратуры и судов существует в России. О моем деле сказано уже достаточно. Его суть – меня, отца многодетной семьи, посадили за то, что я противостоял грабителям, которые открыто забирали мое имущество, избили жену и хотели зарезать моего несовершеннолетнего сына. Эти же грабители похитили и моего младшего сына. Но в этом письме я хочу рассказать о том, чему я стал непосредственным свидетелем. Эти примеры говорят о том, что мое дело не исключение, а правило.

Наблюдая, общаясь и читая документы разных людей, обвиняемых и осужденных, я неоднократно сталкивался с вопиющими случаями того, как эта система уничтожает людей, разрушает семьи, делает несчастными здоровых детей, лишая их родителей и поддержки. Сегодня мне хотелось рассказать о практике использования обвинения в преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ (изнасилование) в корыстных целях.

Из того, что я видел и с кем встречался можно смело сказать, что 70% из тех, кого обвиняют в подобных преступлениях, являются невиновными или виновными, но не в том, в чем их обвиняют. Причем в большинстве случаев это вполне добропорядочные люди, которые имели семью, детей, работу и были вполне счастливы. Но однажды для них настали тёмные времена. Тем или иным образом они стали обвиняемыми.

Раньше для тех, кто обвинялся по таким статьям, это означало самое худшее, но вопиющий процент невиновных, попадающих по таким статьям «на лагерь», сделал необходимым со стороны жуликов новое к ним отношение. Вместо жуликов моральным подавлением и физическим уничтожением таких обвиняемых стали заниматься сами сотрудники «правоохранительных органов». Они посмели взять на себя функцию вершителей правосудия и стали «ломать» таких обвиняемых. Поскольку, как правило, обвинение лживое, соответственно ни один из обвиняемых не признает себя виновным. Таким образом, «чистосердечное признание» выбивается из людей. Конечно, есть и другие варианты.

Один из случаев, с которыми мне пришлось столкнуться: человек неожиданно для себя был задержан и арестован по такому обвинению. Причем оказалось, что он уже целый год находится в федеральном розыске, хотя 2 раза в месяц преодолевал государственную границу и многократно его документы «пробивались» на постах ДПС. На судебном процессе по его делу выяснилось, что он не первый, на кого написала заявление «та женщина», а уже третий, кого она посадила в тюрьму. В суде ее хорошо знают, и в том числе знают, что она преследует чисто коммерческие интересы. Никаких доказательств, кроме слов, нет и быть не может. Все, начиная со следователей и заканчивая судьей, прекрасно все понимали, и тем не менее, дали невиновному 5 лет реального срока. За что? А ведь у него была семья, малолетний ребенок, он был единственным кормильцем в семье. О каком правосудии и социальной справедливости в данном случае может идти речь?

Вот еще случай. Человек вышел из дома в магазин. У магазина его избили и арестовали с обвинением в попытке изнасилования. Судья оценил его поход в магазин почти в 4 года реального срока. За что? А ведь он кормил семью, своего ребенка. А обвинение строилось только на показаниях группы лиц, тесно знавших друг друга, и перед арестом предлагавших «уладить все без милиции». Кстати, и «потерпевшая» входила в эту группу лиц.

Еще более страшные обвинения предъявляются невиновным людям в педофилии. Поскольку наказание за данное преступление чрезвычайно сурово, его используют в корыстных целях. Преступление действительно очень серьезное, однако почему-то люди говорят, что подлинные педофилы свободно гуляют на свободе, к ним возят для развлечений детишек из детдомов в черных иномарках с охраной, они пользуются статусом неприкосновенности и никогда не будут привлечены к ответственности.

Борьба с насильниками была объявлена с экранов телевизоров, и для них требуют самых суровых мер наказания. И следователи ищут, где бы поживиться (это ведь карьерный рост, премии). Если настоящих преступников нет, то надо их создать. И вот арестовывают очередную жертву и начинают её «ломать», выбивать нужные показания. Всё, машина запущена! Смею вас уверить, что сказочно фантастические материалы дела, которые стряпает следователь, обязательно поддержит прокурор, и на 99,9% поддержит судья. Ведь «никто не должен уйти от ответственности», а все доказательства невиновности – это всего лишь способ уйти от ответственности. Прокурор требует самого сурового наказания, всех отправляя к суду, который во всем разберется!

Судья же не отпустит на волю человека, обвиненного в педофилии, даже если обвинение липовое. Судей не наказывают за незаконные обвинительные приговоры. Их наказывают за законные оправдательные. И пусть мне возразит опытный судья и скажет, что это не так!

Оправдать невиновного невозможно. Это означало бы прекратить человеконенавистническую политику системы. Представителям этой системы абсолютно все равно, что невиновно осужденные люди имеют семью, детей и обеспечивают их. Для этой нелюди неважны изломанные судьбы представителей собственного народа, защита их прав; им важно профигурировать в очередном сфабрикованном «громком деле».

Так работает часть программы по уничтожению семей, особенно многодетных, ведь мать, оставшись одна, как правило, не может прокормить четверых малолетних детей. Таким образом рано или поздно она их лишится. И тут ювеналы не упустят своей добычи, и дети окажутся в детдоме. Судьба их незавидна.

Эта машина старая, но налажена хорошо, работает почти без сбоев. Причем «винтики» этой машины зачастую даже не понимают, кому они служат – все достаточно хорошо продумано и отработано. Периодически «винтики» сами попадают в мясорубку «правоохранительной системы» и тогда начинают возмущаться. И что тут возмущаться? Фактически они являются служителями зла, а зло может расплачиваться только злом – по-другому оно расплатиться не может!

Вернемся к липовым делам по педофилии, обвинение по которым не так уж и сложно состряпать. Три случая, с которыми я сталкивался, очень похожи друг на друга с той лишь разницей, что в первом случае были замешаны крупные деньги, которые «жена» хотела прибрать к рукам, а в остальных двух причиной стали человеческая глупость и зависть. Во всех случаях прокурор вопреки Конституции РФ и Закону «О прокуратуре» не беспокоился о восстановлении прав и свобод невинно обвиненных. Он занял позицию «обвинен – значит виновен». В первом случае суд с присяжными заседателями оправдал человека, во втором и третьем суд только готовится.

Расскажу одну из этих историй. В семье возникли разногласия из-за плохо отрегулированных семейных отношений. В семье четверо несовершеннолетних детей, трое – малолетние. Муж – основной добытчик, семья не нуждается ни в еде, ни в одежде, ни в обуви, есть жилье. Дети всякий раз по возвращении папы с работы получают подарки. Тем не менее, папа с мамой после 7 лет совместной жизни стали вздорить. И тут старшая дочка решила «помочь маме» и заявила, что папа ее изнасиловал. Причем, оказывается, делал это регулярно на протяжении двух лет. Вы можете это себе представить? И за два года это никак не проявилось: никто ничего не замечал и потерпевшая никак не измели своего поведения, никому не пожаловалась. Более того, за год до событий она изливала свою душу школьной подруге и рассказывала ей о том, какой хороший, добрый  и заботливый у нее папа (судя по показаниям уже насильник!). Как это может быть?

Если в начальных показаниях речь идет о периоде только с момента начала ссоры родителей, то затем период насильственных действий увеличивается, и квалификация преступления усугубляется. В итоге из-за детской «шутки» отец попадает в тюрьму, семья лишена средств к существованию, детям грозит детский дом.

Отец ждет суда. Мама кусает локти, но выход пока еще есть, если бы не корыстные «интересы правосудия». Карьерный рост, премии и т.д. – все это не позволяет отказаться от лакомого куска, от столь громкого дела, показателя «титанической работы» следственных органов. А как же семья? А как же дети? А кому они нужны, их уже ждут в детдоме.

Единственным спасением для детей является мир мамы и папы, которые должны держаться единым фронтом. Только так можно спастись сами и спасти детей. Другого выхода нет.

Системы правосудия в России нет. Та система, которую так называют, основана на человеконенавистнической позиции, чрезвычайно жестока и не преследует никаких целей восстановления социальной справедливости и законности. Ее основная задача – уничтожать, уничтожать все живое, но делать это под благовидными предлогами, подготавливая общественное мнение. Посмотрите, как предлагают бороться с пороками общества на экранах телевизоров – уничтожить, дать как можно больший срок наказания и т.д. А проблемы, между тем, не решаются, их количество не уменьшается, а только множится.


Добавить комментарий