Тезисы о государстве

Общественная жизнь человека, достигшая способности создать государство, опирается на несколько принципов, которые срабатывают как закон жизни, когда они поняты и приняты, либо как закон смерти, когда они отброшены и подменены пустышками домыслов, рожденных либо подлыми политтехнологами, либо злобными невеждами:

    1. Природа власти единолична, и она либо от Бога, либо от его антипода. Попытка обойтись без Бога (а значит, и без Царя) превратила государство исключительно в аппарат насилия в руках у охваченных шизофренией, взбесившихся правителей. Они превратились в «бич Божий», в наказание отрекшихся от Царства народов.
      Выбор прост: либо Царство и вера, либо деспотия и безбожие. В первом случае – трудный путь процветания, во втором – прямой путь к смерти. Европейские государства по этой причине фактически уже ликвидированы и заменены криминальными режимами с непубличными механизмами присвоения собственности и власти.
    2. Правление всюду и везде осуществляется меньшинством. Либо это аристократия, либо олигархия. Никаких промежуточных форм не бывает. Нет разницы между сталинской номенклатурой и путинским ворьем. Это один и тот же тип преступной организации, формируемый одним и тем же типом криминальной личности, который концентрируется в государственном аппарате. Причем, олигархия стремится устранить своего потенциального конкурента – аристократию, прямо или косвенно уничтожая ее в зародыше. Если коммунистическая олигархия создавала ловушки для талантливой молодежи (в основном в науке и культуре), то путинская банда приняла на вооружение метод дебилизации (ликвидации образования, науки и культуры, подмены всего этого фикциями, где красивый буклет убивает всякое творчество), замещения патриотизма лояльностью начальству, а веры – формальным, бессмысленным ритуализмом. Во всем этом тонет интеллект, воля, вера нации; и стремительно приближается конечная точка – смерть. Без Царства аристократия оказывается бесхозной и начинает служить себе, переходя на сторону олигархии.
      Выбор прост: либо аристократия, либо олигархия. В первом случае — выдвижение лучших и доверие к ним, во втором случае — антиэлитный отбор с интеллектуальной и нравственной деградацией всего госаппарата, неизбежная гибель всех государственных институтов, поддерживающих жизнь социума.
    3. Участие народа в делах государства – это не «народовластие», которым в своих агитках как ветошью 19-го века щеголяют «леваки». Демос имеет свою точку приложения «кратоса». Задача демоса – выдвижения аристократии. И участие в подавлении олигархии, начиная с ее зародыша – уголовной преступности. «Мнение земли» — то, что должны выяснять, а не фабриковать, лелеять и воспитывать, а не подавлять. Невоспитанное мнение – это только злоба охлоса, который хочет истязания всех, кроме собственной персоны – то есть, сталинщины для всех, а для себя – роли карателя. Мнение охлоса – это грязь неорганизованных в общество «суждений», влетающей в мозги вместе с демонами безверия и невежества. Без Царства и аристократии демос может только деградировать, превращаться в атомизированное население, состоящее почти сплошь из людей с психологией рабов – без исторической памяти, без собственности и даже без семьи.
      Выбор прост: народность власти или охлократия, за которой прячется все та же олигархия и ее ставленник – тиран. Народность власть – это не «власть народа», которой не может быть никогда. Это участие народа в делах власти: поддержка аристократии и Царства со всеми его древними традициями, которые не только находят себе место в современности, но и формируют ее.

«Полибиева схема» работает комплексно: устойчивая форма государства: Царство, национальная аристократия, народность монархии и в ее рамках – «кратос демоса». Либо тирания-деспотия, олигархический интернационал, охлократия. В первой форме – историческое творчество и сообразный уровню технологического развития достаток, во второй форме – деградация как социальных институтов, так и экономики, нарастающая нищета вплоть до вымирания населения. Все промежуточные формы временны и продвигаются либо к первой, либо ко второй форме.

Ближе к Небу или ближе к преисподней? В РФ подавляющее не только большинство сторонников тиранической олигархии, но и ее противников уже столетие выбирает исключительно преисподнюю. И попадает в ее земную «экспериментальную модель» в порядке Божиего Попущения. Когда же начинает выбираться из болота, решает, что это не Божья Милость, а достижения политического режима и народа, так и оставшегося целый век на уровне подъяремного раба со всеми своими фантазиями, навеянными большевиками-террористами и посткоммунистическим ворьем.

Андрей Савельев