Чем Актюбинск хуже Севастополя?

Александр Аверин

5 июня 2016 года в русском городе Актюбинске неизвестные устроили целую серию террористических актов, шум от которых, очевидно, уже нарушил покой в стане главных строителей великой евразийской дружбы, хотя они об этом умалчивают. Произошедшим недовольны и в Астане, и в Москве. Сам министр обороны РФ Сергей Шойгу в ближайшее время планирует посетить Казахстан, чтобы обсудить с казахскими коллегами вопросы «региональной безопасности и противодействия терроризму».

Опыт последних лет говорит нам о том, что подобные переговоры заканчиваются полной капитуляцией представителей России перед требованиями, выдвигаемыми евразийскими друзьями Кремля. Такие дипломатические поражения не могут оставаться незамеченными. Дело в том, что за подобные ошибки расплачиваются русские люди, поскольку Кремль оплачивает политическую лояльность казахов, таджиков, киргизов, узбеков из российского бюджета, а не из кармана Алишера Усманова и Искандера Махмудова.

Вероятно, что и этот визит закончится для Москвы провалом, поскольку Кремль не знает иных способов по покорению гордых представителей постсоветского политического класса, управляющего среднеазиатскими государствами, кроме как прощение долгов, раздача дармового оружия, предоставление права самым буйным сынам Аллаха переехать в Россию. Однако, эти меры способы решить тактические задачи, но абсолютно неэффективны для решения стратегических вопросов. Например, проявление внешних признаков любви по отношению к России со стороны казахов и таджиков привело лишь к появлению красивой картинки на экране ТВ на праздновании юбилея победы советского народа в Великой Отечественной войне, но не гарантировало Москве единоличного лидерства в регионе. Теперь ей придется конкурировать в Средней Азии с Китаем на худших условиях, нежели у нее были в момент прихода Путина к власти.

Впрочем, у России сейчас выигрышная позиция в переговорном процессе с азиатами, но об этом не догадываются высокоэффективные путинские управленцы. Стабильность авторитарного политического режима Назарбаева нарушили не русские, которые имеют все основания для свержения русофобской власти, а исламские радикалы. Это не диванные правдорубы. Назарбаевцы столкнулись с явлением иного порядка — с ребятами, имеющими четкие представления о правильном устройстве миропорядка, обладающими оружием и огромным потенциалом к максимальному притяжению средств интернациональных братьев для борьбы за подлинный Исламский мир.

Власти Казахстана объявили преступников представителями «нетрадиционных религиозных течений», сила которых, действительно внушительная, иначе зачем к ним в гости летит тувинский паренек Шойгу? Очевидно, что представителя Тувы не сильно беспокоит судьба русских в среднеазиатском государстве, но она беспокоит нас – русских.
Россия должна добиваться установления на территории Средней Азии временного российского протектората, чтобы избавить мирных жителей Казахстана от оплаты неподъемной цены, которую им придется в перспективе заплатить за просчеты русофобской власти либо исламским радикалам, либо китайцам.

Мы можем вернуться в регион в качестве полноправных хозяев. Сейчас удачная возможность для установления контроля над природными ресурсами и, если хотите, торговыми путями, которые прокладывает Китай в рамках нового Великого шелкового пути в Европу. Мы должны обеспечить защиту наших соотечественников, поскольку национальные власти с этой задачей, мягко говоря, не справляются. Число русских сокращается стремительно. Если мы не заступимся за наших людей сейчас, то через десять лет будет поздно. К тому времени спасать будет некого и нечего: русских ждет геноцид, а ресурсы уже будут под контролем Китая.

Кроме того, представляется нелепой ситуация, когда народ, построивший Байконур, сейчас не является собственником космодрома, а вынужден платить 115 миллионов долларов за аренду случайным людям. Это никуда не годится.

Россия способна навязать Казахстану жесткие условия, от которых Назарбаев вряд ли откажется, поскольку речь идет о безопасности четырех миллионов русских, проживающих в среднеазиатском государстве, а за это можно и кровь проливать, и всерьез рассматривать возможность применения ядерного оружия.

Ограниченный контингент российских войск должен быть передислоцирован в Казахстан и действовать там не на тех основаниях, на которых существует военная база России, скажем, в Таджикистане, а на принципиально иных положениях. Строительство подобной базы, что мы сделали в Таджикистане, было актуально для казахов вчера, а сегодня уже другая ситуация. Российские военные обеспечат мир в Актюбинске, Гурьеве и Верном не на деньги российского бюджета, а за средства Казахстана. Это справедливо, поскольку казахи получили нефть, газ, металлы, заводы и предприятия СССР не за счет собственных усилий, а в результате странных обстоятельств, произошедших в далеком 1991 году.
Одним словом, Россия должна ввести войска в Южную Сибирь, но, естественно, по просьбе легитимного руководителя Казахстана, который, надо полагать, явно желает этого. Для обеспечения безопасности наших соотечественников, наших городов хватит двух-трех мотострелковых бригад, а если надо, то и дивизии ВДВ, но порядок в регионе будет.
Русский мир нельзя построить разговорами, необходимо ежедневно совершать реальные поступки. Южная Сибирь – это второй Крым. Если в Крыму угрожали расправой нашим людям, то в Актюбинске уже убивают наших соотечественников. Чем Актюбинск хуже Таврии? Пришло время вмешаться! Устроить в Казахстане «Крым 2.0».

Для этого, правда, надо, чтобы:
— Российская власть перестала принимать участие в геноциде русских в Средней Азии.
— Российские СМИ перестали именовать город, в котором осуществили вылазку исламисты, по-казахски. Это русский город Актюбинск, а не Атобе. И таких примеров много. Казахи переименовывали города не только при алкоголике Ельцине, но и при дзюдоисте Путине.
— Кремль раз и навсегда отказался от безоговорочного следования принципам интернациональной дружбы на условиях дикарей. Русский мир должен прийти на смену политически и экономически несостоявшегося Евразийского союза.
— Перестать покупать лояльность евразийских дегенератов за счет сдачи национальных интересов.