Полицейщина как преступление

По мнению некоторых психиатров США, десятилетиями занимающихся проблематикой снижения уровня преступности, наиболее важны три показателя: скорость пресечения преступления или нахождения на свободе после совершения, неотвратимость и неприемлемый ущерб от наказания. Для этого нужно достаточно большое количество рассредоточенных подразделений полиции, большое количество умных видеокамер, готовность судей массово давать длительные сроки заключения и развитая индустрия исполнения наказаний.

Скорость пресечения и минимизация срока нахождения на свободе с момента совершения, важны прежде всего для того, чтобы не дать преступнику непосредственно насладится от совершённого и его ближайших последствий. Что обоснованно подвергается сомнению при насильственных преступлениях, в виду способности всё увеличивающейся доли преступников, получать удовольствие от самого процесса насилия и страданий жертвы.
Зато это эффективно при политических акциях, требующих некоторое время для общественного резонанса, осознания, переосмысления, наступления последствий — собственно для этого их и проводят.

Длительные же сроки заключения, эффективны максимально практически во всех случаях. Почему же тогда в США при нескольких миллионах заключённых, высокий уровень уголовной преступности? Видимо дело в пропаганде преступлений и насилия вообще в СМИ, массовой культуре, в пределах нескольких поколений, производящей поток новых преступников. Хотя по политическим мотивам идёт заметный спад активности. Видимо политика требует конкретных людей на свободе, некоторую достаточную образованность общества, законную возможность такой деятельности, возможность массового информирования населения.

Следовательно полицейское государство в США, создано не для искоренения преступности, а для исчезновения политики, опасной для узурпировавших власть. Терроризм, поразительным образом вовремя и регулярно работает на её интересы закручивания гаек и направления процессов. Эту же модель очевидно хотят воплотить и в РФ. Из всего перечня её инструментов, в РФ осталось создать развитую индустрию мест заключения, по типу как в США, где сейчас преобладают частные тюрьмы олигархии, использующие дешёвый труд заключённых преимущественно на длинные сроки. Совместно с притоком мигрантов это позволяет удерживать конкурентоспособную экономику.

Но это очень уж напоминает и уголовное, и политическое преступление, такое как геноцид, не имеющее срока давности, в т.ч. для наследников прав и имущества полученного преступным путём.