Пора учиться общению в сети

Причина большинства конфликтов — элементарное неумение вести беседу. Без устного опыта обсуждения каких-либо событий, развития мыслей, переписка редко может оказаться продуктивной. А в условиях анонимности глобальной сети переписка, как правило, превращается в препирательство. Потому что достоинство собеседника ничем не подтверждено. Имеет ли он достаточно опыта и авторитета, чтобы его суждение принимать во внимание? Кажется, что не имеет. И, как правило, действительно, не имеет. Потому что выражает не выстраданные собственные мысли, а пересказывает случайно подхваченные. Ведь большинство тем, которые поднимаются в сети, касаются не профессиональной сферы деятельности пользователей. Отсюда — распространение профанных суждений «времен Очаковских и покоренья Крыма», отсюда — пересказы плохо понятых учебников, отсюда — повторение пропагандистских штампов прежних времен. Оказывается, липучие фразы и высказывания, которые зачастую применяются для придания остроты слогу, забиваются в сознание гораздо основательнее, чем можно было представить.

Беседа, в которой есть шанс узнать что-то новое, интересное, разрушается в два счета — оттого, что в нее включаются неповзрослевшие люди, которым надо самоутвердиться за счет унижения собеседника. А поскольку таких людей все больше, то беседа заменяется скоротечной руганью — соревнованием в том, кто изощреннее выругается и сделает это быстрее оппонента. Подобное самоутверждение только продлевает инфантилизм. Напротив, понимание своего незнания и поиск знающих людей, которые согласятся на беседу, — это выход из застарелого детства.

Простое правило беседы — понять собеседника не как конкурента за место в информационном пространстве, а как единомышленника. По крайней мере, стоит пытаться не прервать мысль собеседника, а продлить ее в рамках своего понимания. Беседа будет продуктивной, если каждый участвующий в ней развивает, а не дискредитирует суждение другого. Но это возможно только в случае, если слушают знающего и понимают ограниченность собственного знания.

Конечно, беседу надо прервать с теми, кто переходит на уличный жаргон и сквернословие. В сквернословии содержится подсознательное стремление снизить уровень интеллектуальности беседы — стащить собеседника в болото детских по содержанию и гнусных по форме высказываний. Также необходимо прекращать общение с теми, кто пытается имитировать знание, снабжая свои высказывания амбициями, претензиями на лидерство в правоте, не подкрепленное опытом размышлений и исследований.

Так или иначе, в беседе должна реализоваться одна из диспозиций: учитель-ученик или сотрудник-сотрудник. Это аналог учебного или научного процесса. Такая диспозиция создает позитивный настрой. Но если оба собеседника начнут друг друга поучать, то они быстро разойдутся, даже если могли бы продуктивно пообщаться в сценарии сотрудник-сотрудник. По сути дела, это трансакция взрослый-взрослый, когда общение идет на равных. Детский вариант — представить себя более взрослым, чем оппонент, когда на деле собственный уровень зрелости не превышает уровня подростка, который за грубостью скрывает свою низкую самооценку.

Недавно у меня возник в сети разговор, который мог бы быть продуктивным, поскольку собеседник (дама) представился молекулярным генетиком. Но вместо предъявления научных истин в этой области я получил сразу с места в карьер: «Вы же должны помнить хоть что-то, чему вас учили в МФТИ». Естественно, мне в данном случае пытались навязать не просто роль ученика, а роль нерадивого ученика. В этом случае объяснять, что химическая физика, которая была моей специализацией 35 лет назад, не включала биофизику даже в каких-то ознакомительных формах, уже было бесполезно. Тем более, что дама допустила высказывания, коснувшиеся области популяционной генетики, которая была предметом моего интереса 10-15 лет назад и завершилась (после освоения специальной литературы) изданием книги «Образ врага. Расология и политическая антропология». Высказывание было совершенно профанным, демонстрирующим, что собеседнику не знакома методология популяционных исследований, их статистический характер и вероятностное представление выводов. В ситуации собеседник-собеседник я мог бы поведать оппоненту о том, какую литературу на данную тему следовало бы прочесть. Но этот сценарий (сотрудник-сотрудник) был сорван в самом начале беседы, после чего она уже не могла быть продолжена.

Впрочем, срыв общения в данном случае можно считать вполне продуктивным ее завершением. Поскольку беседа могла бы затянуться надолго, если бы я стал задавать наводящие вопросы и просить ссылки на литературу. Собственно, все ответы были мне известны. Поэтому с моей стороны это было бы лукавством: реального ученичества у знающего собеседника возникнуть в данном случае не могло. И это свидетельствует о том, что непродуктивное общение надо прерывать как можно быстрее. Задача в сети — не приобрести как можно больше подписчиков, а приобрести полезных собеседников, среди которых должны возникать единомышленники.

Продуктивная установка общения — продолжить, а не прервать мысль собеседника. Истолковать ее не в духе противоречия, а в духе единомыслия. Подправить мысль собеседника, поддерживая ее, не выискивая способ ее опровергнуть. Постараться найти правильную интерпретацию, а не подчеркнуть на ходу придуманное противоречие. Если же в беседе оппонент сразу заявляет предельно агрессивную позицию, то не стоит с ним спорить — спор не будет продуктивным. Лучше беседу сразу прервать — чтобы не получить психологическую травму, которая потом отзовется на общении с другими людьми.

Сил у каждого из нас вряд и хватит даже на общение с достойными людьми. Зачем же тратить их на тех, кто хочет тебя унизить, дискредитировать твои профессиональные навыки и жизненный опыт? С такими людьми надо расставаться без сожаления — раз и навсегда. Это освобождает время для продуктивных бесед и формирования не отрывочных, а системно выстроенных мыслей, которые могут проистекать из бесед, но не могут быть изложены в беседе.

Один из самых продуктивных методов общения — чтение книг. И особенно важно, когда читаются книги знакомых тебе людей. По книгам хорошо видно, насколько глубоко продумана позиция собеседника, и что в ней требует дальнейшей разработки — в порядке вежливого и аргументированного оппонирования или в порядке развития — перехода от уже сформулированных истин к дальнейшему интеллектуальному поиску.

Общая установка: в общении мы решаем не психологические, а интеллектуальные проблемы. Если мы будем тянуться за позывами своей психики, которую действительность постоянно ломает через колено, то психологические травмы будут только усугубляться. Излечиваются они лишь в добром, понимающем общении, ищущим удовлетворения от понимания истины, а не от растаптывания оппонента.

Андрей Савельев