Философия насилия

Насилие — причинение ущерба, того, что мы расцениваем как ущерб.
Например: принудительный просмотр изображений которые вы не хотите видеть; громкая музыка, речь, которую вы не хотите слышать; видеонаблюдение, запись, толкование ваших действий и применение к вам действий в правилах неизвестных, нежелательных, неприемлемых для вас; лишение вас прав и обязанностей, тех что для вас желательны и принуждение к нежелательным; и т.п. Одно из самых тяжелых видов насилия — не столько запрет, сколько глумление над вашими ценностями и целями. Обычно это присуще ничтожествам, маргинальному сброду, при физическом насилии, обмане, приведшем к победе над личностью или целым народом.

Хаос — там где любое насилие легитимно. Животный мир, идеология права сильного.

Семья, сообщество, даже маргинальное — организует, легитимирует, делегирует права на определённое насилие, для сохранения и продвижения своих ценностей и целей.
Личность — их создатель, носитель и выгодоприобретатель. Следовательно насилие неотъемлемо для защиты, сохранения, продвижения своих ценностей и целей личностью, семьёй или обществом. Обобщающим, иерархизирующим и защищающим
ценности и цели большого сообщества является национальное государство, нескольких разно-значимых больших сообществ — империя, где существенные цели и ценности определены государство-империю-образующим сообществом.
В виду огромного разнообразия ценностей и целей — общечеловеческие, кроме биологических — невозможны. Следовательно насаждение общечеловеческих ценностей, является обманом, насилием, ведущим к хаосу, управляемому выгодо-получателями оного.

Ценности — обычно несовместимы в полном объёме или в принципе. Одна ценность — причиняет другой ущерб. Причём даже не субъектом-носителем, а фактом своего существования. Есть выражение: «Камни вопиют». Поэтому многое в человеческой истории намеренно забыто, разрушено, стёрто с лица земли. И этот процесс идёт всегда, но с неравномерной интенсивностью.
Это нерационально, а разве рациональность не ценность приносящая ущерб? Разве это не иррациональная догма?
Рациональна механика, машина, автомат, компьютер. Чем более живого, личностного разума, его особенностей, тем больше иррационального, возможного, ценностей и целей.
И разум должен быть ограничен насилием другого качества.
И это рационально. Ведь некоторые ценности совместимы с помощью компромисса и ущерба-насилия. А несовместимые ценности подвергаются критике, демонизации, уничтожению, забвению. Следовательно насилие, есть рациональное и неотъемлемое свойство ценностей. Организовать, иерархизировать, институциализировать ценности, помогает религия, идеология, наука, государство, семья, другие общественные институты.

Общество невозможно без объединяющих ценностей, а значит без насилия. Если в обществе присутствуют противоречащие ценности и цели, то это не общество, или шизофренизированное общество. Например общество общечеловеков, а значит хаоса с культом силы, силовых структур, предводителя-альфасамца. Там априори не может быть власти, только насилие.
Если власть захвачена людьми представляющими себя сверхчеловеками, господами, иной расой, избранной пасти остальных «недочеловеков» железным жезлом, то это насилие и противоположность власти.
Общество в норме делегирует насилие своим представителям, они проявляют власть, которая не противоречит ценностям общества.
Если представители самоуправно изменяют цели, ценности общества — то это насилие, а значит противоречие обществу. Общество обычно протестует, диалог, сотрудничество, развитие прекращается, и если власть узурпируется — насилие в итоге разрушает и общество и себя, как вирус, раковая опухоль.

Почему русские приняли Православие, которое шло от Князя Владимира авторитарно сверху? Ведь славянские племена тогда были как постсоветские республики, кто во что горазд, и не было единого царства-государства. Потому, что ценности Православия в принципе не противоречили менталитету большинства славян-язычников, а обогащали и гармонизировали смыслы, ценности, ставили высокие цели. Часть тех кто не принял убили, потому что они и сами убивали, и вступали в сговор с врагами. А были и менее радикальные, но те не сохранили свои ценности и цели. Видимо потому что их ценности не только не были сильнее, но и даже равнозначными, и поэтому понесли непоправимый ущерб.

Почему русские были вынуждены принять идеи Коммунистов которые пришли к власти насильственно? Потому ли, что их декларируемые ценности в принципе не противоречили менталитету православного большинства? Да нет, противоречили, иначе бы большевики не разрушали так агрессивно, маниакально, методично, Церковь, Царскую Власть и русскую историю, во всех её проявлениях. Стирали эти вопиющие о несправедливости и отмщении ценности, из сознания и с лица земли русской. Замещали их суррогатами, ложными ценностями.

Такими как:
Свобода — выбрать советскую власть и не быть пониженным в правах, репрессированным или расстрелянным.
Равенство — профессора Преображенского, Швондера и Шарикова из подочистки, где последние диктуют первым.
Братство — больше похожее на организованное преступное сообщество.
Советская власть — которая не принадлежала советам депутатов.
Светлое будущее, коммунизм, который никак и никем не поддавался описанию и рациональному осознанию.
Воинствующий наукообразный атеизм, с ненавистью к православию.
Обезличенная социальная справедливость, с превосходством одних социальных слоёв над другими, менее интеллектуально и духовно развитыми над более развитыми, и нерусских над русскими.
Интернациональный советский народ, с русскими и их землями в качестве дойной коровы, и зачем-то появившимися на русских землях, моноэтническими республиками-государствами. Одна только русская окраина — Новороссия и Малороссия, с их насильственной украинизацией, чего стоит. И это подаётся коммунистами как их великие и прогрессивные достижения. Ну да, достижения целей анти-ценностей попирающих русские ценности, нанёсшие убийственный ущерб русской цивилизации. И совсем не потому, что коммунистические ценности сильнее.

Большую часть, тех кто не принял их веру — коммунисты постепенно убили. Которых за то, что убивали коммунистов, которых за то, что были обучены военной и политической самоорганизации, как несколько миллионов казаков, монахов, священнослужителей за устояние в вере, но чаще и более всего убивали по причине психоза классовой ненависти и внушённой коммунистической ценности-представления о собственном величии, классовом превосходстве, праве гегемонии.
Но это была не власть, а заурядное право силы. Насилие партии узурпаторов власти, над запуганным, карательным интернационалом подавленным, в большинстве обманутым народом, поколениями воспитанным на ценностях Павлика Морозова, введёнными в заблуждение агитацией и пропагандой.
А были и эмигранты, и менее радикальные в борьбе русские люди, и как могли — сохраняли своё русское состояние.

Почему русская православная власть просуществовала почти тысячу лет, а советская власть, еле перевалила за семьдесят?

Потому что первая имела религиозные иррациональные основания, делегированную власть соответствующую ценностям-целям большинства слоёв общества. Соответственно её насилие легитимно.
А вторая была формально рациональна и равноправна, декларативно соответствовала целям-ценностям большинства, но по сути страной поочерёдно управляли враждующие группы, иррационально фанатизированные части-маргиналы-Партия власти, стоящая над всеми и использующая государство-образующее русское большинство для достижения своих целей, не соответствующих интересам русской нации, ценностям-целям русской цивилизации. Её насилие было нелегитимно.
Закономерна и потеря легитимности её власти, перерождение
партийно-хозяйственного актива в насильников, предателей, грабителей и оккупационную администрацию.

Почему нынешняя власть, за тридцать лет стала менее легитимной, чем представлялась вначале?

Надо признать, что в виду денационализации русских, потери духовного зрения, длительной закрытости, односторонней информированности, неполной образованности и доинтернетной эпохи — советское общество, в абсолютном большинстве, в начале девяностых, не владело необходимыми знаниями для принятия взвешенных управленческих решений. К тому же спецслужбы проводили интенсивные манипуляции массовым сознанием, для легитимации спектакля передела власти и собственности, в интересах ТНК и закрытых межнациональных структур. Советское общество имело представление о уже несуществующем и невозможном. О ценностях и целях которые уже невозможно было реализовать и сохранить в глобальном обществе, конструируемом невидимыми и непонятными ему архитекторами. Как обычно в истории, русским некоторое время удавалось делать невозможное, и даже отчасти воссоздать уничтоженный коммунистами средний класс. Но согласно праву силы, в интересах выгодоприобретателей наднациональной надсистемы — он был снова уничтожен. Государство разделёно на колонии, сферы влияния, советский народ РФ переименован в российский, многонациональный. Снова, как и при коммунистах, (впрочем высшие руководители в большинстве бывшие коммунисты), происходит продолжение политики выращивания сепаратизма, дальнейшего разделения России на обособленные национальные республики. Как и при коммунистах, очевидна искусственность этого процесса и антирусская направленность. Аффилированные лица от невидимых глобальных архитекторов, всерьёз говорят нам, что: «Россия для русских — может говорить лишь дурак или провокатор».

Действительно, сейчас русский народ поставлен в условия мучительного вымирания, геноцида. Его ценности растоптаны, русские цели, политика, национальная культура, литература, даже некоторые слова объявлены противозаконными, русская власть повсеместно уничтожена. При такой антирусской политике, закономерно пропала легитимность действующей власти, по сути, изначально данная ей щедрым советским (русским) народом в кредит, в виду своего принудительного заблуждения, а реализуемые ею ценности — противопоставлены ценностям русского большинства. Власть стала своей противоположностью — насилием. Впрочем она так и была задумана изначально, просто со временем у многих людей открылись глаза на её истинную природу. Её можно уважать за силу, организованность, хитрость, коварство, жестокость, небрезгливость в средствах, последовательность в геноциде русских, фанатичное желание господствовать, присвоить на русской земле всё что можно и невозможно, включая тела, мысли и души русских людей, и т.д., но это точно не русские ценности.

В мире ценностей существует обобщённо два типа людей, обществ:
одни созидают, сотрудничают; другие конкурируют, враждуют, присваивают.
Консервативное, традиционное, национальное государство — это в основном созидание, сотрудничество.
Его создаёт тип человека ориентированный на любовь к ближнему, к нации, а значит на жертвенность во имя общего, созидание для общего, единого.
Либеральное, западно-ориентированное, мультикультурное общество-каша, с виду конкурентная во всём среда, кроме стратегического целеполагания, основных изменений, большой политики, потому как управляется супербандой владельцев банков и корпораций.
В нём человек-человеку волк, делает своё благополучие на ущербе для других. Оно может существовать до последнего человека, безконечно извлекая выгоду из разрушения.
Социализм — утопия, а по большинству долгосрочных свойств — антиутопия, несоответствующая природе человека и общества. В СССР, социализм паразитировал на жертвенном типе человека, преимущественно ментально православном, и когда он в большинстве людей потерял эти свойства — социализм прекратился.
В данный момент, возможен только социализм сталинского, лагерного типа, где человек — дорожная пыль, и миллионы жертв не в счёт. И это почти не отличается от путинского цифрового концлагеря, в который нас ловко гонят, и мы понуро, обречённо бредём на заклание.

Идеи капитализма и социализма обе ложные, искусственные, основанные на разрушении, грабеже и управлении насилием. Истина в национальном государстве с монархическим управлением, где Власть Священна, её насилие легитимно, жизнеустройство национально справедливо. Демократия, как выбранная кем-то, из кого-то, на какое-то время власть, пусть даже поддерживаемая большинством — по сути насилие, осознанно или неосознанно раздражающее, и сколько-то оправдана, ответственна, легитимна, в малых сообществах, на низовом уровне, где все друг друга знают, самоуправляются.
И вы сами, как личность, не можете быть для себя сверхцелью, разве для продолжения биологических организмов, может когда то станущих доминантной средой. Но это гадание на кофейной гуще, и с помощью причинения ущерба другим.

Если вы не созидаете что-то для общества, не структурируете его, не изменяете в лучшую сторону, а только потребляете, с выгодой для ничтожного меньшинства, паразитирующего на нынешнем разрушающемся обществе, то вы помогаете его разрушать, ибо иначе невозможно встроиться в его провозглашаемую выгоду здесь и сейчас.
Или с помощью навязанных деструктивных техник вы разрушаете осмысленность других. В любом случае вы становитесь маленьким массовым человеком конкурирующим со всеми здесь и сейчас, зависимым от ничтожного во всех смыслах меньшинства «больших сверхлюдей».  Не получая самообразования — искусственно ограниченным, поддерживающим свою и других ограниченность, в которой привычно и даже комфортно, несмотря на её людоедское содержание.

Общаясь с целью социологического опроса, по телефону, с незнакомыми людьми, я вижу огромное количество не столько глупых, сколько деструктивных людей, нацеленных на причинение ущерба другому человеку по разным мотивам, различными способами, а это значит что русский антропологический тип значительно сменился.

Самое страшное, что пропал русский культурный код традиции, ритуала общения, нахождения общего, куда входит и приветствие незнакомца пожеланием здоровья, расти-стоять крепко как дерево. Мы стали воспринимать незнакомого человека как враждебного и стремимся сходу сломать его личность, подчинить своим интересам. Если вы будете изучать русскую, а значит православную культуру и историю, то поймёте, что русскому человеку совершенно несвойственна ценность приобретать-иметь здесь и сейчас, причинять ущерб другому человеку.

Но эта чуждая программа уже заложена в русское «железо», и закономерно приведёт к его эффективному разрушению, с получением прибыли заинтересованными лицами, и ускоренной замене коренного русского населения, как заинтересованные лица, невидимые архитекторы истории и народов, заменили индейцев в США.

И вообще ценности и есть цели. И ценности неосуществимы без насилия. Нет ценностей — нет насилия. Нет насилия  — нет ценностей, нет целей. Пример — так усиленно продвигаемый закон о семейно-бытовом насилии.

И не забывайте, что есть насилие как самоутверждение, превосходство, самоцель, власть ради власти, как культ силы, как власть Господина, для извлечения и присвоения благ, причинения ущерба и страдания жертве; и есть насилие как инструмент культуры созидания, освобождения, возмездия, справедливости, обретения, объединения, образования, веры, сострадания, милосердия, дарения, любви, духовного преображения человека, народа.