Андрей Савельев доклад

Доклад лидера партии «Великая Россия» Андрея Савельева на Съезде партии 14 декабря 2019 года

Друзья! Соратники! Единомышленники!

Приближается время, для которого наша партия и была создана. Момент, когда олигархия рухнет, совсем близко, хотя многим и кажется, что ситуация в стране все более безнадежная. Возможно, кому-то покажется, что компактность нашей партии предрекает ей остаться где-то на обочине исторического процесса. Это не так.


Приведу небольшую хронику:
2011 год. Благодаря усилиям партии удалось провести выдвижение кандидата в президенты РФ генерала Леонида Ивашова. А также в сотрудничестве с другими организациями нациоально-консервативного толка приступить к разворачиванию региональных штабов для сбора подписей и участия в выборах. Кандидат не был зарегистрирован в результате преступной фальсификации кремлевских политтехнологов. Но и сам он в дальнейшем уклонился от роли лидера, поверив тому, что ему было рассказано в Кремле.
2012 год. Активное участие нашей партии в уличных акциях выявило лево-либеральную агентуру, внедренную в Русское движение и решавшую задачу растворить его в бесплодном либеральном протесте. Потоки клеветы от этой публики, несомненно, были заказаны в кабинетах, близких к олигархии.

2014-2016 гг. — наше участие в поддержке Донбасса спасло Русское движение от дискредитации бандеровщиной, которая является одной из острых форм русофобии и возникает из патологического радикализма — целятся в режим, а стреляют в Россию и русских. Не только образно, но и в прямом смысле.

Кремлевской олигархии нужен был именно фальшивый, позорный «национализм», полностью тождественный безумной русофобии, вспыхнувшей на Украине в результате многолетних и масштабных инвестиций со стороны злейших врагов русского народа. Кремлянам нужен был и был ими проплачен псевдонационализм — антирусский, бандеровский, оскорблявший саму мысль, что в Донбассе можно увидеть зародыш русского проекта, русского национального государства. Этот зародыш был уничтожен совместными усилиями кремлян, нанятых ими уголовников и «красных», которые стали лепить на одно древко к «имперке» сначала только Знамя Победы, а потом и просто сатанинский флаг Ленина-Сталина со всей их мерзкой идеологией. Мы имеем опыт того, как «левачество» нанесло прямой вред Русскому движению, Русской исторической миссии.

2017-2018 гг. — партия вновь вступает в большую политику, участвуя в организации выдвижения кандидатом в президенты предпринимателя Павла Грудинина. Мы знали о кандидате очень мало. Наш расчет определялся тем, что 1) Грудинин по социальному статусу — не коммунист, не «левый», 2) в его поддержку высказался В.В.Квачков, находившийся в ту пору в неволе, 3) кандидат подписал с национал-патриотами соглашение с обязательствами. Этот расчет оправдался лишь частично, но мы свою роль в избирательной кампании сыграли — показали, что кроме «красноты», среди избирателей достаточно людей с «нелевыми» взглядами — националистов, консерваторов, традиционалистов.
2019 г. — наше размежевание с Движением НПСР продемонстрировало несостоятельность курса левых патриотов на сближение с КПРФ и восстановило естественную границу между «левыми» и «правыми».
Надо также сказать, что все эти годы «Русский Марш» оставался шествием преимущественно русских националистов именно благодаря нашей пропагандистской и организационной деятельности.

Первый «переформат» партии произошел в начале 2012 года, когда мы разорвали все прежние союзы, в том числе и с Дмитрием Рогозиным, который перешел на службу антирусскому режиму и теперь полностью растворился в нем. Тогда мы встали на прочную идейную основу, изложенную в «Национальном манифесте» (2009), — безусловно, самом глубоком идеологическом документе последних десятилетий из всех, появившихся в Русском движении.

Сегодня новый «перформат» потребовался нам в связи с тем, что втягивание нашей партии в бессмысленный в своем радикализме «левый протест» чреват не только провоцированием репрессивной машиной, которая ищет себе работы, но и некоторым отступлением от поставленных в Программе партии задач. Мы были организационной основой национал-патриотической коалиции. Стремительное «полевение» Движения НПСР сделало наше дальнейшее сотрудничество с этой организацией вредным для Русского дела. Перед нами стоят задачи, прежде всего, пропагандистские, просветительские, кадровые, а не «протестные», в решении которых бессмысленно растрачивается энергия актива и исчезает ясное понимание целей.

Оборвать отношения с НПСР нам побудила явная изоляция этой организации от союзнических отношений, забвение ее активом всех ранее достигнутых договоренностей, попытка грубой манипуляции нашим активом в целях, далеких от тех, которые мы себе ставим. Мы видим двуличие: широковещательную критику коммунистов и одновременно заискивание перед руководством КПРФ и даже перед местными активистами, которых стали записывать в актив национал-патриотов, оскверняя неправомерно присвоенную имперскую символику. Невозможно союзничать с теми, кто выбрал себе одного руководителя, докатившегося до присяги интернационализму, а другого — декларирующего приверженность русскому национализму, но не способного наладить нормальные отношения с «правыми» организациями.

Наша партия — это носитель идеи, а не механизм захвата власти. Чтобы решать вопрос о власти, необходимо обладать огромными материальными и финансовыми ресурсами. А для этого надо хотя бы как-то зацепиться за власть. Это политический прагматизм, который ограничивается только тем, что бороться с бесами и быть у них на службе одновременно невозможно. Поэтому претензии на власть быть должны, а вот превращаться в инструмент чуждых нам сил — никак нельзя. У нас не было и не будет никаких контактов с оккупационной администрацией. Они даже не пытаются такие контакты наладить, заранее зная, какой будет ответ. Мы отклонили приглашение Администрации Президента поучаствовать во встрече с Дмитрием Меведевым в 2008 году, а в 2011 году отказались от предложения Дмитрия Рогозина способствовать политическому курсу Владимира Путина. Больше нас подобными предложениями не беспокоят.

Временные союзы возможны, но только с целью продвинуть Русскую идею ближе к людям, которые и все забыли, и ничему не научились — будучи в отрыве от всего русского и под воздействием многолетней русофобской пропаганды. Но одно дело — временные союзы, другое — самообман, который в конце концов заканчивается личной карьерой, и больше ничем.

Подавляющему большинству русских о нашей партии ничего не известно. Но тем же людям неизвестно, что такое быть русским. Это просто состояние выродившегося в охлос народа. Наша задача — обеспечить условия русского возрождения и возвращения русским на их исторический путь, в своему национальному мировоззрению.

Отчаяние порой охватывает вовсе не оттого, что олигархия выглядит всесильной, а от ничтожного состояния сознания людей, которые в 90-е упивались предоставленной им свободой вложить свои ничтожные средства в заведомо мошеннические финансовые проекты, а теперь не видят никакого иного пути, кроме как «обратно в СССР», в «социализм» — и дальше — в русофобскую тиранию сталинизма. Разумеется, нам опасен не давно умерший Сталин, деятельность которого можно оценить аналитически — как положено ученым-историкам, а сталинизм — экзальтированный русофобский сатанизм, который путает русского человека, а то и просто убивает в нем все русское.

То же самое произошло и с лже-националистами, которые дошли до участия в карательных батальонах и пропагандистской кампании, проводимой жидобанеровцами, как они сами себя называют, на Украине. Не обошла эта зараза и нашу партию. В то время, как одни ехали добровольцами в Крым и Донбасс, другие объявляли их путинистами и сотрудничали с открытыми врагами России и русских.

Эта тема сейчас в значительной мере «выгорела», но принципиальная несовместимость с «леваками» и анархистами-русофобами, прикинувшимися националистами, сохранилась в полной мере, и делать вид, что все может быть забыто, просто невозможно. Если в 2012 году в борьбе с нами проявилась кремлевская агентура в виде так называемой «нацдемовщины», которой было поручено занять нишу русского национализма, прикидываясь его миролюбивой формой, то в 2014 году в борьбе с нами проявили себя иные формы кремлевских политтехнологий. Они продолжают действовать и сейчас, хотя олигархия в них уже не нуждается — они сделали свое дело: приняли участие в ликвидации Донбасса как русского проекта. Кремль именно потому и придумал «Русскую весну», чтобы спалить в ней русских пассионариев и дискредитировать Русское движение. Мы спасли Русское движение от позора бандеровщины, как прежде спасли от позора нацдемовщины. Где теперь те, где теперь другие — так страстно нас обличавшие? Они превратились в ничтожества.

В 2014-2016 мы понесли большие потери — не только в лице отделившихся бывших соратников, но и в лице наших союзников, с которыми мы образовали Русскую коалицию действия (РКД), а затем Русский национальный фронт (РНФ). Репрессиями были уничтожены две ключевые, жизнеспособные и перспективные организации — Народное ополчение имени Минина и Пожарского (НОМП) и Инициативная Группа по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР ЗОВ). Были схвачены и посажены за решетку руководители этих организаций, и репрессии до сих пор не прекращаются. Различия в представлениях о будущем с руководством этих организаций нивелировалось общностью дело, но не общностью целей. Создав РНФ, мы подписали идеологическую декларацию и принципы совместной деятельности, и это позволило работать сплоченным штабом, закрывая глаза на то, что в нем были представлены организации, состоящие из одного человека.

Во время президентской избирательной кампании 2017-2018 года мы уступили инициативу своеобразной «прокладке» между «левыми» и «правыми» — ПДС НПСР, совещательному органу, чей актив состоял из тех же, кто действовал в штабе РНФ. Это не было ошибкой, поскольку позволяло нам быть субъектом политики, а не оставаться на обочине скулящей никчемностью. Все, что могли, мы от этих выборов взяли, хотя и рассчитывали на большее. Но наши союзники (теперь уже бывшие) взяли то, о чем мечтали — они бросили организации-пустышки и возглавили электорат Грудинина — разнородный и, в общем-то, далекий от национального патриотизма. В основном это «левые», недовольные предательством Зюганова и КПРФ. Организовав на базе совещания ПДС НПСР движение НПСР (и забрав себе название, которое прежде казалось общим достоянием), наши бывшие союзники стали быстро от нас отдаляться, имитируя прежнюю заинтересованность в сотрудничестве. О степени лукавства говорит тот факт, что бывшие союзники мгновенно стали последовательными клеветниками, придумывая наше сотрудничество с АП, с «чекистами», с чертом лысым…

И, тем не менее, НПСР нам не враги. Если можно так выразиться, они для нас были «всем» (в смысле союзничества), а стали «никем». И я предлагаю соратникам не ругаться с НПСР, не отвечать оскорблением на оскорбление, самим не предъявлять претензий. Нет смысла тратить на это время. Настоящий наш враг — инородческая кремлевская олигархия. Затеи которой — не только продолжать грабеж, не только повторить маскарад с «приемником» по образцу 1999 года, но и расчленить Россию — по примеру 1991 года. Чтобы уже точно не перед кем было отвечать за свои преступления, поставившие множество мировых рекордов и ставшие исторически беспрецедентными. В помощь всему этому — ретроградный сталинизм, «социальщина», убивающая в людях само понятия о социальности (ибо в нынешней «борьбе за справедливость» нет ничего, кроме страстей личных эгоизмов), лакейская форма «патриотизма» (любви к начальству). И, разумеется, все формы русофобии — от языческой и иудейской (идентичных в клевете на христианство и Русь) до коммунистической и либеральной (также идентичных в очернении русского исторического пути).

Кремлевская олигархия (а это вовсе не те, кто слывут богачами, а те, кто использует властные полномочия исключительно в личных и клановых целях) занимается не делами нации и государства, а технологиями незаконного удержания власти, захваченной в результате государственного переворота. Этот переворот неизменно повторяется на выборах — не только путем фальсификации их итогов, но и путем имитации политической системы, в которой вхождение во власть может быть сопряжено только с предательством всех без исключения нравственных нормы и отказом защищать интересы России. В этом смысле нынешняя олигархия — это последовательное развитие от большевистского изуверства через номенклатуру КПСС к сегодняшнему оккупационному режиму. Никакой «классовой» или «формационной» подоплеки тут нет. Да и быть не могло, ибо «классы» и «формации» были и остаются фикциями — гипотезой, устаревшей в момент ее создания.

* * *

Как бы ни придавливал нас опыт последних лет, связанный с уже совершенно тотальным бесстыдством чиновников всех мастей и званий, а также равнодушием (прямо говоря — тупостью) народа, переродившегося в охлос, олигархия смертна. Потому что она предельно неэффективна. Она не может собрать в систему даже подконтрольные ей отрасли. Она уже пожрала национальное достояние и каждый день шарит в карманах многократно ограбленных. Ею торопливо присваивается все то, что поддерживало большие социальные системы и от чего остались одни ошметки. И теперь ей остается только грызть глотки друг друга. Одна «башня» Кремля готовит провокаторов, другая их сажает. Одна собирает «общак» в миллиарды долларов наличкой, другая все это потрошит и выставляет этот позор перед публикой. Одна возбуждает дела против генералитета МВД, другая — против ФСБ. Одни раскручивают фигуру Грудинина, другие топчут его ногами. Одни выдвигают новую «приму» на ТВ — Никиту Исаева, другие его убивают. Единой системы управления уже давно нет, надвигается хаос. Кремляне уже ничего с этим не могут поделать.

Но нам нужно думать не об их проблемах, а о том, что мы будем из себя представлять в «час Х», когда оккупационная система рухнет под тяжестью своих преступлений. Мы уступим площадку либералам и коммунистам? Или признаем спасителем Отечества очередного «преемника», который сделает несколько демонстративных шагов — будто бы в пользу народа? Сможем ли мы в ближайшие несколько лет стать субъектом политики — быть готовыми хотя бы к тому уровню работы, к которому были готовы два года назад накануне президентских выборов? Или как в 2011 году — сможем ли организовать собрание по выдвижению кандидата в президенты и развернуть сеть штабов по всей стране? Если не сможем — тогда мы просто группа «пикейных жилетов».

Пусть даже вопрос о власти не будет решаться на выборах, но без того, что составляет «пропуск» в большую политику, все равно не обойтись. Если мы сможем стать пропагандистской и организационной машиной, то мы «в игре». Да это и не игра. Это вопрос о судьбе России и русских.
В этом вопросе «левые» — не наши. Они нам не союзники и даже не собеседники. Покалеченное русофобской идеологией сознание превращает оппонента в клеветника и сквернослова — он становится бесполезным для Русского дела. Именно поэтому в сетях следует прекратить какие-либо разговоры с теми, кто уже вышел за пределы русской нации и не способен ничего понять. Как минимум, он бесполезен. Но зачастую прямо исполняет поставленные олигархией задачи — создает иллюзорные представление о положении дел и задачах русского народа. С такими нам разговаривать смысла не имеет.

В последние годы мы слишком много делали для других, стремясь поднимать социальные темы, которые должны были привлечь к внимание «простых людей». Но это направление оказалось тупиковым — социальщики слишком увлечены своими частными задачами, чтобы подняться до осознания задач общенациональных. От нас «слева» ждали и ждут только «услуг», подчинения все более «социальным» инициативам, которые уводят нас в бесплодный «протестный» проект, и не имеющий никакой концепции государственного и экономического будущего.

Увлечение публичными мероприятиями нивелирует орденскую сторону нашей организации и приравнивает нас к городским сумасшедшим, которым интересен не результат, а процесс — беспрерывное участие в каких-то акциях и презентациях для всех — для обезумевшей толпы, ничего не желающей понимать. Мы позабыли, что главное — это охранение общности соратников и поиск путей распространения Русской идеи. Эта сторона у нас тоже сильно ослабла, затеняясь «левой» риторикой наших союзников, прежде всего НПСР. Фактически мы пришли к кризису партийной идентичности и начали терять внятный образ даже в своих собственных глазах.

«Переформат» предполагает избавление от балласта — тех, кто ассоциирует себя с «Великой Россией», но ничего в ней не делает. А также расставание с теми, кто устал от соратничества и перешел в какие-то другие проекты. Мы должны на довольно длительный период прекратить участвовать в уличных мероприятиях и вернуться к ним только в тот момент, когда от этого будет хоть какой-то прок.

Что мы можем и должны сделать:

1. Провести четкие границы, отделяющие нашу партию как эталон русского национализма, от всего остального, где к национализму пытаются чего-то «прибавить» или что-то «улучшить».
2. Осознать, что уличные акции без информационной поддержки ничего чего стоят, а такой поддержки никто нам не обеспечит — все, кто ранее пытался рекламировать РМ, рано или поздно переходили к клевете на Русское движение в целом и на ВР в частности. После 2014 года кремляне установили тотальную блокаду в СМИ для нас и организовали потоки клеветы в адрес националистов, которых уравнивают с украинскими сепаратистами и террористами.
3. Организовать деятельность по формированию собственной информационно-пропагандистской машины, деятельность которой не сводится к репостам видео с говорящей головой лидера. Нам нужны те, кто умеет или научится писать, здраво говорить в видеокамеру, выступать публично, участвовать в спорах и — что самое главное — быть носителем и выразителем Русской идеи. Не интересов совершенно обезумевшего от выпавших на его долю исторических катаклизмов населения, а глубинных чаяний, которые были ведомы лучшим русским людям во всю историю Руси-России.

В ближайшее время нам нечего делать на улицах. Когда там будет русский народ, мы готовы будем к нему присоединиться и там представить свой проект будущего. А пока разговор об этом проекте — только для тех, кто ощущает в нем необходимость. Тем, кто мечтает о праздности и сытости, мы не помощники. Тем более, что они не получат ни того, ни другого — именно по причине своей духовной ничтожности.

Мы должны сделать упор на информационную и кадровую работу. Идеология давно создана, форматы пропаганды вполне ясны. Надо заниматься распространением пропагандистских материалов и привлекать в партию людей, которые являются или становятся носителями Русской идеи — русского национализма. Это план формирования субъектности, которая в последние годы рассеивается у всех «правых» организаций.

Люди будущего сидят за компьютером, а не глазеют на объявления на столбах. Надо работать в сети, а у нас многие активисты даже не имеют компьютеров. Это коммуникативная неоснащенность, а значит — бесполезность в деле распространения Русской идеи. В сети мы можем и должны находить единомышленников, выявляя их по характеру информации, которую они публикуют, и переходить к общению «в реале», без которого не узнаешь, с кем имеешь дело. Ибо слишком много фиктивных имитаций, слишком много пустой мечтательности и ролевых игр в сетевых самопрезентациях
Главное направление — пропаганда и кадры. Не надо звать людей на баррикады, которых нет. А, может быть, никогда и не будет. Людям надо напомнить, что они русские. И дать понимание того, что такое быть русским не только по рождению.

Каждый из нас личными усилиями может достичь незначительных результатов, но когда силы соратников складываются вместе и люди выступают под одним флагом, то возникает резонанс — многократное увеличение простой суммы сложенных вместе сил. Даже поднятый флаг означает, что жизнь не замерла, и что есть точка притяжения, куда люди могут обращаться либо в кризисный момент, либо когда у них в голове все сложилось, и они готовы действовать с нами заодно.

Какие могут быть варианты участия в нашем общем деле:

1. «Поднять флаг» Великой России — стать координатором в своем городе, вести группу в социальной сети, отвечать на вопросы, искать людей, формировать их в общую команду, которая способна к расширению деятельности. В общем — быть публичным выразителем всех наших программных установок.

2. «Стать бойцом информационной войны, интернет-партизаном» — создавать и распространять в сетях агитационные материалы партии, участвовать в дискуссиях.

3. «Привлекать лучших» — целенаправленно искать единомышленников в сети и в жизни, приобщать их к общему делу, превращать сторонних наблюдателей в соратников.
Сейчас сеть — то место, где присутствуют и могут быть вовлечены в русский национализм русские люди новых поколений. Именно здесь — главная работа.

Не материальные обстоятельства нашей жизни, а дух народа, выраженный в поступках людей, бережет нас от судьбы Содома и Гоморры. И наша миссия — перед лицом Бога, а не пост-народа, мечтающего не об Истине, а о «социальной справедливости». Эта миссия значительнее всего остального. Без нее — просто конец стране и народу. Для националиста важнейшее дело — самосовершенствование, включая самообразование. А образованный националист — это носитель Русской идеи, которую он представляет в любой профессии и в любом роде деятельности.

Выживание — удел рабов. Удел свободных людей — творчество, самосовершенствование, богообщение, личные и коллективные формы восхождения к Истине. Деграданты, которые озабочены только собственными вполне скотскими «социальными гарантиями» и «свободами», нам не интересны. И не ради них мы стремимся спасти Россию от гибели.

Наше дело правое. Иногда даже ультра-правое. При этом мы точно не «красные», а если «белые», то только в определенном смысле — никак не «февралисты». Что незыблемо: мы — русские. Русские националисты — то есть, выразители стратегических интересов русского народа, которые отражены в проекте Русского национального государства. Воля нации (а не народных масс-толп, охлоса) должна быть выражена на языке Русской идеи, обеспечена мерами национальной диктатуры и закреплена в Русском национальном государстве, которое является единственной формой существования русского народа.

Слава Руси!