Геополитика цели. Где русским искать союзников?

<p style=»text-align: right;»>Андрей Емельянов-Хальген

Классическая геополитика признает деление цивилизаций в зависимости от их географического расположения на морские и сухопутные. При этом, согласно германской геополитической  школе (К. Шмит, К. Хаусхофер), суша порождает цивилизации священников и воинов, море – цивилизации ростовщиков, торговцев и пиратов. Цивилизации суши имеют иерархию, основанную на личных качествах людей и их заслугах перед обществом, иерархия же морских цивилизаций основана на обладании денежными единицами.

В общем, такое деление вполне логично, если в качестве действующего примера морской цивилизации рассматривать лишь протестантскую англоамериканскую цивилизацию. А все остальные цивилизации считать в большей или меньшей мере – сухопутными, даже если географической их средой являются… острова Океании…

Один из основателей геополитики, Карл Хаусхофер, сам столкнулся с одним из отклонений закона, который он и выводил. Хаусхофервыступал за союз Германии, России и Японии, именуя его – континентальным, хотя даже у школьника не возникнет сомнений в морском расположении Японских островов. Но организация жизни Японии и вправду – много более «сухопутная», нежели – «морская». К чести японского народа следует сказать, что сохранение национальных традиций у него гораздо выше, чем у всех остальных сухопутных народов, включая и наш, русский народ. Расцвел пришедший из-за океана индивидуализм, но японцам удалось сохранить свой традиционный коллективизм даже несмотря на прямую оккупацию американскими войсками в 1945 году.

Японию мы рассмотрели только в качестве примера. Разумеется, Японская цивилизация должна сделаться нашим союзником, но речь в этой статье идет не о ней.

Кстати, существует в мире и противоположный пример. Швейцария, не имея ни одного выхода к морю и ни одного корабля, имеет все свойства, позволяющие отнести ее именно к «морской» цивилизации. Напомним, что ко всему прочему она является родиной кальвинизма, то есть учения, сформировавшего дух самой «морской» цивилизации современности – англо-американской.

Кроме классических школ геополитики существуют еще альтернативные геополитические теории, например – радикальная география Абдель Малека. Эта школа делит мир на «богатый Север» и «бедный Юг». Но, констатируя факт распределения мирового богатства, это деление мира не дает ничего для решения основных задач геополитики – определения врагов и возможных союзников. Задачи бедных по логике этого учения всегда будут сводиться к завоеванию богатств, а задачи богатых – к их удержанию. При этом бедность вовсе не является основанием для союзов, ведь в истории бедные народы много чаще дрались друг с другом, чем рисковали поднять руку на богатые страны.

Таким образом, все имеющиеся к сегодняшнему дню геополитические классификации имеют определенные недостатки, что делает необходимым создание новых геополитических теорий и школ. Исходя из этого, я выступаю с идеей создание геополитического учения, в основе которого лежит цель, смысл жизни цивилизации. Эту теорию можно назвать телеологической (телеология – учение о цели) геополитикой. Цель – это конечный смысл бытия цивилизации. Разумеется, кровь и почва в определенной степени определяют нахождение цивилизацией своей цели и способствуют (или препятствуют) ее достижению. Но есть в цели цивилизации нечто не зависящее ни от крови, ни от почвы, быть может – данное свыше, из-за чего народы одной крови могут вести себя по-разному (к примеру, русские и славянские народы Европы). Народы, обитающие в сходных географических условиях также могут вести себя по-разному, здесь идеальная пара противоположностей – Великобритания и Япония при практически идентичном расположении японских и британских островов по отношению к континенту.

Итак, в качестве основы новой геополитики телеологическая теория утверждает цивилизационную цель. Цели могут быть сугубо внутренними – от простого выживания до стяжания богатств всего мира (англо-американская цивилизация). Но цели могут быть и внешними – выход цивилизации далеко за пределы своих земель с последующим стремлением в небо и в космос в порыве Богоискательства.

Понятно, что законченным примером цивилизации, имеющей внешнюю цель, можно назвать лишь русскую цивилизацию. Русские в порыве Богоискательства прошли сквозь весь свой континент, вышли к северному полюсу, вырвались в небо, и, в конце концов – в ближний космос.

Что же, самобытность русской цивилизации доказана многократно, и чтоб доказать это еще раз, разумеется, нет смысла разрабатывать специальное учение. Смысл телеологической геополитики лежит, прежде всего, в поиске родственных по духу цивилизаций для обращения их – в союзников.

Традиционно Российское государство искало союзников среди православных и славянских народов Европы. Но союзы с ними оказывались удивительно слабыми, и часто эти народы (румыны, болгары) вставали на сторону противников России. Разумеется, они преследовали свои цели, а цель у малого народа всегда проста и недалека – сохранение собственной идентичности. Казалось бы, общая вера должна была объединять русских со славянами Европы больше, чем кровь. Но тут все зависит от того, что народ понимает под верой. Для малого народа и вера – минимальна, ее понятие включает в себя выполнение обрядов и соблюдение определенной этики в повседневной жизни. Но малые народы не способны совершать во имя своей веры великие дела, такие как искание Божьей Воли в пространстве. Потому не понять им и стремлений великого народа, что делает их малонадежными союзниками. Так и родилась знаменитая максима «у России есть всего два союзника – это ее армия и ее флот», озвученная русским царем Александром Третьим.

Потому искать союзников мы должны прежде всего среди тех народов, которые имели в истории великую Богоискательскую цель, и потому – понятны для нас, как и мы для них.

В прошлом такая цель была у Европейской цивилизации. Но она закончилась опытом неудачного построения Иерусалимского королевства, разочарованием в христианстве, возникновением протестантизма и перерождением всей цивилизации.

Американо-англосаксонская цивилизация при внешнем ее рассмотрении, имеет историю, сходную с историей Богоискательскихцивилизаций. Но только лишь – сходную, ибо мотивы протестантов, внедрявшихся вглубь Северной Америки были принципиально иными. Пространство для них было лишь одним из ресурсов для получения денежных единиц. Которые, согласно кальвинистскому учению, указывали на посмертную судьбу их обладателя.

Восточные цивилизации мы рассматривать не будем, ибо Богоискательство может родиться только из христианского мировоззрения. Восточное же мировоззрения либо отрицает отделение Бытия от его Центра (Индуизм, Буддизм, Синтоизм, Даосизм), либо наоборот – утверждает разрыв между землей и Небесами непреодолимым (Ислам).

Итак, рассматривая все цивилизации мира, мы находим лишь две цивилизации Богоискательские – нашу, Русскую, и, как это не удивительно – самую молодую из мировых цивилизаций, Латиноамериканскую. Про Богоискательский смысл нашей цивилизации я писал во множестве своих статей и художественных произведений. Потому, сейчас уделим внимание цивилизации Южной Америки.

Началась она с движения испанских конкистадоров в глубины Южной и Центральной Америки. Современные историки смысл этого движения видят в богатствах индейских народов за которыми якобы и отправлялись испанские смельчаки, рискуя своими жизнями. Но, как я уже писал в статье «Кривая мерка», приводя в пример русских казаков, материальное богатство не может быть единственным основанием такого движения. Другое дело, что либеральные историки не способны смотреть на человека тех времен иначе, как через призму бытия современного человека.

Что же искали испанские идальго в дебрях негостеприимного континента, наполненных разнообразной ядовитой живностью, микробами неизвестных в Европе болезней и прочими опасностями? До нас от объекта их исканий осталось лишь одно слово – Эльдорадо. Ныне это понятие до предела профанизировано, профессиональные историки отождествляют его просто с крупным золотым месторождением, что дает право нашим современникам использовать это слово для вывесок баров и магазинов.

Но на самом деле страна Эльдорадо была для конкистадоров тем же, чем для русских казаков было Приморье – таинственным краем, где земная гладь поднимается к Небесам. В поисках пути к ней одна за другой исчезали экспедиции конкистадоров, съедаемые страшными джунглями.

Вроде бы, латиноамериканский путь испанцев можно было бы приписать Европейской цивилизации. Но Европа тех времен уже шла иными путями – теряла свои силы в многочисленных войнах между своими народами, создавала протестантские учения и отстаивала их, отыскивала путь к индийским пряностям для улучшения вкусовых качеств обедов. Отношения новорожденной Латиноамериканской и Европейской цивилизаций вылились во взаимное непонимание, закончившееся победой движения Симона Боливара.

Смешение испанцев с индейцами, разумеется, происходило не только по крови. Взаимно проникали и культуры, создавая то яркое и неповторимое, что ныне зовется латиноамериканской культурой. К потомкам испанцев от ацтеков и инков возвращалось забытое ими наследие древнейшей арийской, гиперборейской цивилизации.

Итак, католическая Латиноамериканская цивилизация имеет в своем ядре ту же основу, что и Русская православная. Догматические различия католичества и православия здесь не важны, ибо они теряются в Богоискательском порыве.

В истории судьбы русских и креолов (латиноамериканцев) разошлись. Совершив бросок сквозь земное пространство практически в одно и то же историческое время, Русская цивилизация достигла Северного полюса, поднялась в воздух и вышла в космос. Все это было продолжением того же порыва, что вел наших предков через дикие сибирские земли. А Латиноамериканская цивилизация не достигла полюса (разумеется – южного), в воздух поднялась только при помощи списанных «Боингов» производства США, а космоса так и не достигла. Не было в ее истории и чего-то похожего на империю. Ее государства, населенные фактически одним народом, и по сей день враждуют и не могут выделить из себя центра-лидера, ведущего всю цивилизацию за собой.

Что же, здесь надо иметь ввиду, что центр мирового протестантизма, стремящийся обращать все вещи мира в денежные единицы, ближе всего находится именно к Латиноамериканской цивилизации. И свое воздействие на нее он начал еще задолго до глобализации, отрабатывая на ней те методы и приемы, с помощью которых теперь добивается мировой власти. Ныне, уже в эпоху глобализации, и мы, русские, позабыли о своем цивилизационном предназначении, возвращение к которому встречает мощнейшие препятствия.

Монопольное право США на подчинение Латиноамериканской цивилизации провозгласила доктрина Монро, принятая в 1823 году. Ни Европа, ни Россия не пытались ее оспорить, ибо переживали наступление эпохи общеевропейских войн. В итоге и нам и европейцам оставалось лишь безучастно наблюдать за действиями США по искусственному торможению развития целой цивилизации и превращению ее в придатоксеверо-американского хозяйственного механизма. Еще раньше не без влияния кальвинистской Северной Америки в Латиноамериканской цивилизации возникло рабовладение, несовместимое с христианским мировоззрением, оказавшее негативное влияние и на ее национальный состав, и на культуру. Идеологическое, основанное на протестантизме, влияние севера Американского континента не позволило молодой цивилизации полностью впитать культуру индейских народов, завершив формирование своей самобытности.

Самобытность Латинской Америки проявлялась прежде всего в сопротивлении северному соседу. Сопротивлении, которое происходило даже тогда, когда борьба казалась вовсе безнадежной, когда вооруженные силы США вторгались в далекую Евразию, а американскую систему ценностей принимали даже многие вестернизированные индусы. Разумеется, столь стойкая борьба не может не заслуживать уважения.

Занятой континентальными проблемами России всегда было трудно устанавливать контакты с Латиноамериканской цивилизацией из-за ее отдаленности. Первой попыткой такого контакта была знаменитая экспедиция Русско-Американской Компании под начальством графа Резанова. В ответ США приняли превентивные меры – выкупили у России Аляску и, развязав Американо-мексиканскую войну, захватили принадлежавшую Мексике Калифорнию. Позднее с целью блокирования контактов Русской и Латиноамериканской цивилизаций США взяли под свой контроль Океанию и при помощи Великобритании окончательно утвердили господство над Атлантикой.

Следующей эпохой контактов с Латиноамериканской цивилизацией были времена расцвета СССР. Увы, союз тех времен не распространился дальше двух периферийных латиноамериканских стран – Кубы и Никарагуа. Распространению влияния Русской цивилизации в Латинской Америки не в последнюю очередь препятствовали некоторые особенности советской идеологии. Например, неприемлемый для фундаментальных католиков, какими являются креолы, атеизм. Потому союз получился лишь тактический, нацеленный на противостояние общему противнику.

В настоящее время открытие нового цивилизационного окна, ведущего в сторону Латинской Америки, является одной из важнейших задач для русского народа. Прорыв в сторону Латинской Америки будет ударом по глобализации вблизи ее центра, что может привести к краху всего глобализаторского проекта. Но даже победа над глобализацией и ее центром не должна исчерпать всего потенциала союзничества с Латиноамериканской цивилизацией. Ибо главным смыслом нашего союза должна быть идея общей судьбы, реализуемая в идее Космического Богоискательства.