Осколки эпохи Путина. Часть 2. Досье на режим (Андрей Савельев, 2011)

Человек, обозвавший «провокаторами или придурками» тех, кто повторяет тезис Александра III «Россия для русских!», вполне определился как совершенно чужой для нашего народа. Он решил толковать государствообразующий тезис в либеральном духе, мысленно вставляя в него слово «только»: «только для русских». Между тем, такого смысла нет и никогда не было. А обратный тезис, которым руководствуется Путин и его окружение, звучит так: «Россия без русских».

Мировоззрение Путина сложилась в советских спецслужбах, где русофобия предполагалась. Самими опасными в «чекистских» кругах всегда считались русские националисты. Не случайно Путин никогда не использует слово «русский» в отношении народа. Мне не удалось найти ни одного случая, когда бы он слово «русский» отнес к народу. Он мог говорить «русский язык», «русская культура», да и то достаточно редко. «Русский народ» до декабря 2010 года он не сказал ни разу. Налицо некий внутренний запрет.


Мировоззрение Путина формировалось под влиянием Анатолия Собчака, одного из лидеров «демократов», которые поставили себе цель расчленить нашу страну и разграбить ее, и осуществили эту цель. Для них СССР был «империей зла», а не Родиной, болеющей коммунизмом. Они не боролись с коммунизмом, они боролись с Россией. А коммунизм они сохранили – и в оппозиции, и в своем сознании. Собчак был одновременно и коммунистом, и ультра-либералом. И здесь нет никакого противоречия. От интернационализма до космополитизма – один шаг. От мировой революции до измены Родине вообще нет никакого шага – это одно и то же.
Под крылом у Собчака Путин очень быстро оторвался от народа. Отставному подполковнику стали подавать машину под окна квартиры и позволили ворочать огромными бюджетными суммами, превращая их в достояние частных фирм. На излете карьеры его патрона изобличили в воровстве, и он бежал за рубеж. Только заступничество облагодетельствованных им олигархов позволило ему вернуться. Нет сомнений, что из «дела Собчака» при работающей правоохранительной системе появилось бы «дело Путина». Отдельные фрагменты этого «дела» иногда проникают в СМИ.
Но мне хотелось бы использовать не чужую информацию, а собственную. Которая вся для меня – расширенное «дело Путина», дело о преступлениях либеральной бюрократии. «Аналитика», коллекционирующая газетные публикации, грешит зависимостью от целей публикаторов. Как и пересказы слухов. Все, о чем сказано в этой книге, разложено по полочкам глав и разделов как личный архив. В выводах автор остается свободен, но факты почерпнуты из документов с подписями должностных лиц, а также из собственного опыта работы в Государственной Думе.
Огромный объем информации даже при аналитическом сжатии, не может быть собран под одной обложкой. Технологиям, примененным властью для уничтожения блока «Родина», посвящена отдельная книга. О русофобии во власти, произволе чиновников и судей в борьбе против русских организаций мною проводятся отдельные исследования. Придется отложить также обсуждение международных дел – формирование Путиным «пояса вражды» вокруг России. Это также тема для другой книги. То же – тема мигрантов и зарубежных соотечественников. В этой же книге собраны только свидетельства, демонстрирующие, с какой системой власти мы имеем дело, как эта система в конкретных случаях вредит стране, как она издевается над гражданами, попирает законность и здравый смысл. Одни случаи – простые, житейские, другие требуют глубокого проникновения в основы теории государства и права. В целом – досье на режим, восстановление общей картины из множества осколочных эпизодов.
Иногда порочность власти проявляется в мелких деталях, наблюдая которые только изумляешься: «Да не может быть!» Может. Отдельные частные впечатления, сложенные вместе, доказывают: это правило, а не исключение. Власть убийственна для страны, алогична, абсурдна. В ней все уродливо, все гнило и гадостно. И нечто светлое и разумное – лишь случайность, неустойчивое отклонение от правила.
Я совершенно уверен, что власть можно организовать на пользу для страны и народа. Мы можем сами для себя устроить правила жизни, но только если будем исходить из русских традиций. Пока же нам диктуют правила жизни отпетые мошенники, соучастники разграбления принадлежавшего нам национального достояния. Их много, они сплочены, они получают за свою измену стране и народу значительные зарплаты и еще более значительную «коррупционную ренту». Их жизнь тождественна жизни паразитов или какой-нибудь экваториальной заразе, которая выживает, только убивая организм, на котором паразитирует.
Биополитический аналог российского чиновничества именно таков. Оно выжигает нашу землю, изничтожает нашу культуру, убивает честное предпринимательство, разлагает гражданское самосознание, обессмысливает государственную службу. В нем все отвратительно, все порочно. Я говорю об этом не оттого, что растравил себя кухонными разговорами или какой-то обидой. Я видел это собственными глазами и проанализировал то, что увидел.
Они ведь почти ничего не скрывают. Только мы отучились видеть очевидное зло. В этой книге я попытался содрать с порочной власти камуфляж и посмотреть на урода, которому мы дали право распоряжаться нашей судьбой.
Посмотрите на него, читатель!

 

Скачать:

Осколки эпохи Путина. Часть 2. Досье на режим (Андрей Савельев, 2011) .pdf