Украинские уроки

События на Украине, а в последние недели – бегство Януковича, российские военные учения и ситуация в Крыму активно обсуждаются в мировых и российских СМИ. Российские публикации условно можно разделить на три группы:

— громко патриотические, поддерживающие российскую политику;

— остро критические, называющие действия России агрессией;

— аналитические комментарии, посвященные различным вопросам эволюции украинского кризиса и перспективам его завершения.

В настоящей статье я не буду обсуждать ура-патриотические, написанные в парадигме «победа или смерть», а также остро критические публикации. В силу брезгливости я не буду касаться статей, сравнивающих Россию с нацистской Германией. Моя задача скромна – привлечь внимание к вопросу об украинских уроках для России и некоторым практическим рекомендациям.

Напомню слова о том, что без климата доверия невозможна большая единая Европа, поэтому мы должны освободиться от наших стереотипов и амбиций. Их произнес Путин 25.01.2001 года в Бундестаге. Слова о том, что мы живем в мире жесткой политико-экономической конкуренции во всех сферах, тоже сказал Путин 18.04.2002 года в ежегодном Послании. Стратегическое управление – это умение диалектически реализовать противоречивые парадигмы исторического развития, не утопив страну в пучине между Сциллой и Харибдой, а тем более – в водовороте войны. Это крайне тяжелая ноша сильных людей. Политический труп Януковича, выброшенный в результате блицкрига-государственного переворота, показал, что слабые здесь не ходят, а американские спецслужбы – лучшие в мире специалисты в создании управляемого хаоса и государственных переворотах.

Жесткая конкуренция предполагает использование партнерами-конкурентами как мягкой силы, так и жесткого психологического многофакторного давления, по известному шахматному принципу: «угроза – сильнее ее исполнения». Это искусство нередко позволяет выигрывать в политических шахматах отличными от войны средствами при весьма незначительном влиянии «больших батальонов». Ключевую роль играют мудрость и дар предвидения, холодный расчет и выдержка игроков – лидеров ведущих стран. В таких баталиях поражение в партии – это не капитуляция в войне, зато переход в военную стадию далеко не всегда приводит к успеху. Умение отстоять экономические и геополитические интересы своих стран без военных конфликтов – это гроссмейстерский класс конкурентной борьбы. Этот класс в XXI веке показывают не США, а Германия и Китай.

В первой части статьи затрону лишь один аспект этой проблемы – ошибки, которые хуже преступлений, и их последствия. В 2003 году на саммите в Санкт-Петербурге президент Путин высказался президенту Бушу в том духе, что Украина – не вполне государство, а эклектично сшитая территория. В те годы были разные заявления российской власти об СНГ как механизме  цивилизованного развода, о мухах и котлетах с Белоруссией и т.п.

Возможно уже тогда России вместо подобных легковесных рассуждений следовало обосновать всему миру необходимость русской «доктрины Монро» до 2030 года для СНГ, приняв на себя ответственность за демократический путь развития стран на постсоветском пространстве. Не исключено, что подобное конструктивное и обоснованное заявление и решение было бы понято правильно большинством стран мира, особенно после трагедии Югославии и основанной на тотальной лжи, ничем не мотивированной, развязанной американцами войны в Ираке.

В любом случае мы должны были с 2000-го года, невзирая ни на что, а тем более на то, что «Украина – не Россия», эффективно мотыжить поляну СНГ, как Франциск Ассизский, и упорно грести в сторону СНГ, как рабы на галерах власти, выращивая там пророссийскую политическую элиту. Вместо этого высшая власть долгое время увлекалась дружбой с западными лидерами, публичной (в том числе и на каналах ТВ) нефтегазовой бухгалтерией, торговыми войнами с Украиной и Белоруссией. Некоторые депутаты 4-й Госдумы запротестовали и провели большую пресс-конференцию о пагубности для страны подобного бухгалтерского подхода. Назову их фамилии в алфавитном порядке: Виноградов, Глазьев, Никитин, Селезнев.

Все это развязывало Западу, и в особенности США руки для активного распространения на постсоветском пространстве антироссийских настроений и создания будущих аттракторов – центров «управляемого хаоса». В нужное время они начали последовательно выстреливать: в Киргизии, Грузии, Казахстане, Белоруссии и наконец – на Украине. Время было выбрано оптимально – угроза срыва Олимпиады связывала руки России для активных политических действий. Если в начале Майдана на ситуацию влияли отказ от соглашения с ЕС и коррупция во власти, то трусость, безволие, линейные запаздывающие действия украинской власти решили исход противостояния. Нынешние запоздалые жесткие тактические ходы России могут быть оправданы лишь перспективой последующих стратегических решений. В противном случае они неуместны.

Приведу пример. Основные результаты русской военной победы над турками в 1878 году были в основном приватизированы Австро-Венгрией и Великобританией в ходе берлинского конгресса под председательством «честного маклера» князя Бисмарка. Сегодня, проиграв первую партию в конкурентной борьбе, с Януковичем в обозе и многим шумом из ничего, мы пришли к ситуации, где честным маклером, очевидно, выступит г-жа Меркель. Отрицательный для России стратегический результат вроде бы предсказуем, но отметим три момента. Во-первых, жесткая, излишне эмоциональная публичная риторика лидера США и его госсекретаря покоробила некоторых влиятельных руководителей стран ЕС, это несколько ослабило их взаимосвязь и взаимопонимание. Во-вторых, спокойная уверенность в правоте России, согласие с мирным Майданом, высказанное Путиным на пресс-конференции, протест против государственного переворота расставили многое на свои места. Несмотря на многочисленные упреки западных СМИ в некоторых нестыковках. В-третьих, последовавший сразу же переход России от риторики войны к конкуренции с западными партнерами за Украину на экономическом поле дает нам реальный шанс.

Очевидно, что стратегически выверенное действие России состоит в четко выраженной,спокойной и уверенной системной позиции в целом по украинской проблеме, в том числе отражающей целеполагание России, политические, правовые, гуманитарные, исторические и иные основания российских действий. Обеспечив хотя бы минимальную поддержку со стороны части украинской элиты, Россия может расставить четкие акценты в вопросах о Крыме и Юго-Восточной Украине, опередить на шаг негативные для нас возможные действия наших партнеров-конкурентов. Сегодня политически вряд ли целесообразно постоянно педалировать тему «лютых бандеровцев-нацистов». Разумные люди осознали опасность политической суетливости ЕС, пусть Европа решает проблему радикалов, которые придут к ней с Украиной. Этот полустанок мы уже проехали.

Шансы России в этой сложной политико-дипломатической партии есть. Они в реальнойвозможности убедить значительную часть стран-членов ООН, в том числе ведущих партнеров-конкурентов в необходимости учета интересов регионов, перспективе федерализации Украины для сохранения ее целостности, приемлемости ничейного результата, взаимовыгодного для всего мира повышением устойчивости и надежности системы международных отношений.

Второй аспект проблемы – внутрироссийские неурядицы, увеличивающие риски развития украинского сценария у нас. Во-первых, отметим появляющиеся в блогах, ЖЖ и других сетевых источниках публикации, связанные с призывом СФ РФ о помощи Крыму, в которых беспокойные и острые на язык авторы обращаются с язвительным призывом ввести российские войска в российские регионы. «…Мы тут все сплошь русскоязычные и наши права очень ущемляются. Наши больные не могут получить нужных им лекарств и лечения, уровень нашего образования падает с каждым годом, закрываются детские секции и кружки, сельское хозяйство практически уничтожено. Мы все очень страдаем. А еще мы узнали, что вы собираетесь потратить много денег, чтобы нормализовать жизнь в Крыму. Стесняемся спросить: можно ли потратить эти деньги на нормализацию жизни в Вологодской области. А то наша область в такой долговой яме, что ни на что денег не хватает».

Казалось бы, подобные тексты мелочны на фоне проблемы Украины и Крыма, на которые не следует обращать внимания. Но это несравненно более важная мелочь, которая может привести к большим проблемам в России. За время моей работы в Госдуме межбюджетные отношения постоянно изменялись в худшую для регионов сторону. Предполагаю, они сейчас еще хуже, чем было тогда: 70%: 30% в пользу центра. Экономически мы живем как уродливый головастик с громадным Центром и нищими российскими, преимущественно русскими регионами. Предлагая Украине выстроить федеративные отношения, мы не можем ничего положительного привести ей в пример, ибо наш пример – это образец позорно неумелого управления федеративным государством.

За последнюю четверть века в сознании думающего русского человека столкнулись три противоречащие друг другу парадигмы. Сначала мы жили и воспитывались в парадигме: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Затем нам сказали, что эгоизм каждого даст благосостояние всем. Мы перешли к либеральной парадигме, и тот, кто успел и не был щепетилен, тот обобрал остальных и обогатился. Через приватизацию, через криминал — как угодно. Теперь нам прививают групповой эгоизм локальных сообществ креативного класса, как движущую силу развития страны. Эгоизм, который дает благосостояние всем, это англо-саксонская парадигма, не соответствующая русской ментальности. В своих поисках Россия уже перепробовала всё на историческом пути: монархию-коммунизм-либерализм, перешла от плана к рынку, от диктатуры вождя и партии к диктатуре корпорации олигархов, тотальной коррупции и вопиющему социальному неравенству, от великой империи к слабой асимметричной федерации неравноправных регионов.

Во-вторых, несколько слов о грозном слове «русский национализм». В России сегодня уже есть субъекты федерации, которые идут по пути не афишируемого превращения в национальные государства, формируют свою государственность, национальную элиту. По разным причинам из них уезжает русское население. Как к этому относиться?

Нам необходимо пресечь этот рост раковой опухоли малых национализмов, ибо наряду с неустанной борьбой большевиков с так и не найденным «великодержавным русским шовинизмом», именно эта опухоль была одной из причин развала Советского Союза. Нам надо прекратить формировать на основе русской матрицы «дорогих россиян», а использовать творческий потенциал русского национального самосознания. Не стоит бежать как как черт от ладана от русского национализма, клясть его, охотно эксплуатируя при этом тему патриотизма. Может быть нашу власть мучают фобии, навеянные чьим-то национализмом? Или она заранее уверовала в то, что знает обо всем на свете? Но даже мудрец не знает всего, и знает, что он не знает. Не только украинский кризис показал, как опасна самоуверенность власти. Это факт, многократно проверенный историей. Уверен, что многие люди в нашей стране надеются на то, что творческий русский национализм вытащит Россию из нынешней трясины. В нынешней неравновесной федерации Россия будет медленно разрушаться, а русские в ней — деградировать, денационализироваться и вымирать. Тотальная миграция не поможет. Это путь утраты русской самости.

В-третьих, проблемы выборности власти. В сложной ситуации полураспада государства сегодня на Украине работает вполне легитимный высший орган власти – Верховная Рада. А нынешним российским депутатам Госдумы, сравнивающим Болотную площадь с Майданом и происками внешних сил, напомню, что любой Майдан – это, в первую очередь, продукт внутренних проблем. Истоки Болотной лежат в проблеме выборов и легитимности наших депутатов. Были бы нормально проведены в декабре 2011 года выборы в России, не было бы никаких Болотных. Не зря московский градоначальник г-н Собянин, поставил задачу, чтобы выборы в Мосгордуму прошли честно и прозрачно. Вплоть до угрозы увольнения – глав префектур и районных управ(Газета.ру 21.01.2014). Подобное невольное признание нелегитимности результатов всех предыдущих выборов в Москве, и фактическое подтверждение возможностей власти избежать честной конкуренции – это бомба замедленного действия.

Тем более, что в последние годы крайне низка явка избирателей. Такая власть в глазах населения всегда будет условно легитимна. При массовой неявке населения на выборы не помогут ни фальсификации, ни административно-силовые действия, ни прочие «прелести» российских выборов. При определенных условиях их результаты могут быть не признаны гражданами, это приведет к радикализму значительной части населения, протестным акциям, противостоянию власти и народа. Тогда и сработают давно заложенные в России американские аттракторы, а с учетом описанных выше факторов это приведет к известным сценариям.

Возвращенные нынче властью одномандатные округа и графа «против всех» на выборах в Госдуму вряд ли спасут положение. Наученные горьким опытом люди поймут, что эти приманки власть использует в своих интересах лишь для повышения явки.

Проблема в другом. Российская власть на протяжении многих лет боится честной конкуренции. Напомню искренние слова ВВП в вагончике красноярских строителей осенью 2007 года о том, что если придут к власти те, кто скажут, что знают, как лучше сделать в стране,то все это может посыпаться

В этих словах – ключ ко всему, в том числе страхи и комплексы несменяемой власти, которая давно присела и договорилась сама с собой. Поэтому нам нужен не косметический, а капитальный ремонт, с честными и прозрачными конкурентными выборами депутатов всех уровней, сменой парадигмы развития страны, бескровного перехода от коррумпированной олигархической диктатуры «элиты» с родней за рубежом к народной солидарности, справедливости и свободе. При взаимной ответственности власти и народа. Перефразирую слова К.Н. Леонтьева: «Я люблю всякую Россию, и всякой России готов служить… Я желаю, чтобы власть и элита в моей стране были достойны моего уважения, ибо иных я могу разве по принуждению выносить». В этом – залог спокойствия и развития страны. В этом – смысл украинских уроков.

Источник: Борис Виноградов / 14.03.2014