Заметки по мотивам совещания националистов с монархистами

Прошедшее вчера совещание партии «Великая Россия» и участников Монархического движения России было посвящено проблемам взаимодействия с другими организациями и совместной подготовке митинга, который планируется на 23 февраля и будет посвящен защите территориальной целостности России, а также годовщине Ледяного похода (101 год). У меня совещание оставило двойственное впечатление. Люди неравнодушные на некоторые темы реагируют достаточно бурно, но какой-то взвешенный подход порой при этом ускользает, и мы теряем тему, ради которой собрались. Первый вопрос для монархистов, которые никакой иной веры, кроме православия, иметь не могут, является вопрос о приемлемой степени участия в политике и о самих целях, которые может преследовать православный человек в политических процессах. Один из деструктивных (на мой взгляд) подходов – попытка уклониться от политической проблематики вообще, объявляя, что мы «не ходим не совет нечестивых». На это один из участников совещания резонно заметил, что Христос не чурался обращать проповедь к грешникам. Еще один формат «эскапизма» — ссылки на разного рода пророчества, вплоть до рекомендации ожидать восстания мощей Серафима Саровского, который должны обратиться в живого старца, указывающего нам царя. Тут уже я отреагировал бурно, хотя объясняться по данной теме в условиях совещания было невозможно. Полагаю, что к пророчествам всегда надо относиться с осторожностью, в том числе и к их трактовкам. Многие из пророчеств и слов святых людей на поверку являются просто апокрифами. Воскресение во плоти, как мы помним, должно произойти в конце времен. Лазарь был воскрешен Христом, но все же не из мощей. И, кажется, никто не может похвастаться знанием случая, когда мощи стали бы живой плотью. Кроме того, надежда на такое оживление (как разумно мне указал один из участников совещания в частной беседе) слишком уж похоже на ожидание Мошиаха, который явится и разрешит все проблемы нашего народа, указав нам царя. Царь нам уже указан Соборной клятвой 1613 года и Законами Российской Империи. Вопрос лишь в рассмотрении Земским Собором юридических аргументов в пользу той или иной кандидатуры и взвешивании всех возражений перед принятием решения о призвании на Престол. Второй вопрос – в том, насколько далеко могут простираться компромиссы, на которые могут пойти монархисты, участвуя в общем для всех русских людей деле спасения России и изгнании оккупантов? Здесь разноголосица создает серьезные препятствия. Личные обиды, неготовность прощать непродуманные слова относительно будущего монархии ведут прямо в нелепую секту, которая, возможно, создаст какую-то приглаженную историческую реконструкцию, но никак не поучаствует в том, чтобы сохранить Россию и создать условия, когда народ поймет, что лучшей и единственно приемлемой является монархическая форма правления. Попытка определить немонархическую часть «правого» спектра как пособников коммунистов – крайне деструктивная позиция. Пособниками являются как раз те, кто близких по мировоззрению людей пытается пометить чуждыми им символами. Это разрушает всякое сотрудничество. Между тем, в политическом спектре у монархистов естественные союзники – русские националисты и национал-патриоты. Пока те и другие не смешиваются с «красными» и не порочат себя их символикой и риторикой, сотрудничество возможно и необходимо. Верным было решение «Великой России» и движения НПСР не участвовать в «красном» митинге, будто бы, посвященном защите Курил. Между тем, некоторые монархисты на этот митинг, заполненный портретами Ленина-Сталина и прочей сатанинской символикой, все же пришли. Странным после этого выглядит повторение ложной информации о том, что наша партия и другие организации, представленные на национально-патриотическом совещании, якобы, сотрудничали с коммунистами на выборах, участвуя в компании Павла Грудинина. В компании участвовали, но с коммунистами не сотрудничали. По крайней мере, за партию «Великая Россия» я ручаюсь: с коммунистами мы не сотрудничали, и они с нами тоже. Пару раз мы встречались с представителями руководства КПРФ на технических совещаниях. И намерение этой организации запачкать выборы «красной краской» мы воспринимали как прямое задание их кураторов – кремляди. Это и стало причиной того, что на второй тур Грудинина не выпустили. Мы всегда считали и продолжаем считать КПРФ предателями, а лиц, которые называют себя коммунистами и клевещут на историческую Россию, – обычными русофобами. С ними, разумеется, не может быть никакого сотрудничества. То же касается либерально-западнических группировок, а также организаций, обслуживающих интересы оккупантов. Для нашей партии приоритетным, несомненно, был бы союз с организациями русских националистов. Но таковых теперь не осталось, поскольку реализованный кремлядью проект УРНа (управляемый русский национализм) одних довел до тюрьмы, других – до укробандеровщины и страстной сепаратистской русофобии. Мы ждем появления новых русских организаций и готовы сотрудничать с ними. Естественным нашим союзником «слева» являются национал-патриоты, и НПСР – самая близкая и понятная нам организация, в которой продолжают свою деятельность люди, с которыми мы вместе в течение нескольких лет организовывали множество митингов, конференций, а также ежегодный Русский Марш – и все это под имперскими знаменами, без всякой «красноты» в словах и символах. Монархисты для нас – естественные союзники «справа». Мешает этому сотрудничеству либо прямое предательство и обслуживание оккупантов (прежде всего, речь о пропутинском, лакейском «Двуглавом орле»), либо гордыня, чурающаяся просветительской миссии в «правом» спектре общества. На совещании мы отметили, что упреки в адрес НПСР лишь в незначительной мере могут быть признаны обоснованными. Упрек в том, что это немонархическая организация – просто нелеп. Партия «Великая Россия» тоже немонархическая организация. Упрек в «красном элементе» отчасти был верен еще полгода назад, но теперь, когда предательство КПРФ многим стало очевидным, «левачество» в НПСР стало потухать – многие прежде «левые» стали переходить на национальные позиции. И это огромный успех руководства НПСР, с которым мы связаны не только политическим союзом, но и дружескими отношениями. Конечно, нас расшатывали и будут расшатывать, выдергивая из наших рядов тех, кому «левизна» кажется удобным союзником, за которым, якобы, есть какая-то массовость. Это иллюзия. Россия давно «нелевая» страна, и русофобия лишь прикрывается «левизной». Идеологически коммунизм (как и социализм) мертв. В нем нет ни малейших признаков творческой мысли. От него остались зомби, повторяющие только заученные пропагандистские штампы из серии «Слава труду!» Отталкивая НПСР, монархисты рискуют остаться не у дел и растворить «правый» фланг в левацком симулякре, спонсированном кремлядью. Третий аспект – чисто практический. Мы собираемся, что-то бурно обсуждаем, но далеко не каждый из обсуждающих готов делать что-то совместно. Принять помощь, конечно, редко кто откажется. Но оказать помощь и не подумает. Не говоря уже об интеграции множества слабосильных и разнородных проектов в нечто целостное. В этот раз мы снова лишь декларировали необходимость участия в общем деле – в подготовке грядущего митинга. Но тех, кто предложил что-то сделать конкретно и лично вложить свои силы, оказалось… один. И даже оплату помещения, где мы провели совещание, которую мы всегда собирали вскладчину, на этот раз пришлось наскребать в своих карманах. Видимо, большинство участников решили, что у нас есть какие-то источники финансирования, которые обслуживают желание собравшихся поговорить в духе «пикейных жилетов» и разойтись без всяких обязательств. Можно констатировать, что пока наши надежды, что формирование Монархического Движения России (МДР), прошедшее этим летом, не оправдались – качественного сдвига, активизации, сплочения монархистов, возвращения их к политическому действию не произошло. Мы все еще на уровне обсуждений, которые порой становятся поводом для раздоров. Мы натолкнулись не только на смутность ориентаций в современном мире многих из тех, кто думает, что их по жизни ведет Господь, но и с невозможностью элементарно договориться о ровном отношении ко всем православным юрисдикциям, среди которых давно нет канонической преемственности (включая Московскую Патриархию). И здесь мы также видим вместо скромности и рассудочности намерение установить монополию только своей юрисдикции, которая исходит даже не столько от священников, сколько от мирян, которые пытаются быть святее патриарха московского. Многие наши «правые» проблемы подтверждают, что идеей в «правой» части политического спектра может быть только русский национализм. Остальные идейные комплексы не продуманы и не могут стать точкой притяжения для русского интеллекта и русского народа в целом. Социальный или национально-государственный аспект мировоззрения в русском национализме сформирован до деталей, и поэтому национал-патриотам и монархистам как двум крыльям стержневого направления стоит ориентироваться именно на русский национализм. Иного пути у Русского движения, у России просто нет. Любой иной путь – это коллапс государственности, ликвидация России и русских.

Андрей Савельев