Чеченская республика 1991–2000


[ — <a href=’/chernaya-kniga-chechenskoj-vojny’>Чеpная книга Чeчeнcкoй войны]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

Положение Чеченской Республики и принципы российской политики в Чечне характеризуются несколькими периодами.

1-й период (лето 1991 — декабрь 1991). Вооруженный захват власти, возникновение режима Дудаева. Предоставление Чечни самой себе, использование режима Дудаева против сил, поддерживающих союзное правительство.

2-й период (январь 1992 — ноябрь 1994). Гражданская война в Чечне, геноцид русского населения. Нарастающая поддержка со стороны России оппозиции режиму Дудаева, в конце этапа — поставки вооружений и негласное участие российских военных в боевых действиях оппозиции.

3-й период (ноябрь 1994 — август 1996). Попытки силового подавления режима Дудаева путем проведения войсковой операции в сочетании со значительной финансово-экономической помощью населению. Периодический переход к попыткам договориться с лидерами боевиков. Провал войсковой операции в силу непоследовательности военной политики и неподготовленности политической и экономической изоляции режима Дудаева.

4-й период (сентябрь 1996 — август 1999). Фактическая независимость Чечни. Попытки закрепить мирный характер отношений с Грозным, умиротворить режим Масхадова за счет безвозмезной финансовой помощи и поставок энергоносителей и электроэнергии. Широкомасштабный террор на территории Чечни и захват заложников на сопредельных территориях. В конце этапа — агрессия чеченских бандформирований против Дагестана.

5-й период (август 1999 — март 2000). Пресечение разрастания террора на территории России, разгром крупных бандформирований, ликвидация тиранического режима. Проведение всесторонне подготовленной военной операции, отказ от соглашений с лидерами бандформирований, локальные миротворческие усилия в сочетании с масштабными гуманитарными акциями.

Вооруженный захват власти

1 июля 1989 г. первым секретарем Чечено-Ингушского обкома КПСС был избран Доку Завгаев — первый с царских времен чеченец, который стал “хозяином” на этой земле. При этом население Чечено-Ингушетии, составлявшее в 1989 году 1270 тыс. чел., более чем на 40 % (порядка 530 тыс.) было нечеченским (из них русских 239 тыс.). С этого момента года началось вытеснение нечеченских кадров с руководящих постов. В 1990 практически все ключевые посты в Чечено-Ингушетии были заняты чеченцами.

В Чечено-Ингушетии срочно, без учета сложившихся духовных потребностей населения насаждалась примитивизированная и идеологизированная форма ислама. За два года до сентябрьских событий 91-го года в республике построили боле 200 мечетей (то есть, почти в каждом втором селе), открыли два исламских университета (Курчалой и Назрань). Была создана материальная база для возрождения духовного рабства “учеников”, выполняющих наставления и приказы “учителей”, которые сами не могли представить образцов высокой духовности.

27 ноября 1990 г. Верховный Совет Чечено-Ингушетии под руководством Доку Завгаева по предложению Чеченского национального съезда (ЧНС) принял Декларацию о государственном суверенитете Чечено-Ингушской Республики. В Декларации заявлялось о введении гражданства Чечено-Ингушетии, разработке Конституции Республики и других атрибутов государственной независимости, а также о готовности подписать Союзный договор с другими республиками СССР только после “возврата отторгнутых территорий Ингушетии” — Пригородного района, части Малгобекского района в пределах их бывших границ и правобережной части г. Орджоникидзе (Владикавказа).

Ни союзное, ни российское руководство не увидело опасности в нарастании этнического шовинизма и стихийной суверенизации. Более того, Верховный Совет РСФСР принял 26 апреля 1991 г. Закон “О реабилитации репрессированных народов”, после чего в Чечено-Ингушетии со своей предвыборной речью появился будущий президент России Б.Ельцин, предложивший “брать суверенитета столько, сколько сможете проглотить”. Эти слова были истолкованы как санкция на идущие в республике процессы перерождения власти.

В марте 1991 г. председатель Исполкома Чеченского национального съезда Джохар Дудаев потребовал самороспуска ВС ЧИР в связи с тем, что депутаты “не оправдали доверия народа”, а в мае 1991 объявил о переходе власти на переходный период в руки Исполкома ЧНС.

8-9 июня 1991 г. в Грозном Дудаев собрал часть делегатов первого съезда ЧНС, которые провозгласили себя Общенациональным конгрессом чеченского народа (ОКЧН) и избрали Дудаева председателем исполкома. ОКЧН провозгласил создание “Чеченской республики Нохчи-чо”, а ВС ЧИР объявил “узурпаторами”. Руководство РСФСР и СССР снова не предприняли никаких мер против сепаратистов.

3 сентября 1991 г. Дудаев объявил о низложении ВС ЧИР и обвинил Россию в проведении колониальной политики в отношении Чечни. В этот же день силами ОКЧН был захвачен телецентр, Дом радио и Дом политпросвещения.

6 сентября 1991 г. дудаевские боевики совместно с выпущенными из тюрьмы уголовниками взяли штурмом здание ВС ЧИР. Председатель грозненского горсовета был вышвырнут из окна и погиб, более 40 депутатов получили ранения или были избиты. В тот же день Дудаев заявил о необходимости полной независимости от России. 8 сентября дудаевцами захвачен аэропорт и ТЭЦ-1, блокирован центр Грозного, начался бунт в следственном изоляторе Грозного. В тот же период совершены несколько массовых побегов из мест заключения, включая колонию строго режима в г. Наур, начался массовый выезд русских из республики, происходят грабежи беженцев под предлогом возврата “нажитого в Чечне” и принадлежащего чеченскому народу.

Российский парламент не заметил опасности произошедшего. Его председатель Р.Хасбулатов даже прислал в Грозный поздравительную телеграмму о “свержении коммунистического режима”, а затем Грозный навестила делегация российских политиков во главе с Г.Бурбулисом (затем прибыл и Р.Хасбулатов), которая 10 сентября 1991 г. вынудила ВС ЧИР при отсутствии кворума принять решение о самороспуске. Вместо него был образован Временный высший совет Чечни, который должен был функционировать до всеобщих выборов, намеченных на 17 ноября 1991 г. Но вместо подготовки к выборам Совет начал издавать законы, утверждавшие ОКЧН в качестве высшего органа власти, а также разделение Чечено-Ингушетии на суверенную Чеченскую Республику и Ингушскую Республику в составе РСФСР. Попытки протеста против таких действий со стороны ряда членов Временного высшего совета вызвали решение исполкома ОКЧН о роспуске Совета “за подрывную и провокационную деятельность”. На официальное признание Временного высшего совета в качестве органа власти со стороны Президиума Верховного Совета РСФСР (8 октября 1991) Дудаев ответил объявлением мобилизации всех лиц мужского пола от 15 до 55 лет и приведением в боевую готовность Национальной гвардии, а также отзывом из Вооруженных сил СССР всех лиц чеченской национальности, перерегистрации в комитетах ОКЧН всех офицеров запаса, замене призыва в Вооруженные силы СССР призывом в Национальную гвардию, введением военной подготовки в вузах и старших классах школ, решением о приостановке деятельности прокуратуры и министерства юстиции. Наконец, Дудаев принял постановление с призывом к вооруженному захвату власти.

Сторонниками неограниченной власти Дудаева был произведен вооруженный захват здания Совмина, радио и телецентра, был разгромлен Верховный Совет Республики. Было также принято решение о проведении выборов 27 октября 1991 г. — через две недели с момента принятия захвата власти.

Дудаев сразу начал готовиться к тотальной войне с Россией. Уже к 1 ноября 1991 в Национальной гвардии числится около 62 тыс. человек, а вместе с народным ополчением — более 90 тыс. Непосредственно боевые отряды Национальной гвардии, образованные из бывших офицеров и лиц, прошедших службу в армии, составляли около 2 тыс. человек.

27 октября 1991 г. под контролем дудаевских бандитов состоялась инсценировка выборов президента и парламента Чеченской Республики. В них приняло участие около 10 % избирателей. Фальсификации выборов даже не скрывали. Из избирательного процесса было выведено 6 районов, не согласных с предложенной схемой проведения выборов. Средства массовой информации жестко контролировались. Все противники Дудаева были объявлены “врагами народа”. Урны для голосования стояли на площади Грозного, где проходил митинг ОКЧН. Русские в выборах участия не принимали. Реально голосование проходило на 70 участках из 360.

Временный высший совет ЧИР признал выборы президента и парламента “несуществующей ЧР” антиконституционными и незаконными, а их результаты — сфабрикованными. Многодневный митинг противников Дудаева в Грозном обратился к президенту России с просьбой об оказании помощи в стабилизации обстановки в республике, но Кремль предпочитал не вмешиваться в сложившуюся взрывоопасную ситуацию.

2 ноября Съезд народных депутатов РСФСР признал выборы недействительными, что не помешало Дудаеву в тот же день объявить о государственном суверенитете Чечни. На это Ельцин ответил 7 ноября объявлением чрезвычайного положения на территории Чечено-Ингушетии, которое так и не было реализовано. Дудаевцы блокировали здания МВД и расположение полка ВВ в Грозном. На следующий день произошел вооруженный захват зданий силовых министерств и ведомств, разоружение частей, блокирование военных городков МО, прекращение железнодорожных и авиаперевозок. ОКЧН призвал чеченцев, проживающих в Москве, “превратить столицу России в зону бедствия”.

Попытка направить в Грозный спецчасти натолкнулась на противодействие союзных властей, которые еще действовали в тот момент. Кроме того, аэропорт Ханкала был блокирован дудаецами, не позволившими спецчастям использовать вооружение местного гарнизона.

11 ноября 1991 г. ВС РФ признал невозможным утверждение указа Ельцина о ЧП и выразил готовность урегулировать кризис политическими средствами. Правительству РСФСР поручено решить все вопросы путем мирных переговоров.

В ноябре-декабре нелегитимный парламент ЧР принял решение об упразднении в республике существующих органов власти и об отзыве народных депутатов СССР и РСФСР от ЧИР. Указом Дудаева было введено право граждан ЧР на приобретение и хранение огнестрельного оружия.

Таким образом, к концу 1991 года в Чечено-Ингушетии произошел вооруженный захват власти и образование агрессивного режима тоталитарного типа, имеющего целью отторжение Чечни от России и насильственное подавление инакомыслия. Высшие органы власти страны не были в состоянии вмешаться в ситуацию в условиях распада союзной государственности и острой конкуренции между союзным и российским центрами власти. Руководство России в этот период ограничилось лишь требованиями соблюдать законы и призывами к политическому урегулированию кризиса.

Гражданская война в Чечне

В последующий период наблюдается ужесточение режима Дудаева, применение им вооруженной силы против российских военнослужащих и оппозиции, разворачивается геноцид русского народа. С 1992 года создаются условия для расширения зоны конфликта, дудаевской пропагандой распространяются шовинистические настроения. В то же время противодействие режиму Дудаева со стороны России не могло быть более или менее последовательным и эффективным в силу масштабного экономического и политического кризиса, поставившего под вопрос существование России как независимого государства в целом. Только к середине 1994 года можно было говорить об относительной политической стабилизации и замедлении разрушительных процессов в экономике.

Зимой 1992 продолжается захват вооружений российской армии. 5 февраля происходит разгром военного городка внутренних войск, нападения на войсковые части Российской Армии. Захвачено более 1000 единиц оружия и 46 т боеприпасов. В беспорядках погибло 10 человек, ранено 14. К лету российская армия полностью эвакуируется из Чечне, оставляя Дудаеву оружие и снаряжение вплоть до десятков танков и самолетов.

В марте 1992 антидудаевская оппозиция предпринимает попытку вооруженным путем захватить телевидение и радио с целью отставки Дудаева и назначения новых выборов. Попытка сорвана Национальной гвардией Чечни.

В дальнейшем происходит закрепление власти Дудаева. Прекращаются выплаты в бюджет России, принимается Конституцию ЧР как “самостоятельного суверенного государства”, начинаются переговоры с Москвой об определении статуса Чечни (представители русского населения к переговорам не допускаются). Дудаев отказывается подписывать Федеративный договор.

Происходит милитаризация Чечни. По республике распространяется захваченное у Российской армии оружие, возникают самостоятельные вооруженные формирования, Дудаев получает от своего парламента чрезвычайные полномочия.

Наблюдается резкий рост преступности — волна бандитизма, грабежей, убийства, насильственное выселение из квартир. Происходит массовое бегство населения (прежде всего, русского) из ЧР. Промышленные предприятия, теряющие квалифицированные кадры, останавливаются.

Курс Дудаева был дискредитирован в глазах большинства политических сил Чечни. Исполком ОКЧН констатировал факты игнорирования Дудаевым решений парламента, усугубление криминогенной обстановки, нарушения Дудаевым Конституции в кадровых вопросах. Но власть Дудаева к этому моменту уже опиралась на вооруженную силу.

При непосредственном участии чеченской стороны произошло перерастание осетино-ингушского территориального спора за Пригородный район и г. Владикавказ Республики Северная Осетия в вооруженное противостояние двух республик. Претендуя на земли Ингушетии (Сунженский и Малгобекский районы), руководство Грозного не прекращало провокационную деятельность против сил правопорядка, размещенных в зоне чрезвычайного положения на территории Ингушетии, а также в приграничных с Чечней районах Дагестана.

В октябре-ноябре 1992 года введение частей российской армии на территорию Ингушетии для разъединения сторон во вспыхнувшем осетино-ингушском конфликте было использовано Дудаевым для разжигания антирусской истерии. Часть оппозиционно настроенных к Дудаеву сил перешла на его сторону, выразив готовность участвовать в создании антироссийских военных формирований. Дудаев ввел в республике чрезвычайное положение и издал приказ о создании единой мобилизационной системы.

Укрепление режима личной власти Дудаева позволило ему требовать на переговорах с представителями Российской Федерации признания Чечни субъектом международного права, а также утвердить своим решение новую Конституцию ЧР (19 февраля 1993), устанавливающую режим президентской республики. Для утверждения Конституции был организован опрос граждан, в котором, по данным дудаевцев участвовали 117 тыс. граждан ЧР. Утверждалось, что в результате опроса 112 тыс. поддержало новую Конституцию.

В ответ оппозиция 15 апреля 1993 начала бессрочный митинг в Грозном. Парламент, назначенное им правительство и муфтият ЧР обратились к гражданам с призывом “восстановить в республике законную власть” и назначил референдум о доверии парламенту и президенту Чечни на 5 июня 1993 г. Конституционный суд и парламент Чечни признали указы Дудаева о роспуске органов власти незаконными. Советом федерации профсоюзов Чечни проведена общереспубликанская предупредительная забастовка. Мэр Грозного, Б.Гантамиров объявил дудаевское правление “авторитарным режимом профашистского толка”. Совет Старейшин Чечни высказался за отставку Дудаева.

Дудаев пытается оттянуть время своего крушения, предлагая провести досрочные парламентские выборы в сентябре 1993 года. Но накануне объявленного референдума боевики Дудаева громят Центризбирком и уничтожают бюллетени, заготовленные для голосования. 4 июня расстрелян митинг оппозиции. 3–4 июня дудаевцы с применением танков штурмом взяли мэрию Грозного и здания ГУВД, убито около 50 человек. Дудаевым распущен Конституционный суд Чечни, парламент фактически прекращает действовать. Таким образом, Дудаев силовыми методами добивается превосходства над оппозицией, с которой он отказывается вести какой-либо диалог.

В июле-августе 1993 проходят непрерывные вооруженные столкновения между чеченскими группировками. С середины 1993 года оппозиция Дудаеву была вытеснена в северные районы республики, в которых сформированы альтернативные органы власти ЧР.

В конце 1993 Чечня отказывается принимать участие в выборах парламента России, чеченский парламент резко выступает против включения в новую российскую Конституцию положения о Чечне, как о субъекте Российской Федерации, МИД Чечни делает заявление о том, что Чечня никогда не входила в состав России. Между тем, в Чечне продолжается гражданская война, вооруженное противостояние различных группировок и увеличивается опасность распространения конфликта за пределы Чечни. В этих условиях Президент РФ принимает решение о закрытии административной границы ЧР (16 декабря 1993).

В первой половине 1994 г. режим Дудаева ослабляется внутренними противоречиями и распадом всех структур управления. Боевые командиры Дудаева ведут активные переговоры с оппозицией. Оппозиция создает Временный Высший Совет Чечни (У.Автурханов) и объединяется, создаются ее вооруженные формирования (Б.Гантамиров). В августе 1994 Российское правительство оказывает финансовую помощь Временному Совету и готовит операцию спецслужб по свержению Дудаева, одновременно предлагая ему уйти в отставку добровольно.

Дудаев отвечает на консолидацию оппозиции новыми репрессиями: лидеры оппозиции объявляются врагами чеченского народа, прокуратура дудаевского режима возбуждает уголовные дела против 22 ведущих деятелей оппозиции. В августе 1994 г. дудаевцы убили в Урус-Мартановском районе более 200 чеченцев-оппозиционеров, 10–17 сентября в Урус-мартановском и Шалинском районах дудаевцами разгромлены вооруженные формирования оппозиции. Мусульманское духовенство, поддерживающее Дудаева, принимает постановление об объявлении Чечни исламской республикой, во всех учебных заведениях Чечни вводится преподавание на чеченском языке. Разворачивается пропагандистская кампанию об опасности российской агрессии.

17-20 августа оппозиция неудачно пытается овладеть Грозным. 20 сентября глава Временного Совета Чечни заявляет, что мирные пути решения чеченской проблемы исчерпаны. 30 сентября боевые вертолеты Временного Совета наносят удар по грозненскому аэродрому, уничтожая авиацию Дудаева (Дудаевым был подготовлен план “Лассо” с целью “нанесения авиационных ударов о важным государственным и военным объектам инфраструктуры противника”). 15 октября 1994 г. северо-западный и восточный районы Грозного захвачены войсками оппозиции, но на следующий день они, не имея четкого плана действий и уверенности в поддержке России, отходят из города.

24-27 ноября 1994 г. происходит обстрел и штурм Грозного отрядами оппозиции. Поражение оппозиции было обусловлено различными целями составивших ее группировок, ограничением планирования военной операции захватом центра Грозного и привлечением режимом Дудаева больших сил для отражения штурма.

С утратой каких-либо перспектив свергнуть режим Дудаева вооруженным путем, оппозиция могла рассчитывать только на военное вмешательство России в гражданскую войну в Чечне, без которого невозможно было остановить массовые репрессии против оппозиции и геноцид русского народа. Вместе с тем, такое вмешательство требовало тщательной подготовки, включая подготовку общественного мнения, которое до сих пор формировало свое отношение к событиям в Чечне в условиях крайнего ограничения информации о реальной обстановке в этой республике и о массовых нарушениях прав человека со стороны дудаевского режима и тесно связанных с ним чеченских бандформирований.

Торопливость в подготовке военной акции против режима Дудаева не позволила учесть, что российским вооруженным силам в Чечне противостояло 20–30 тыс. хорошо вооруженных, обученных боевиков, значительная часть которых получила опыт ведения боевых действий не только против чеченской оппозиции, но и в Афганистане, Карабахе и Абхазии.

Собственно вооруженные силы Чечни включали в себя танковый полк, артиллерийский и зенитно-артиллерийский полки, два учебных авиаполка, мусульманский истребительный полк (200 чел.), горно-пехотную бригаду, два полка и батальон национальной гвардии (более 1100 чел.), батальон и несколько рот (баз) специального назначения, полк пограничной и таможенной службы, многочисленные тейповые формирования. Кроме того, в Чечне проходили службу до 6 тыс. наемников из Прибалтики, Таджикистана, Украины и других стран. Среди них в большом числе присутствовали уголовники-рецидивисты, укрывшиеся на территории Чечни от российского правосудия.

Стрелкового оружия в Чечне только российской армией и внутренними войсками было оставлено 41538 ед. В это число не входит разнообразное охотничье оружие, оружие иностранного производства, количество которого никто не подсчитывал. В Грозном также было налажено производство автомата “Борз” (“Волк”). В целом Дудаев смог вооружить и организовать на отпор российской армии и органам правопорядка более 60 тыс. боевиков.

Таким образом, к концу 1994 года попытки силами атидудаевской оппозиции изменить положение в Чечне, восстановить на ее территории соблюдение элементарных прав человека и действие российской Конституции зашли в тупик. Ограниченная военная помощь оппозиции со стороны России желаемого результата не принесла. В то же время именно к концу 1994 года в укрепление российской государственности и противоречия в чеченском руководстве обусловили реальные возможности навести порядок в Чеченской Республике с использованием комплекса военных и политических мер. К сожалению, планирование военной операции и ее политического сопровождения оказались для Кремля непосильной задачей. Россия вступила в военное противостояние с режимом Дудаева неподготовленной.

Период “странной войны”

“Странный” характер войны в Чечне связан со стратегией российских политиков, предполагавшей сочетать военные операции с проведением переговоров об условиях мирного урегулирования. Практика показала, что соглашения о прекращении огня дудаевцами никогда не выполнялись, и в течение каждого перемирия преимущества, достигнутые военным путем, в значительной степени утрачивались. Последовательное миротворчество российских властей начинается с момента введение частей российской армии на территорию Чечни в декабре 1994 года.

Неправильно оценив ситуацию, российское руководство предполагало возможным вести боевые действия только с грозненской группировкой Дудаева, демонстрируя уважение и миролюбие по отношению к остальным жителям Чечни и Ингушетии. Именно поэтому (а также в связи с медлительностью российского военного командования) уже в первые часы продвижения к границе Чечни (11 декабря) федеральные войска столкнулись с непредвиденными препятствиями. На территории Ингушетии группы мирного населения, не понимавшего задач российских войск, блокировали продвижение колонн. Военные вступали в затяжные переговоры с гражданами, срывая выполнение боевых задач, но стремясь избежать жертв среди мирного населения. Поэтому блокирование Грозного было завершено только 30 декабря. При этом южная окраина города была открыта для выхода из города мирных жителей. Боевики использовали эту “форточку” для своих целей — для обеспечения подкреплениями и боеприпасами и вывоза раненых.

Уже 9 января 1995 российское правительство объявило 48-часовой мораторий на ведение боевых действий, а 27 января президент РФ подписал указ, в котором поддерживалось создание Комитета национального согласия ЧР. 16–19 февраля вновь достигнута договоренность о прекращении огня для обмена раненными и пленными.

24 марта 1995 российским войскам удалось без применения силы взять под контроль Аргун. Наметившаяся возможность провести переговоры о перемирии (в которых согласился принять участие А.Масхадов) были сорваны заявлением командующего российской группировкой, который заявил, что предметом встречи может быть “только полная сдача оружия и роспуск незаконных вооруженных формирований”. В данном заявлении проявилась вся непоследовательность российского политического руководства, которое не могло выработать единой стратегии борьбы с режимом Дудаева. Уже через месяц (21 апреля) председатель правительства В.Черномырдин заявил о готовности к переговорам с командованием чеченских вооруженных формирований с целью прекращения боевых действий без всяких предварительных условий.

С 28 апреля по 12 мая действовало одностороннее перемирие, связанное с празднованием в России 50-летия Победы. Действия боевиков при этом не прекращались.

25 мая при участии ОБСЕ в Грозном начинаются переговоры по мирному урегулированию конфликта, сорванные широкомасштабными действиями боевиков.

14 июня происходит захват отрядом террористов Ш.Басаева роддома в г. Буденновск (Ставропольский край), российская сторона поддается требованиям террористов, вводит мораторий на ведение боевых действий, приступает к переговорам при участии ОБСЕ. 30 июля достигаются соглашения по блоку военных вопросов, которые тут же опротестовываются Дудаевым, как “принятые под давлением”. 6 августа подписан указ Президента РФ “О федеральной целевой программе по восстановлению экономики и социальной сферы Чеченской Республики”.

Между тем, чеченская стороне была не в состоянии обеспечить условия прекращения огня. Уже 28–29 июня происходит сильная перестрелка в центре Грозного. 3 июля Дудаев отвергает “нулевой вариант”, согласно которому до выборов в ноябре формируется коалиционное правительство, а нынешнее руководство Чечни уходит в отставку. Россия со своей стороны отвергает постановку вопроса о выходе за пределы Конституции РФ, а Конституционный Суд РФ признает законность действий Президента и Правительства РФ в Чечне.

Невозможность достижения соглашения привела к тому, что чеченские боевики возобновили боевые действия 8–9 августа, атаковав аэродром Ханкала. Одновременно более жесткую позицию по отношению к Дудаеву заняла чеченская оппозиция. Депутаты ВС ЧИР заявили, что выборы в Чечне могут быть признаны незаконными, поскольку деятельность ВС ЧИР была насильственно прекращена осенью 1991. Мэр грозного Б.Гантемиров выступил против переговоров с представителями Дудаева и за продолжение боевых действий.

В конце 1995 года боевики предприняли попытку захватить город Гудермес. Наряду с российскими военнослужащими нападениям подвергались и международные миссии, в том числе сотрудники организации “Врачи без границ”, Международного красного креста, ОБСЕ. Все это вынудило российское руководство, при одновременном наращивании политических усилий, вновь вернуться к силовому решению.

15 декабря 1995 на фоне интенсивных боевых действий проводятся выборы главы ЧР. Распространено сообщение об участии в выборах 50 % избирателей ЧР, из которых 90 % проголосовали за Д.Завгаева. Затем происходит подписание соглашения о принципах взаимоотношений между РФ и ЧР с признанием необходимости установления особого статуса Республики. Тем временем идут тяжелые бои за Гудермес и Урус-Мартан.

9 января 1996 зять Дудаева Салман Радуев захватывает больницу в г. Кизляр (Дагестан). 15 января отряд Радуева с захваченными заложниками блокирован в селе Первомайское (Дагестан), а в Грозный вторгается большой отряд боевиков. Происходит захват в заложники 29 ставропольских монтажников на Грозненской ТЭЦ-2. Террористы группы “Внуки имама Шамиля” захватывают паром “Аврасия”.

7-11 марта 1996 происходит штурм Грозного чеченскими боевиками. Попытки наладить мирную жизнь вновь сорваны. Накануне президентских выборов российские войска ведут боевые действия по всей территории Чечни

27 мая 1996 Ельцин подписывает в Кремле Договор о прекращении огня в Чечне. На следующий день в Чечне он заявил, что “война кончилась”. 1 апреля 1996 г. в соответствии с распоряжением президента, федеральные войска на территории Чечни прекратили все войсковые операции. Определение политического статуса Чеченской республики Борис Ельцин назвал “самым главным вопросом”. Предусмотрена была возможность замораживания вопроса о статусе Чечни в случае, если он станет камнем преткновения на переговорах о демилитаризации республики. В кремлевском проекте договора с Чечней были положения, согласно которым, с одной стороны, Чечня сохраняется в составе России, с другой — ей предоставляется больший суверенитет, чем имеет “чрезвычайно суверенный” Татарстан. Ельцин согласился на переговоры с Дудаевым через посредников.

Боевики фактически не стали соблюдать соглашения о прекращении огня. Уже 2 апреля, попав в засаду, погибли 28 военнослужащих федеральных сил и 75 получили ранения (“Известия”, 2.04.96), 4 апреля боевиками был сбит российский штурмовик Су-25, 16 апреля в районе селения Ярышмарды (25 км южнее Грозного) отряд боевиков численностью до 100 человек устроил засаду и расстрелял из гранатометов, минометов и стрелкового оружия 23 единицы броне- и автотехники российских войск. Погибло почти 100 бойцов федеральных сил. Спаслись лишь 8 человек. В тот же период был подорван и разрушен 400-метровый пролет газопровода через Терек в 48 км северо-восточнее Грозного, не прекращались обстрелы воинских подразделений, дислоцированных в районе населенных пунктов Старый Ачхой, Орехово, Гойское и Ца-Ведено (“Сегодня”, 18.04.96).

Дальнейшие попытки всеобъемлющего урегулирования, деятельность согласительных комиссий были поставлены под сомнение сначала гибелью Дудаева (21 апреля 1996), а затем прерваны очередным возобновлением широкомасштабных боевых действий в южных районах Чечни (с момента объявления результатов президентских выборов в России — 11 июля), а 6 августа — началом штурма Грозного отрядами Басаева и других бандформирвоаний.

Преемник Дудаева Яндарбиев выступил по подпольному телеканалу, вещающему из южных районов Чечни, с заявлением об отказе вести любые переговоры на любых уровнях с промосковским правительством республики и федеральными войсками. Он призвал чеченцев “уничтожать членов правительства Чеченской Республики, сторонников этого правительства и всех русских, проживающих в республике”, а также “вести войну до победного конца” (“Ъ-daily”, 18.07.96).

Свою негативную роль сыграла и деятельность антидудаевской оппозиции, которая зимой-весной 1996 заключала договоры с другими субъектами РФ, а 12 июня провела парламентских выборы, которые трудно признать состоявшимися, как и выборы главы ЧР в конце 1994 (Выборы были практически полностью сорваны в Веденском, Шелковском, Шалинском районах Чечни и городе Гудермесе, частично — в Итум-Калинском и Советском районах и в большинстве населенных пунктов Ножай-Юртовского и Ачхой-Мартановского районов (“Новое время”, № 29, 1996)). В связи с этим возникала абсурдная ситуация, когда субъектом переговоров об урегулировании военных вопросов была одна из чеченских группировок, а органы власти формировались другой группировкой.

22 августа заключаются Хасавюртовские соглашения “О неотложных действиях по прекращению боевых действий в Грозном и на территории Чеченской Республики”. Со стороны России фактически состоялось одностороннее прекращение войны с последующим выводом войск с территории Чечни.

Таким образом, в ответ на действия военных, сторонники Дудаева расширили зону своих действий, осуществив террористические акты с захватом заложников в Буденновске (Ставрополье) и Кизляре (Дагестан), после чего практика захвата заложников начала стремительно расширяться. Российская сторона сочетала миротворческие инициативы с проведением военных операций, перемежая их паузами, в течение которых надеялась образумить лидеров боевиков. Отчасти неадекватные миротворческие усилия российского руководства были обусловлены выборами в парламент (декабрь 1995) и выборами президента России (июнь 1996). Непоследовательность России была обусловлена также давлением на власть со стороны средств массовой информации и ряда правозащитных организаций, которые предпочитали выискивать факты нарушений прав человека со стороны российских военных, не замечая многократно более опасных действий, исходящих от руководства чеченских бандформирований.

Дудаевцы, занимая непримиримую позицию, использовали переговорный процесс для активизации своих действий. Заведомо проигрышная позиция России в конце концов привела к деморализации армии и дезориентации политического руководства страны. В результате российские войска пришлось вывести из Чечни, фактически позволив боевикам взять под контроль и территории, в которых имелось преимущество оппозиции, а также бросить на произвол судьбы попавших в плен российских солдат и русское население Чечни. Лидеры чеченских бандформирований фактически получили возможность по своему усмотрению организовать жизнь в Чечне.

Период фактической независимости

Окончание войны в августе 1996 г. было связано с ожиданиями спокойствия и постепенного умиротворения на Северном Кавказе. Именно на это рассчитывали те, кто готовил разного рода договоры и протоколы, подписанные высшим руководством России и лидерами чеченских сепаратистов. Ожидания, как показали дальнейшие события, оказались напрасными.

После вывода федеральных сил с территории Чеченской Республики руководство Чечни в главе с З.Яндарбиевым приступило к реализации жесткого антироссийского курса и подготовке планов дестабилизации ситуации в регионе, нацеленных на полный отрыв Северного Кавказа от России. Постоянными стали похищения людей, убийства участников международных благотворительных миссий и работников российских правоохранительных органов, вооруженные провокации на административной границе Чечни.

Заключение Хасавюртовского мира вновь обострило в Чечне конкуренцию между различными вооруженными группировками, которые закрепили свои зоны ответственности в качестве феодальных уделов. Единство между группировками наблюдалось лишь в общем “синдроме победителей” — тотальном уничтожении всех признаков российского влияния, репрессиях против сторонников оппозиции, русских общин и казачьих организаций. Руководство Республики проводит широкомасштабные мероприятия по выявлению лиц, содействовавших федеральным властям. Особенно сложная межнациональная обстановка складывается в Шелковском и Наурском районах, где боевики всячески преследуют русскоязычное население. Сразу после вывода российских войск безвестно пропали сотни русскоязычных граждан. Их домовладения заняли чеченцы.

Поводом для возобновления внутричеченского конфликта уже в конце 1996 года стал вопрос о модели государства и взаимоотношений. Но Аслану Масхадову удалось оперативно провести выборы и стать в феврале 1997 президентом Чеченской Республики. Признание Кремлем законности проведенных выборов фактически означало, что Чечне предоставлена реальная независимость. Надежды на демонстрацию преимуществ статуса субъекта Российской Федерации не оправдались, поскольку авторитет закрепившихся у власти группировок был основан только на конфронтации с Россией и безусловном обеспечении государственной независимости Чечни. Отложенный вопрос о статусе Чечни в ней самой считался решенным.

В течение 1997 года Чечня была исключена из сферы внимания российских политиков, стремящихся забыть провал военной операции. Именно поэтому практически полностью была проигнорирована информация о стремительной криминализации Чечни, а также об использовании этого неподконтрольного Москве анклава в качестве базы для российских преступных группировок. Чечня стала перевалочной базой для торговцев оружием и наркотиками, местом, где скрываются преступники, объявленные в розыск. Сюда переправлялись краденые автомобили, возобновлялось производство оружия, наркотиков, фальшивых денег и документов. Захват заложников превратился в выгодный промысел.

В условиях обострения противоречий между полевыми командирами, закрепившими за собой различные территории, и Грозным, Масхадов предпринимает попытки добиться компромисса путем включения в состав правительства наиболее признанных лидеров оппозиции. 1 апреля 1997 он официально объявил о назначении первыми вице-премьерами М.Удугова, М.Дошукаева и террориста Ш.Басаева. Неоднократные чистки в чеченском правительстве, завершаются к концу года его роспуском и формированием в новом составе под руководством Басаева.

Влияние Басаева в Чечне подтверждает и серия терактов — взрывы на вокзалах в Армавире-2 и Пятигорске, повлекшие за собой человеческие жертвы, а также нападение чеченских боевиков 22 декабря 1997 происходит на воинскую часть в Буйнакске, которое сопровождается человеческими жертвами и большим материальным ущербом.

Тяжелая и нестабильная политическая и социально-экономическая ситуация в Республике вынуждает ее руководство добиваться скорейшего подписания договора с федеральным центром. При этом предпринимались энергичные меры по оказанию воздействия на позицию России через зарубежные страны. 12 мая 1997 года подписан договор “О мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой” и Соглашение об основных экономических отношений между Москвой и Грозным. К этому моменту складывается иллюзия, что Чечня может быть умиротворена фактической независимостью и экономической самостоятельностью за счет доходов от транзита каспийской нефти.

Несмотря на усилия правительства А.Масхадова, направленные на укрепление основ государственности и установление порядка в Чечне, реальной властью на местах по-прежнему обладали полевые командиры, большая часть которых не собиралась разоружаться и подчиняется правительству. Практически в каждом районе республики отряды боевиков сохранили свои структуры — штабы, военные базы, службы безопасности и даже тюрьмы. Они не считали войну законченной и в любой момент готовы были приступить к боевым действиям и совершению террористических актов.

Поскольку разрушенное войной и грабежами хозяйство Чечни практически не давало иных способов самообеспечения, кроме криминальных, официальные власти Грозного оказались бессильными перед волной преступности и не смогли разоружить боевые отряды, поделившие Чечню на зоны влияния. Безоглядная борьба за абсолютную свободу и полную независимость стала причиной абсолютного же беззакония и анархии. Масхадову приходилось лавировать между интересами различных группировок, сохраняя лишь видимость единства Чечни. При этом реального государственного строительства и восстановления экономики Республики Масхадов организовать не смог. Существование Чечни было обеспечено лишь практически открытыми границами с Россией, российской электроэнергией и энергоносителями, российским рынком.

Целенаправленные акции чеченских властей против нечеченского населения, нежелание вести серьезную борьбу с бандитизмом и терроризмом, похищениями людей и работорговлей, использование рабского труда заложников и военнопленных на тяжелых работах по строительству военных объектов в горных районах Чечни, говорило о полном циничном пренебрежении к правам человека.

Фактическая изоляция Масхадова и распространение сферы деятельности криминальных сообществ Чечни на прилежащие российские территории не могли не привести как к внутричеченскому конфликту, так и к обострению отношений Грозного с Москвой. Действительно, разногласия Масхадова с “непримиримыми” привели к уходу Шамиля Басаева с поста премьера Чечни и к методичной критике Масхадова со стороны Салмана Радуева. В Урус-Мартане и близ Гудермеса происходят атиправительственные выступления ваххабитов. Масхадову приходится концентрировать свои вооруженные силы в Грозном.

20 июня 1998 года Радуев выступил по местному телевидению с призывом чеченцев к активным действиям против руководства республики. На следующий день в центре Грозного состоялся многочисленный митинг. Радуев отдал приказ о захвате телевидения и мэрии Грозного. Но отряды Масхадова рассеяли митинг. В перестрелке были убиты несколько сторонников Радуева и Басаева. 24 июня Масхадов ввел в Чечне чрезвычайное положение.

13 июля произошло столкновение между боевиками Исламского полка спецназначения (А.Бараев) и боевиками Гудермесского батальона Национальной гвардии Чечни. В последующие два дня в перестрелках было убито около 50 человек. После этого Арби Бараев был из генералов разжалован в рядовые и обвинен в похищении людей, в том числе в похищении и убийстве трех англичан и новозеландца. Однако Бараев сохранил хорошо вооруженную группировку и свою зону влияние, неподвластную Грозному. 23 июля 1998 года произошло покушение на Масхадова.

25 июля 1998 года по инициативе муфтията Чечни в Грозном прошел съезд мусульман Кавказа. На нем присутствовали делегаты из Дагестана и Ингушетии. В резолюции съезда говорилось о необходимости запрета ваххабизма в регионе.

Вместе с тем, новая оппозиция тем временем консолидировалась. Антимасхадовскую группировку составили Шамиль Басаев, Салман Радуев, руководитель Антитеррористического центра Чечни Хункар Исрапилов, Арби Бараев, Рамзан Ахмадов и другие.

29 сентября в Грозном на съезде Движения сопротивления (съезд проходил на грозненском стадионе, в нем участвовали около пяти тысяч человек) оппозиционные полевые командиры потребовали отставки Масхадова, обвинив его в нарушении законов шариата и Конституции республики. На его место участники съезда прочили Салмана Радуева. В случае невыполнения их требования оппозиционеры пригрозили организацией акций гражданского неповиновения. Масхадов же заявил, что “таких, как Радуев, надо расстреливать” и устроил демонстрацию военной силы вблизи места проведения съезда оппозиции.

Пытаясь перехватить инициативу у радикальной оппозиции, Масхадов проводит в декабре 1998 года Верховный шариатский суд Чеченской Республики, который рассматривает обвинения со стороны “непримиримых” и не находит достаточных оснований для отстранения Масхадова от должности.

9 января 1999 года Масхадов выступил за создание в Чечне исламского государства и объявил об учреждении Исламского совета из ученых алимов и богословов, который должен был заменить так называемую «шуру», идею которой выдвинул один в декабре 1998 года из лидеров оппозиции вице-президент Ваха Арсанов. Но это не ослабило противостояния с оппозицией. Район Урус-Мартана стал базой оппозиции, живущей по своим законам. Именно здесь иорданский террорист Хаттаб открыл свою диверсионную школу.

26 января в селе Старые Атаги состоялось экстренное совещание оппозиции. В совещании участвовали экс-президент Зелимхан Яндарбиев, вице-президент Ваха Арсанов, “генералы” Шамиль Басаев, Хункарпаша Исрапилов, Руслан Гелаев, экс-министра иностранных дел Мовлади Удугова и бывшие активные сторонники президента вице-премьеры Ахмед Закаев и Казбек Махашев, а также большая группа влиятельных полевых командиров, включая руководство расположенного в городе Урус-Мартан подразделения “Джамаат” (Арби Бараев).

3 февраля 1999 года Аслан Масхадов издал указ о введении в республике шариатского правления “в полном объеме”. Он поручил парламенту и муфтияту в течение месяца разработать проект шариатской конституции.

7 февраля — Масхадов формирует “шуру” и называет ее Госсоветом. В него включены ведущие лидеры оппозиции, которые, однако, не поддержали инициативы Масхадова. Ваха Арсанов заявляет, что не намерен “быть соучастником этого фарса”, а Масхадов должен сложить свои полномочия перед “шурой”.

24 февраля оппозиция избрала амиром “шуры” Шамиля Басаева, который сразу же обвинил Масхадова в “репрессиях против участников войны и сторонников независимости Чечни”, а также в том, что “вместо объединения нации президент разделил народ по религиозному принципу”.

Сформированный таким образом альтернативный центр власти в марте 1998 предпринял усилия, чтобы блокировать возможную поддержку “умеренного” режима Масхадова со стороны России. С этой целью в аэропорту Грозного был предпринят захват представителя МВД России генерала Шпигуна, чья безопасность была гарантирована чеченской стороной. Ответом России были предельно резкие высказывания руководителя МВД С.Степашина, означавшие почти немедленное введение экономической и военной блокады Чечни. Эти высказывания были смягченны лишь через несколько дней.

16 марта на общенациональном сходе в Грозном, Масхадов объявил о начале борьбы с преступностью и о масштабных кадровых перестановках в силовых ведомствах. Он также обвинил Саудовскую Аравию в финансировании оппозиционных сил и бандитских групп, действующих в Чечне. Масхадов предложил в каждом селе создать мобильные группы для противодействия незаконной деятельности как ваххабитов, так и филиалов оппозиционной “шуры”.

Продолжение обострения ситуации на административных границах с Чечней и обстрелы российских блок-постов привели к тому, что уже 28 мая 1999 года российские боевые вертолеты нанесли ракетный удар по территории Чечни — по позициям боевиков Хаттаба на реке Терек. Акция была проведена после того, как боевики попытались захватить заставу внутренних войск на дагестано-чеченской границе.

Летом 1999 противостояние между сторонниками Масхадова и радикальной оппозицией обостряется до предела.

4 июня чеченское телевидение беспрерывно передавало на русском и чеченском языках обращение Масхадова к народу и бойцам сопротивления: “Встаньте рядом со мной. Поддержите меня, как вы это сделали во время войны и на президентских выборах. Помогите мне избавить Чечню от принявшего массовый характер позорного явления, связанного с похищением людей”. Масхадов объявил, что республика “находится на грани междоусобной и межтейповой войны”.

12 июня, на следующий день после встречи Сергея Степашина и Аслана Масхадова, посвященной борьбе с оргпреступностью в Чечне, в Грозном 200 боевиков оппозиции пытались взять штурмом здание Службы национальной безопасности Чечни с целью освобождения лиц, арестованных за бандитизм и захваты заложников. В перестрелке, длившейся почти три часа, шесть сотрудников спецслужбы получили ранения, среди нападавших — более десяти убитых.

В июле 1999 Совет Федерации РФ поручает министру внутренних дел Владимиру Рушайло принять эффективные меры по обеспечению безопасности на территориях, прилегающих к Чечне, и разоружению чеченских бандформирований, после чего по скоплению боевиков численностью 150–200 человек в районе Кизляра был нанесен предупредительный удар с помощью вертолетов, артиллерии и минометов (3–5 июля).

Жесткая позиция Москвы и резкое ослабление Масхадова привели к тому, что официальный Грозный и полевые командиры предприняли попытку консолидации. 12 июля в Грозном прошло предварительное заседание СНБ с участием Масхадова, Басаева, Удугова, Гелаева и других полевых командиров. Решено, что СНБ будет высшим органом государственной власти Чечни и будет возглавляться самим Масхадовым. Фактически с этого момента режим Грозного воссоединился с радикальной оппозицией и принял на себя ее стратегические установки.

В конце июля 1999 чеченские лидеры сделали ряд заявлений в адрес России, предполагая приговорить шариатским судом к расстрелу двести российских политиков, а также наносить превентивные удары по российской территории. В начале августа угрозы применения военной силы были реализованы вторжением в Дагестан, после чего власти России уже не считали себя обязанными добиваться мирного урегулирования и вести переговоры с лицами, причастными к вооруженной агрессии и организации террористических актов.

Таким образом, предоставленная самой себе Чечня не смогла найти внутренних ресурсов для преодоления бандитизма. Режим Масхадова, пытавшийся бороться с преступностью, в конце концов пошел на поводу у лидеров бандформирований и стал лишь игрушкой в их руках. В ответ на вылазки бандформирований, непрекращающиеся похищения людей и широкомасштабную агрессию против Дагестана Россия вынуждена была сначала ужесточить меры безопасности на границе с Чечней, а потом применить военную силу для пресечения агрессии и уничтожения преступного режима.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]