Желтороссия

Андрей Емельянов-Хальген

Отношение к Сталину в России подобно маятнику. Из гения он превращается в злодея-людоеда, а из него — снова в величайший ум истории. Беда в том, что и первое и второе состояние одинаково блокируют конструктивное отношение к эпохе его правления, не дают определить правильные и неправильные решения былого вождя и его соратников.
Читать далее Желтороссия

Проект «Связка»

Андрей Емельянов-Хальген
Дмитрий Грибанов

Современная система управления тяжело больна. Болезнь ее проявляется равно и на государственном уровне, и в отдельных предприятиях и организациях.

Каждый инженер ведает, что без обратной связи, заложенной в конструкцию, ни одна техническая система не будет иметь устойчивость, и, следовательно — окажется неработоспособной. Любой доктор может рассказать о значении обратных связей в живых организмах и о том, что их нарушение — это тот «корень зла», который лежит в основе всех болезней.

Читать далее Проект «Связка»

Дорогая игрушка.

Андрей Емельянов-Хальген

Этот эпитет наиболее часто применяется в России по отношению к ее Военно-Морскому флоту. Еще по отношению к нему часто добавляют злобные строки-анекдоты. Вроде «Что в случае войны в первую очередь делает Россия? Правильно, топит свой флот!»

Разумеется, в истории о флоте говорили и другие слова. Например, известная цитата Александра Третьего, ставшая знаменитой: «У России есть только два союзника — это ее армия и ее флот».

Но, увы, трудами отечественных военно-морских теоретиков флот чаще всего просто-напросто отстранялся от участия в войнах, которые вела Россия. В итоге он оказывался заперт в базах, легко блокируемых противником, где и находил свой бесславный конец. Либо безучастно дожидался в них победы сухопутных войск, либо их поражения.

Читать далее Дорогая игрушка.

Проект «Чудо-дерево»

Андрей Емельянов-Хальген

Дерево — лучшая модель для объяснения философских и политических учений. Ибо дерево — не плод человеческого ума, оно рождено природой. Своими ветвями оно стремится к небу и солнцу, силой которого дерево и живет. На ветках созревают плоды — дар людям, зверям и птицам. Под кроной — прохладная тень, дарующая живым существам защиту от зноя и непогоды. Но щедрые ветви держатся на могучем стволе, несгибаемом под силой ненастья. Произрастает ствол из корней, укорененных в мать-землю и питающих его земными соками. Чем глубже они уходят в земное чрево, тем крепче стоит дерево, тем выше и сильнее оно.

Читать далее Проект «Чудо-дерево»

Перспективы войны на море

Андрей Емельянов-Хальген

Один из основных предметов, преподаваемых в военно-морских учебных заведениях — Военно-морское искусство. Но парадокс в том, что знания в этой области для современного военного моряка остаются невостребованными за все время его службы. Предмет для общего развития, на уровне социологии или искусствоведения. Ибо искусство победы в морских сражениях и войнах фактически остановилось в своем развитии со времен Американо-Японской войны на Тихом Океане, закончившейся в 1945 году.

Читать далее Перспективы войны на море

Враг Народа

Андрей Емельянов-Хальген

 

В полководческом искусстве есть один важный прием. Чтобы одержать победу над противником полководец обязан мысленно поставить себя на его место. Чем глубже он вживется в образ врага, тем лучше предскажет его действия, и, соответственно, придумает на них противодействие.

В этом, кстати, и кроется ответ на вопрос, почему одни командиры одерживают победу за победой, а другие — терпят поражение за поражением. Хотя мощь подчиненных им подразделений соизмерима, и действуют они согласно одним и тем же правилам военной науки. Способность полководцев прибегать к этому приему и делает, по-видимому, военное искусство — подлинным искусством, выводя его за пределы сухой арифметики соотношения сил.

Итак, я вживусь в образ врага. Настолько, что далее буду писать от его лица. Но при этом, в отличие от истинного врага буду говорить читателю то, что сам он никогда бы не поведал. Ведь сокрытие правды — одно из важнейших его орудий. Как сказал китайский полководец Сунь Цзы, «Бранное поле всегда окутано туманом».

Есть ли у русского народа глобальный враг? Безусловно, он есть! Ведь если мы всякий раз отмечаем, что живем вовсе не так, как бы нам хотелось, значит, в нашу жизнь вмешивается некая сила, враждебная нам. Вопрос лишь в том, где размещается «резиденция» нашего недруга.

Читать далее Враг Народа

Времена и Смысл

Андрей Емельянов-Хальген

Жизнь земледельцев прошлого. Время, идущее по кругу, от весны — к осени, от посевной — к жатве. Каждый годовой круг вплетался в круг жизни, а круги людских жизней — в большие, космические круги. Потому каждый день годового круга был наделен смыслом, а наиболее значимые дни были праздниками, которые тоже повторялись из года в год. Самый древний из символов — посолонь (она же — коловрат) означал именно такой круг, вечное вращение.

Читать далее Времена и Смысл

Целитель

Андрей Емельянов-Хальген

Русское пространство ныне наполнено людьми-призраками. Вроде бы по своему рождению мы имеем связь с нашими предками, когда-то это пространство заполнившими собой, обжившими, в конце концов — связавшими его с небом, прорвавшимися из него в космос. Но — только по рождению, а по своей жизни мы напоминаем пустые оболочки, из которых какая-то злая сила выпила кровь, унаследованную нами от предков. Мы — люди-призраки, которых уже именуют не народом, а — «населением». То есть не хозяевами пространства, а биомассой, складом пустых оболочек, доживающих свой век на землях, которые некогда принадлежали великому народу.

Читать далее Целитель

ОЗВЕРЕНИЕ

Пропитанное железом яростное небо, зловещие зубцы прокопченных руин на фоне окровавленного, похожего на кровоточащую рану горизонта. Неистовство последней атаки, захлебнувшейся в пулеметном смерче. Стремительность последнего броска, опрокинутого подножкой осколочной мины. Бронированные танковые груди, проткнутые кинжалами снарядов. Самый страшный из всех видов гнева — гнев обреченных. Когда терять уже нечего, когда родной дом вместе с родным городом пылает в адском костре, когда смерть неизбежна. Прощание с жизнью, но на прощание обязательно надо прихватить с собой кого-нибудь из тех. Врага. Чтоб не скучно было шагать по копченым, истекающим кровавыми каплями Небесам.

Читать далее ОЗВЕРЕНИЕ

Японский стиль

Андрей Емельянов-Хальген

Япония для нас всегда была каким-то образцом непонятности. В сравнении с японцами любой другой народ кажется для нас много более понятным и, соответственно — более близким. Непонятность Японии за многие века сделалась столь разумеющейся, что с давних времен очень мало кто делал попытки ее понять. Понять — в смысле извлечь из опыта жизни ее народа уроки, полезные русским.

Читать далее Японский стиль

Добить Хазарию

Андрей Емельянов-Хальген

 

Интернационализм… Вязкое словечко, выражение одного из благих намерений. Из числа тех, которыми обильно вымощена дорога в ад. Хотя посылка звучит невероятно красиво — «Все люди — братья!»…
Но братства людей как-то не вышло. Зато идея интернационализма превратилась в отраву, превращая пропитанных ею людей в невежд по национальному вопросу. Как определять среди людей своих и чужих, когда все — одинаково двуногие и одноголовые?!

Читать далее Добить Хазарию

Несущий конь

Андрей Емельянов-Хальген

Снился мне сон. Видел я дикого коня, пляшущего под восседающим на его спине всадником, стремящегося сбросить с себя нелюбезную ношу, и умчать в родной простор, в желанную степь. Всадник вжимал ноги в его потные бока, что есть силы натягивал узду, стремясь укротить дикую степную силу. Но что это был за всадник?! Это был не лихой, рожденный той же стихией, что и конь вольный человек. То был толстый, обрюзгший, субъект, наряженный в белую рубашку с затянутым поверх нее черным галстуком. Такого при желании сбросила бы и последняя кляча. Лишь автомобиль, к счастью для него не обладающий живой волей, субъекта не сбрасывал. И вот теперь ему довелось впервые ознакомиться с живой, природной силой…

Читать далее Несущий конь

Звездный час русского национализма

Андрей Емельянов-Хальген

Воссоединение Юго-Востока Украины с Россией — жизненно необходимо всему русскому народу

Степь не может быть тем местом, где проводят государственные границы. Не возможно увидеть в человеке, идущем по ту сторону линии вкопанных в чистом поле пограничных столбиков, человека иного пространства, иностранца. Ведь его окружают те же степные травы, под его ногами та же самая степная земля, и он смотрит на тот же самый степной горизонт.

Читать далее Звездный час русского национализма

Геополитика цели. Где русским искать союзников?

Андрей Емельянов-Хальген

Классическая геополитика признает деление цивилизаций в зависимости от их географического расположения на морские и сухопутные. При этом, согласно германской геополитической  школе (К. Шмит, К. Хаусхофер), суша порождает цивилизации священников и воинов, море – цивилизации ростовщиков, торговцев и пиратов. Цивилизации суши имеют иерархию, основанную на личных качествах людей и их заслугах перед обществом, иерархия же морских цивилизаций основана на обладании денежными единицами.

В общем, такое деление вполне логично, если в качестве действующего примера морской цивилизации рассматривать лишь протестантскую англоамериканскую цивилизацию. А все остальные цивилизации считать в большей или меньшей мере – сухопутными, даже если географической их средой являются… острова Океании…

Читать далее Геополитика цели. Где русским искать союзников?

Кривая мерка. Как мыслили наши предки?

Современный человек представляет себе людей прошлого точно такими же, какой он есть сам. Воспоминание событий давнего прошлого своего народа, конечно, уносит его в пространство иного ландшафта, иной одежды, иной речи. Но при этом он, увы, ни на мгновение не сомневается в том, что его предки мыслили в точности, как он сам.

Если же современный человек обращается к трудам ученых историков, то находит в них лишь подтверждение своим догадкам. Ведь историки, являясь его современниками, не способны мыслить иначе. Образ мыслей предка они рисуют с того же шаблона, что и каждый из нас, то есть – с себя самого.

Читать далее Кривая мерка. Как мыслили наши предки?

Симфония царя Александра

 Андрей Емельянов-Хальген

Колеса двух паровозов отсчитывали свой путь по новеньким рельсам. Поезд пронзал степной южнорусский простор, и все его пассажиры предвкушали, как уже вечером он вонзится в лесную глубину. 70 километров в час – скорость ныне невеликая, но для людей, детство которых цокало лошадиными копытами и тряслось на ухабах колесами гужевых повозок, она была… Веселой, лихой, головокружительной!

Неожиданно поезд качнуло, подбросило, ударило. Еще удар – и стройная металлическая гусеница обратилась в ползущую груду рваного металла. Читать далее Симфония царя Александра