Враг Народа

<p align=»right»>Андрей Емельянов-Хальген

 

В полководческом искусстве есть один важный прием. Чтобы одержать победу над противником полководец обязан мысленно поставить себя на его место. Чем глубже он вживется в образ врага, тем лучше предскажет его действия, и, соответственно, придумает на них противодействие.

В этом, кстати, и кроется ответ на вопрос, почему одни командиры одерживают победу за победой, а другие — терпят поражение за поражением. Хотя мощь подчиненных им подразделений соизмерима, и действуют они согласно одним и тем же правилам военной науки. Способность полководцев прибегать к этому приему и делает, по-видимому, военное искусство — подлинным искусством, выводя его за пределы сухой арифметики соотношения сил.

Итак, я вживусь в образ врага. Настолько, что далее буду писать от его лица. Но при этом, в отличие от истинного врага буду говорить читателю то, что сам он никогда бы не поведал. Ведь сокрытие правды — одно из важнейших его орудий. Как сказал китайский полководец Сунь Цзы, «Бранное поле всегда окутано туманом».

Есть ли у русского народа глобальный враг? Безусловно, он есть! Ведь если мы всякий раз отмечаем, что живем вовсе не так, как бы нам хотелось, значит, в нашу жизнь вмешивается некая сила, враждебная нам. Вопрос лишь в том, где размещается «резиденция» нашего недруга.

Вариантов ответа на этот вопрос необычайно много. Возможно, она — в некоторых других народах. А, может, супостат обитает в темных надмировых структурах, вроде масонства или Бильдербергского клуба. Или он живет в душах некоторых людей нашего же народа? А то, что страшнее всего — в каждом из нас?!

С внешними врагами мы сражались немало. И в каждой войне мыслью солдата, собирающегося в очередную, быть может последнюю его атаку, была дума о том, что единственная преграда, стоящая на пути к его счастью — это супостат, на бой с которым он идет. Победа без всяких сомнений откроет врата нового прекрасного мира, даже если самого бойца уже не будет в живых.

Победы приходили, но, увы, они не приносили счастливой жизни. Оказывалось, что в новом мире есть новые враги, с которыми опять надо бороться, и вера в возможность окончательной победы снова разрушалась. Те, кто выжил в войне, зачастую вообще теряли веру в возможность счастья, и смотрели на образовавшийся после победы «прекрасный мир» тоскливо-злобным взглядом. Если же война завершалась поражением, как Русско-Японская или Афганская, фронтовики все равно стирали с земного лица старый мир, чтобы построить новый. В котором они искали счастье и не находили его.

Не обретение счастья через победу над противником внешним (как по отношению к стране, так и по отношению к обществу) заставляет искать врага внутри себя. То есть отыскивать те силы в своем сознании, которые мешают обрести счастье. Но сколько не будешь их искать — все равно не сыщешь, они увернутся от тебя. И не найдя их, опять примешься искать врагов — снаружи, влезать в новые войны. И так — круг за кругом!

Итак, если врага не сыскать, следовательно возможны два варианта. Первый — что его вообще нет, но его мы принять не можем, ибо сами знаем и чувствуем, что он — есть. Второй — что он сразу присутствует везде, и в других народах, и в отдельных личностях (возможно, объединенных в какие-то сообщества, вроде того же злосчастного Бильдербергского клуба), и, наконец, в нас самих. Попробуем его себе представить. Мы люди русские, поэтому для нас естественно увидеть его так, как передают его образ наши родные сказки — в виде худосочного костистого тела. Кощея Бессмертного, смерть которого все же где-то есть, и сокрыта она по темным преданиям — в какой-то волшебной игле.

Теперь предоставим ему слово. Пусть он заговорит!

Итак, на сегодняшний день я победил вас! Доказательства? Их можно приводить очень долго, но главное из них каждый ощущает в самом себе. Ибо кто из вас доволен своим бытием в моем мире? У бедных есть иллюзия обретения счастья через какое-то количество денежных единиц, у богатых этой иллюзии уже нет, ибо, обладая достаточным их количеством, они все равно не обладают счастьем. В реальности вы все понимаете, что в жизни что-то не так, что вам надо чего-то иного. Но… Представления об этом «ином» ни у кого из вас нет, и вы сами не знаете, чего вы хотите. Это ли не моя победа?!

Да, вы приложили немало усилий в своих попытках докопаться до корня зла, то есть — до меня. Но лишь без толку перелопатили груды землицы-матушки. Заметьте, что после каждой корчевки я всякий раз вырастал больше прежнего. До тех пор, пока не заполнил собой весь ваш мир! И вы задаете себе вопрос, отчего же до сих пор не смогли меня победить?

На него отвечу я сам. Знаете ли вы, что прежде всего необходимо для победы? Наверняка пожмете плечами и промолвите что-то вроде «Все зависит от характера схватки, к примеру, в уличной драке нужен крепкий кулак, а в термоядерной войне — достаточное количество водородных бомб и ракет»! А вот и нет! Средства — вещь второстепенная по отношению к цели. Главное — вживую увидеть свое торжество, представить себе мир таким, как будто твоя победа уже — свершилась. Кто сможет это сделать — победит в любом случае. Кто не сможет, то, если даже и одержит победу, сам будет не рад. Его маленькое торжество станет предтечей большого поражения!

Я свое торжество сразу увидал во всей его красе. И потому смог показать его вам. Вы же свою победу не могли разглядеть даже смутно. Именно поэтому вы так ее и не увидели.

Какую же я ставил перед собой цель? Вашими словами выразить ее несложно. Я желал сделать счастье недостижимым для вас. Все и вышло по-моему. Ибо вы сами не знали, что такое ваше счастье, а я, представьте, всегда это знал!

О счастье люди говорят много. И каждый раз при этом слове представляют себе некое исчезающе малое мгновение своей жизни. К примеру, тот миг, когда впервые прикоснулись к телу своей Первой Любви. И при этом люди уверенно полагают, что могут каким-то образом это свое мгновение растянуть на целую вечность, причем «законсервировать» этот нескончаемый миг в пределах привычного им мира!

Но все тщательно продуманные и старательно просчитанные поиски пути к счастью завершаются неудачей. Как поймать беглую тень, короткий отблеск иного, невидимого нам мира, коснувшийся кого-то из людей только лишь для того, чтоб напомнить ему, что он — есть?!

Если вы внимательно вспомните себя в миг своего счастья, то обнаружите, что вашим чувством в тот момент было чувство движения. Движение к еще большему, абсолютному Счастью. А отнюдь не отчаянная надежда на консервацию того мгновения и обращения его — в вечность. Один из марксистских мыслителей, Бернштейн, даже вывел из этого формулу «Цель — ничто, движение — все». Только он забыл о том, что движение без цели невозможно, и потому ныне почти забыт и он сам.

Если счастье по своей сути — движение, то у него должна быть и цель. Но цель не может быть спрятана в этом полном противоречий мире, где всякая точка, предполагаемая конечной, тут же оказывается сметенной потоком событий. Потому цель счастья — это то, что Платон называл Единым Благим, а Рене Генон — Первопринципом. Что русские космисты именуют Мировым Началом, а христианская церковь — Богом.

Для очень небольшой части людей это — очевидно. Они посвящают свою жизнь чистому созерцанию и приближению к Единому-Благому, и они — истинно счастливы. Но эти люди по своей сути ушли от мира. Их опыт не может быть принят большинством людей, поступки которых слагаются в жизнь самого народа. Это — люди действия, и «перевоспитать» их в людей созерцания — невозможно. Даже если люди действия и станут подражать созерцателям, то делать они это станут лишь как исполнение малопонятной для них повинности, не чувствуя смысла. Такими они рождаются, и если они есть, значит, в них тоже есть смысл.

Но именно над ними я одержал свою победу. Над теми, кто определяет суть своего народа. Ибо действие в отличии от созерцания всегда двойственно, оно может быть как добрым, так и злым, и отличить добро от зла сможет не всякий и не всегда.

Люди действия имеют свое представление о достижении Единого-Благого, и оно у них, конечно же, связано с их действиями. Так алхимики искали среди веществ Философский Камень, связующий материальный мир с его Космическим Началом. Русские казаки-землепроходцы вторгались в неведомые земли, отыскивая в их дебрях прямой путь в Небо. Жуковский рассчитывал летательные аппараты, а Циолковский — космические корабли, стремясь через освоение третьего, вертикального, измерения отыскать путь в Небесное Царство. Наконец, современная физика пришла к выводу о том, что физическое пространство на самом деле — 11-мерное, и 7 сокрытых измерений порождают новые мечты о нахождении абсолютного Счастья…

Мыслители-метафизики всегда игнорируют технику, считая ее простым средством удовлетворения плотских потребностей. А напрасно! Ведь все созданное руками человека, что окружает современных людей, творилось как «побочные продукты» в великом Богоискательстве. Ныне история сотворения многих вещей прочно забыта. А ведь, к примеру, лампа накаливания, та самая знаменитая «лампочка Ильича», изобретена Лодыгиным при попытке создания электрического летательного аппарата! К конструированию которого его подвигла история ветхозаветного пророка Ильи, вознесенного на Небеса в колеснице. Но «электрическую небесную колесницу» придумать так и не удалось. Сила Богоискательства сотворила ваш мир!

Вы много рассуждаете о том, что общество не может быть идеальным. Причиной чему, по вашим же словам, является неидеальность самого человека. И каждый из вас находит в этом оправдание своим поступкам, которые отталкивают ваше общество от вашего же идеала еще дальше?! Ибо вы видели Новых Людей созерцания, святых мистиков. Видели вы и Новых Людей действия, ученых и героев. На лицах и тех и других сквозь усталость видится — счастье. Ибо Новый Человек — всегда счастлив. Ведь его жизнь — непрерывное стремление к Счастью абсолютному. Представьте же себе общество, состоящее только из таких людей!

Но его нет. Вместо него — унылый мир, населенный серыми, озлобленными, и, конечно, несчастными людьми. Можно считать идеальный мир не построенным, а можно считать его — разрушенным. Ведь то, что появилось в мечтаниях — уже живет в объективной реальности. Но всякое разрушение требует энергии. Снаряд бьет энергией сгоревшего пороха, термоядерная бомба — энергией распадающихся и соединяемых атомов. Какой же энергией владею я?!

Никакой энергией я не владею. Я подобен борцу японского единоборства айкидо, состоящего в искусстве использования силы соперника против него самого. И я использую вашу же силу против вас, делаю вас самих разрушителями своего же счастья. Но чтоб вы поняли суть моих приемов, сперва надо поговорить о той жизненной силе, которую я у вас перехватываю.

Индусы именовали ту силу — прана, китайцы-даоссы — ци. Мы не будем обсуждать их концепции, ибо, не родные русской культуре, для вас они все равно никогда не станут до конца понятыми. Лучше назвать ее именем, данным ей европейской наукой — психическая энергия.

Люди открыли доступ ко многим видам энергии. Механическая, тепловая, электрическая, атомная, термоядерная энергия. Но в основе всех этих открытий была особенная, не сводимая к физической — психическая энергия. Ее природа на сегодняшний день так до конца и не познана, Ведь самое сложное из всех познаний — это самопознание, и свойства человеческой души известны для человека много меньше, чем свойства любого из предметов физического мира. Но для этой энергии, как и для физической, применим фундаментальный закон сохранения — психическая энергия не берется из ниоткуда, и, что самое главное — не исчезает в никуда. Душевная энергия множества людей складывается, причем общее по закону систем, оказывается большим, чем простая сумма его частей. Так образуется энергия народа, как целого, открытая Л.Н. Гумилевым и названная им — пассионарностью. Исследования Гумилева были посвящены изучению проявлений пассионарности разных народов в различные исторические периоды, и ее проявления он видел в расширении жизненного пространства народов, в завоевании новых земель. Но отчего за проявление пассионарности следует признавать лишь движение в 2 пространственных измерениях по земной поверхности? Ведь освоение третьего измерения, прорыв в воздушное и космическое пространство суть — проявление той же пассионарности! Равно как остановка в освоении космоса на уровне земной орбиты, сдача позиций в космическом пространстве другим народам, несомненно — признаки ее утраты.

Если на уровне народов эту энергию лучше всех описал Л.Н. Гумилев, то на уровне отдельного человека ее подробно описал швейцарский психиатр и праворадикальный философ Карл Густав Юнг. Согласно его учению, названному аналитической психологией, психическая энергия является той сущностью, которая приносит информацию из бессознательного — в сознание. Информация, заложенная в бессознательном, представлена особыми психическими структурами, архетипами, которые унаследованы от предков и связаны с коллективным бессознательным народа. Безусловно, счастье тоже является архетипом, скорее даже — набором архетипов.

Дальнейшая судьба информации, принесенной из бессознательного, определяется способностями сознания к ее усвоению. Эти способности зависят и от развития самого сознания, и от поступающей в него внешней информации. Если сознание не способно воспринять информацию, приносимую потоком психической энергии из бессознательного, то происходят его расстройства, диапазон которых простирается от неврозов до шизофрении.

С чем можно сравнить народ из мира физического? Пожалуй — с магнитом. Представим, что психическая энергия — это энергия магнитная, а каждый из людей — это атом магнитного сплава. Если магнит силен — он притягивает к себе частицы железа и другие магниты, то есть — народы, расширяет свое пространство. Если же он слаб, то его, скорее всего, притянет к себе другой магнит.

Детский вопрос: почему магнитит магнит? Люди долго не могли на него ответить. Алхимики видели в магнитном свойстве железняка его связь с первоматерией, с Философским Камнем. Среди алхимиков встречалась легенда о том, как пророк Илья поднялся в небо на своей железной колеснице, подбрасывая над собой самый сильный из магнитов которым, конечно, был сам Философский Камень.

В 18 веке метафизические объяснения магнитных явлений сменились — физическими. Но истинной физической природы магнита наука тех времен установить не могла, и потому объясняла ее наличием «магнитного флюида». Ученые описывали свойства «флюида», но его строение оставалось для них тайной. Это породило множество ученых спекуляций. Например, основатель гипнологии Карл Месмер объяснял гипноз способностью гипнотизера привлекать на себя «магнитный флюид» из окружающего пространства. С его легкой руки сотню лет гипнотизеров именовали — магнитизерами, о чем напоминают памятники литературы начала 20 века, к примеру — «Очарованный странник» Н. Лескова.

В самом деле, вера людей в силу таинственной магнитной субстанции была столь крепка, что взгляд на магнит мог погрузить некоторых в гипнотический транс подобный тому, которого добивался гипнотизер. Сочетание же магнита с гипнотизером отправляло в транс практически всех.

Но ныне природа магнетизма раскрыта. Суть ее в следующем. Магнитное поле создается каждым электроном, вращающимся вокруг атомного ядра. Потому каждый электрон по своей сути — микроскопический магнитик. Но если в атоме имеется несколько электронов, движение которых по своим орбитам направлено в противоположные стороны, то магнитное поле у атома будет отсутствовать. Ибо магнитные моменты электронов взаимно погасят друг друга.

Если же движение электронов происходит в одном и том же направлении, то их магнитные моменты складываются и магнитное поле — создается. Таким свойством обладают атомы некоторых металлов — железа, никеля, кобальта, титана.

Но это еще не все. Магнитные моменты самих атомов и их групп, доменов, тоже могут иметь противоположную направленность и потому — гасить друг друга. Но если вещество поместить во внешнее магнитное поле, то все магнитные моменты сориентируются вдоль его силовых линий, и материал сделается постоянным магнитом. Если же магнит поместить во внешнее магнитное поле, сила и направленность которого быстро изменяется, то атомы снова дезориентируются, и магнит утратит свою силу. Несмотря на то, что каждый из атомов материала в отдельности все равно останется — микроскопическим магнитом.

Теперь перейдем от физического учения к науке о человеческом сознании. Можно предположить, что если деятельность сознания, подчиненного внешней информации, будет гасить энергию бессознательного, приносящую наследие предков, то выход психической энергии от такого человека во внешний мир будет — нулевым. Он проживет жизнь, не принеся ничего своему народу, часто не оставив даже потомства.

Если подняться от индивидуума к народу в целом, то его «размагничивание» пресечет выход его пассионарной энергии. Такой народ не сможет поддерживать свою численность, противостоять инородцам, удерживать свое жизненное пространство. В точности как больной человек, все силы которого уходят на борьбу с болезнью и их не остается ни на работу, ни на драку.

Теперь, когда мы уяснили с теорией, перейдем к практике. Смысл Врага Народа в том, чтоб запереть выход психической энергии из людей в народ, как целое и, таким образом, погасить пассионарность всего народа. Дальнейшее — дело техники. К примеру, издавна в русском языке существуют два понятия — знатность и богатство. Само собой всегда подразумевалось, что к знатности прилагается всегда и богатство. Знатность же по своей идее должна быть результатом заслуг перед народом, при расцвете общества — собственных, при его разложении — заслуг предков. Но никогда знатность и богатство не должны меняться местами, и первое становиться производным — второго. Поменять их может только Враг Народа.

Что Враг Народа и сделал. Положение в обществе стало определяться числом денежных единиц. При этом происхождение самих денежных единиц стало неважным. Идея обладания денежными единицами заполнила собой сознание, заставляя людей бороться за обладание ими. Но так как количество богатства в обществе ограничено, то люди вступили в войну всех против всех. Их импульсы в этой борьбе гасят друг друга, а энергия — расходуется без всякого смысла.

Увеличивать же богатство народа, как целого, в данной ситуации — невозможно. Ведь совокупное национальное богатство ныне приумножается прежде всего научными прорывами, созданием качественно новых вещей. А сами прорывные научные разработки по своей сути являются воплощением архетипов коллективного бессознательного, о чем я рассказывал на примере изобретением Лодыгиным электрической лампы накаливания. Если же коллективное бессознательное задавлено, то никакой науки в таком обществе быть не может, и борьба за богатство превращается в обыкновенную грызню, в которой побежденных будет в несколько раз больше, чем победителей. Причем и побежденные и победители остаются жить внутри одного и того же народа.

Сознание, заполненное расчетами денежных единиц, не может не подавлять бессознательное. Ведь если коллективное бессознательное стремится к поиску смысла в окружающем мире, то преобразованное денежной доминантой сознание наоборот — удаляет смысл из любого предмета, воспринимая его исключительно как товар. При этом средства массовой информации демонстрацией высокого уровня потребления активно поддерживают в сознании денежную доминанту и через нее — борьбу сознания против бессознательного. В этой борьбе и расходуется психическая энергия людей, лишая нацию силы.

В борьбе за денежные единицы большая часть народа — проигрывает. Но борьба их сознания с бессознательным от этого не прекращается. Такое состояние по своей сути является неврозом.

Людское сообщество так устроено, что за свою норму оно склонно принимать не высшее из того, что оно имеет в себе, а — среднее. Потому невротическая личность ныне и принимается за норму, а любое отклонение от нее, в том числе и в сторону отсутствия невроза — как аномалию. Потому стремление что-либо исправить (даже не в нации, как целом, а хотя бы в самом себе) если и возникает в народе, то оно тут же гасится им самим, его большинством.

Часть народа чувствует свою болезнь и прибегает к самолечению при помощи подручных средств — алкоголя и наркотиков. Это в какой-то степени облегчает страдания таких людей, по крайней мере — на время. Но власть, так же не осознающая болезненного состояния народа, как и средний его человек, пытается бороться против пьянства и наркомании единственным доступным для ее интеллекта методом — при помощи запретов. Что, разумеется, никогда не искоренит этих явлений.

Таким образом, последствия психической эпидемии вполне соизмеримы, например, с эпидемией инфекционной. Результат — потеря людей и пространства. Но коварство ее заключено в длительности процесса, которая делает его малозаметным. Причем вызвана эта эпидемия преднамеренными действиями Врага Русского Народа, и даже известно, какое из его действий — ключевое. Враг, конечно, действует глубоко, гораздо глубже, чем это может себе представить средний обыватель. Но достаточно мысленно поставить себя на время на его место, чтобы понять его замысел. Раскрыть суть болезни и отыскать способы ее лечения.

Но в арсенале Врага Народа имеется еще один хитроумный метод, обеспечивающий его неуязвимость, а порожденной им болезни народа — неизлечимость. Разумеется, он осознает, что полное сокрытие общественной болезни — невозможно. При ее очевидности все равно отыщутся пытливые умы, которые задумаются о ее природе и путях выхода из нее.

Теперь представим себе, что какой-либо болезни удалось договориться с докторами. И вместе они договорились, как создать видимость борьбы против нее, но при этом не причинить ей никакого вреда. Они решили из всех медицинских наук развивать лишь патологическую анатомию, изучать болезнь как можно глубже и детально описывать ее проявления, но при этом старательно игнорировать все возможные способы лечения. Наоборот, постоянно доказывать неизлечимость недуга. Таким образом поступает, к примеру, современный писатель Виктор Пелевин. Он очень подробно описывает недуги общества и их причины на весьма тонком уровне. Но всякое описание завершается словами о том, что «любая революция сделает еще хуже».

В итоге сам Враг Народа в конце концов принимает вид «доктора» и принимается обличать пороки созданной им системы, ставить диагноз пораженному им народу. Этим он завоевывает репутацию «спасителя отечества» и обожание со стороны невротических личностей, которых, как мы уже заметили, среди народа в такой момент становится — большинство. Можно не сомневаться, что «спасать» народ он будет до полного его исчезновения, и при этом за его благовидным образом мало кто распознает истинную сущность, Врага Народа.

Впрочем, и в этом случае может отыскаться человек, который увидит образ Врага Народа, поймет его стратегию и тактику и придумает способы противостояния ему. Но участь такого человека будет печальна. Нет, он не исчезнет в ГУЛАГе, ему не будет выставлен карательный психиатрический диагноз. Невротическое большинство общества просто не расслышит его голос, отторгнет этого радикального субъекта от себя. Или, дай Бог, в этом последнем своем абзаце я все-таки не прав?!