Законы жизни науки

Для большой науки нужна большая идея.

В 21 веке стало ясно, что будущее народов России может быть связано только с развитием науки и связанных с ней высокотехнологичных производств. Исчерпанность экстенсивность пути развития показала эпоха Л.И. Брежнева, базирование экономики на вывозе природных ресурсов оставляет ничтожно мало жизненного пространства, которое с сокращение природных богатств будет лишь сокращаться. Существующая власть, как будто, принимает усилия к развитию науки. То есть, действует просто, в соответствии со своим пониманием мира – выделяет на нее средства в том количестве, на какое способна. При этом обнаруживается знакомая ситуация, характеризуемая знаменитой русской поговоркой – не в коня корм. Денежные потоки бесследно исчезают в научной отрасли, не порождая ни прорывов, ни каких-либо серьезных открытий. Ясно, что логика науки, самого научного мышления оказывается несовместимой с логикой денежно-цифрового общества, и увеличение расходов на науку в нем может привести только лишь к увеличению производства отчетов, не имеющих какой-либо научной ценности. Научные же институты превратились просто в еще один инструмент перераспределения финансовых потоков.

Тем, кто занимает сейчас господствующее положение в стране трудно взглянуть на науку как на живой организм, как на систему, имеющую свои условия для выживания и процветания. Если сравнивать науку с животными, то едва ли для нее подойдет сравнение с живучей амебой, процветающей почти в любой природной среде. Значит, условия социальной среды для процветания науки – весьма жесткие, и, пользуясь опытом научных революций прошлого, нам необходимо их определить и выразить в законах жизни науки. Первое необходимое условие для жизни науки в целом и каждого ученого в отдельности – это востребованность плодов научного творчества для некоего большого дела, превышающего жизнь самого ученого и жизнь его поколения. Все взрывы научной мысли происходили именно во времена господства больших идей. На исторических примерах останавливаться не будем, их я достаточно привел в своих произведениях, посвященных людям науки. Идея должна ставить для науки сверхзадачу, которая будет разделена учеными на множество задач меньшего уровня, и решаться ими. Поток изобретений, необходимых для повседневной жизни и составляющий тело так называемых «высоких технологий» будет образовываться, как «побочный продукт» решения задач, связанных с реализацией БОЛЬШОЙ ИДЕИ. ПЕРВЫЙ ЗАКОН ЖИЗНИ НАУКИ – НЕОБХОДИМОСТЬ БОЛЬШОЙ ИДЕОЛОГИИСейчас в России существует ЛИШЬ ОДНА ИДЕОЛОГИЯ, удовлетворяющая этому требованию – ИДЕЯ ШТУРМА НЕБЕС (она же – ИДЕЯ КОСМИЧЕСКОГО БОГОИСКАТЕЛЬСТВА). Впрочем, если на этот счет кто-то придерживается иного мнения, и способен предложить иную ИДЕОЛОГИЮ, имеющую сравнимый с ней потенциал для развития науки, что же, пусть несет ее. Дискуссия о НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ вполне возможна, но факт ее необходимости для науки, а, значит, для жизни народа – бесспорен. Наука требует для себя множество людей, любящих и умеющих мыслить. Задумываться над вроде бы очевидными вещами и находить в них непознанное, тайное, неочевидное. Появление таких людей возможно лишь тогда, когда весь народ обитает в пространстве культуры, заставляющей размышлять о разнообразных вещах. Развлекательная масс-культура менее всего подходит для этой задачи, в ее пространстве не могут рождаться мыслящие люди, и тем более – люди науки. ВТОРОЙ ЗАКОН ЖИЗНИ НАУКИ – НЕОБХОДИМОСТЬ КУЛЬТУРЫ МЫСЛИ, КУЛЬТУРЫ РАЗДУМЬЯ. Между тем, культура тоже имеет свои законы жизни, и она также связана с господством БОЛЬШИХ ИДЕЙ. Третье необходимое условие для жизни науки – это необходимость образования, воспитывающего в человеке культуру мышления и дающего ему мировоззрение. Образование, безусловно, должно быть целостным, системным, берущим начало от наследия предков, и, одновременно – выводящим учеников на уровень будущего. Его стержнем должна быть ИДЕЯ, его стержнем – СМЫСЛ. При подходе к образованию, как к снабжению человека набором несвязанных знаний разной степени необходимости, рождение ученых НЕВОЗМОЖНО. Потому третий закон жизни науки – НЕОБХОДИМОСТЬ ЦЕЛОСТНОГО И ОСМЫСЛЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ. Научная работа требует наибольшей самоотдачи и наибольшего приложения душевных сил. Потому положение ученого в обществе, само собой, должно быть весьма высоким. И высоким не только в смысле уровня жизни, но и в смысле авторитета. В обществе, где ценность человека определяется его покупательской способностью, говорить про авторитет науки – бесполезно. Никакие субсидии на науку не сравняют ученых с «мастерами» распределения и перераспределения общественных благ. Четвертый закон жизни науки – ГЛАВЕНСТВО РЕАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА НАД РАСПРЕДЕЛЕНИЕМ. Наука связана с одной стороны – с Идеей, а с другой – с повседневной жизнью общества. Продукция науки, применимая в повседневной жизни, должна внедряться в нее как можно быстрее. Ибо опыт ее внедрения и применения может быть в дальнейшем использован, в свою очередь, «большой» наукой для проверки своих гипотез, для подготовки к совершению новых прорывов. Таким образом, высокотехнологичные производства кроме непосредственного выпуска продукции производят также и «обкатку» идей. Отсюда пятый закон жизни науки. Он состоит в НЕОБХОДИМОСТИ ПЛАНИРОВАНИЯ. А для планирования развития науки и высоких технологий необходим общенациональный планирующий орган. От знаменитого ГОСПЛАНА советских времен он должен отличаться тем, что его деятельность по планированию будет напрямую затрагивать лишь «верхние этажи» жизни народа – науку и высокотехнологичные производства. Планировать же всю хозяйственную жизнь страны – невозможно, да в этом и нет смысла. Собственно, Госплан, на самом деле, как раз для этого изначально и создавался (только мало кто об этом помнит). Вместе с тем планирование науки – очень сложный процесс, ибо для науки характерна нелинейность усилий и результатов, и отрицательный результат в ней – тоже результат. Потому планирующему институту будет необходимо владеть инструментарием прогноза и определением наиболее перспективных направлений, чего не было в Госплане СССР. Только реализовав эти пять законов жизни науки, возможно обеспечить будущее народов России, то есть – жизнь наших потомков. Как видим, обустройство всего лишь одной области жизни общества – науки, не может ограничиться полумерами в виде финансовых дотаций, а требует смены всего общественного устройства. Точно так же, как в прошлом обустройство промышленного производства так же потребовало изменения всего общества, и породило революцию начала века, которая не обошлась без крови. Что же, если необходимые изменения общественной жизни запаздывают, и не могут быть внесены мирным путем, они вносятся путем немирным, но все равно так или иначе оказываются внесены. Потому выведенные мной 5 законов жизни науки я представляю на рассмотрение различным политическим силам страны. Какая из сил сможет их реализовать и, тем самым, обеспечить будущее народа, за той силой и есть историческое будущее.

Добавить комментарий