Распространение конфликта за пределы Чечни


[ — <a href=’/chernaya-kniga-chechenskoj-vojny’>Чеpная книга Чeчeнcкoй войны]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

Агрессивная сущность чеченского режима

Сущность сложившегося в Чечне режима проявилась в открыто объявленной захватнической стратегии, вооруженных набегах на прилежащие территории, захвате заложников и террористических актах в городах России.

Еще в 1993 году Джохар Дудаев обосновал право вайнахов на территорию от Каспия до Кубани и даже до Черного моря. Обращаясь к ингушам он говорил: “Мы обязательно объединимся и вместе будем добиваться отторгнутых у вайнахов сталинско-бериевской кликой территорий, прирезанных к Осетии вместе с правобережьем Владикавказа” (журнал “Независимая Отчизна”, № 1, 1995, Татарстан).

В 1995 году Дудаев объявил о своих планах проведения террористических актов на территории России. Он говорил, что “идет усиленная подготовка переноса боевых действий на территорию РФ”. “В нынешних условиях, при нашем опыте, — подчеркнул Дудаев, — никакого труда не составит сжечь города. Не надо для этого ни танков, ни самолетов. Достаточно прибегнуть к самым простым методам” (“Интерфакс”, 29.01.95). “Перенос войны на территорию противника” становится с этих пор постоянным рефреном заявлений и выступлений Дудаева. (Порой Дудаев говорил также о перенесении боевых действий на территорию Европы, которая, по его мнению, должна была поддержать его в вооруженной борьбе с Россией, но делала это не слишком энергично.)

Установка Дудаева не раз воплощалась в террористические акты на сопредельных территориях.

В июне 1995 г. отряд Шамиля Басаева захватил роддом в городе Буденновск (Ставропольский край). Под прицелом боевики держали более полутора тысяч заложников, включая новорожденных детей. Ведя беспорядочную стрельбу из автоматического оружия на улицах города, расстреливали и сгоняли силой мирных жителей, прежде всего, женщин и детей в помещение городской больницы, где объявили их, а также находящихся там больных, рожениц с грудными детьми и медперсонал, заложниками. В результате действий банды Басаева в Буденновстве погибло более 100 мирных жителей и 18 работников милиции, ранено более 200 горожан. Прикрываясь заложниками Басаеву и его отряду удалось скрыться на территории Чечни.

9 января 1996 года отряд Салмана Радуева атаковал вертолетную площадку и батальон ВВ на окраине города Кизляр (Дагестан). Получив отпор, бандиты направились в город и захватили больницу и роддом. Боевики расстреляли 34 человека, в том числе семерых милиционеров и двух солдат внутренних войск. Из жилых кварталов мирных жителей согнали в импровизированный концлагерь. Всего по данным МВД боевиками Салмана Радуева было захвачено в заложники 3200 человек. 132 из них террористы в качестве “живого щита” перевезли в село Первомайское. В ходе операции из числа пленников удалось освободить 117 человек, 14 заложников погибло, судьба одного заложника неизвестна. В общей сложности в Кизляре и Первомайском погибло более 65 мирных жителей и милиционеров. Около 60 человек получили огнестрельные ранения различной степени тяжести. Салман Радуев на вопрос, повторит ли он операцию типа кизлярской ответил: “С удовольствием!”. По поводу решения Масхадова отдать Радуева под суд последний махнул рукой: “Это он просто так, для политики” (“Известия”, 25.01.96).

Распространение террористической деятельности за пределы Чечни всегда было целью лидеров бандформирований. Например, в интервью литовской газете “Республика” (04.03.97) Радуев говорил: “Я не скрываю, что не хочу мира с Россией. Мне удобно, чтобы мы воевали с ней. …до того момента, пока Россия не признает нашей независимости, армия Джохара Дудаева будет воевать с Россией…мы будем взрывать железнодорожные станции, потому что это стратегические военные объекты. …мы взорвем Воронежскую железнодорожную станцию, потому что нам это выгодно”. Аналогичным образом высказался и Басаев: “С Россией война будет продолжаться”.

После окончания боевых действий в августе 1996 приграничные с Чечней территории не раз становились объектом обстрелов, грабежей и похищений людей, осуществляемых бандформированиями, проникавшими с территории фактически независимой Ичкерии. В Чечне начинает активно действовать диверсионно-террористическая школа Хаттаба. Уже в октябре 1997 года эта школа выпустила около 300 подготовленных боевиков. 22 декабря 1997 они участвовали в нападении на воинскую часть в Буйнакске (Дагестан), а затем — совершении нескольких убийств и похищений дагестанских административных лиц в Каспийске и Кызыл-Юрте. В последующем нападения на приграничные территории с применением оружия стали своеобразных “выпускным экзаменом” для террористов Хаттаба.

Террорист Салман Радуев в речи перед выпускниками диверсионной школы говорил: “Ваша задача — сеять смертельный ужас среди тех, кто продал Аллаха. Они каждый час должны чувствовать холодную руку смерти. Среди всех военных, которые пока находятся на нашей территории, необходимо посеять растерянность и страх. Захватывайте их в заложники, убивайте. Аллах все простит, а на крики политиков внимания не обращайте, это не более чем шумовая завеса. Особая задача тем, кто осядет в России и соседних государствах. Ваша задача — дестабилизировать обстановку, экономику и финансы. Создавайте базы, подбирайте людей, ждать долго не придется. Если до весны Ичкерия не получит полной свободы и независимости, мы нанесем удары практически во всех крупных городах. В своей работе обращайте внимание на казачество. Это — наши давние и самые страшный враги”. “Необходимо составить списки тех офицеров, контрактников и особенно казаков, принимавших хоть самое малое участие в войне. Они все подлежат уничтожению в первую очередь. Вам необходимо обливать грязью тех русских, которые настроены патриотически. Их очень легко обвинить в фашизме и национализме. У тех иноверцев, которые захотят встать под святое знамя пророка, необходимо взять кровь, у них нет тогда пути назад. Необходимо расширить сеть мусульманских школ и принимать туда не только правоверных. Дети — тесто, кто лепит, тому и будут служить, используйте бездуховность русских. На территории национальных республик сейте национальную рознь. Стравливайте националов и русских. Любую беду сваливайте на русских. Тех националов, которые не хотят жить по законам шариата, — уничтожить и валить все на русских. Те, которые внедряются во властные структуры, должны всячески деморализовать работу органов, но творите не своими руками, руками русских, пусть они отвечают перед законом. Вы должны быть вне всяких подозрений. Тем, кто будет работать в банках, — прилагать все силы для затяжки платежей, выплат зарплат и особенно пенсий, вызывая тем самым недовольство русских русскими” (“Слово”, 7 апреля 1999).

На административной границе с Чечней отдельные провокации со стороны бандформирований в период 1996–1999 переросли в систематическое проведение вооруженных операций. За период действия Хасавюртовских соглашений потери российских сил правопорядка составили 202 человека погибшими, 339 ранеными, в том числе: в 1997 году погибло 77, ранено — 159; в 1998 году погиб 31, ранено 46. В 1999 году в связи с усилением “непримиримой оппозиции” обстановка на границе с Чечней резко обострилась:

28 мая 1999 г. в 2 часа ночи в Бабаюртовском районе вблизи н.п. Дзержинское группа бандитов численностью до 50 человек по пешеходному мосту “Гребенской” пересекла административную границу со стороны Чечни и полтора часа подвергла прицельному обстрелу из стрелкового оружия, гранатометов и миномета опорный пункт “Гребенской мост” и заставу ВВ МВД России. Получив отпор, нападавшие отступили. В результате обстрела погиб один и ранено 13 военнослужащих.

16 июня 1999 г. в 22 часа 35 минут из автоматического оружия и гранатометов были подвергнуты обстрелу заставы ВВ МВД России у селения Аксай и на Копайском гидроузле города Кизляра. В результате погибли 3 и ранены 15 военнослужащих ВВ МВД Росси, а также сотрудник милиции Хасавюртовского РОВД.

6 июля 1999 г. в 22 часа 20 минут в Бабаюртовском районе с трех направлений с территории Чечни из гранатометов, минометов и стрелкового оружия начался обстрел заставы и КПП, расположенных у Гребенского моста. 7 июля в 2 часа ночи обстрел возобновился. После открытия ответного огня нападавшие отошли вглубь Чечни. В результате нападения получили огнестрельные ранения четверо военнослужащих.

18 июля 1999 г. в 15.50. на заставе “Гребенской мост” после выполнения работ группа саперов при возвращении вдоль канала в пункт дислокации была обстреляна с территории ЧР из подствольных гранатометов и минометов. Осколками одной из мин были поражены трое военнослужащих.

23 июля 1999 г. в 2 ч.15 мин. со стороны ЧР был открыт огонь из стрелкового оружия по заставе № 2. В результате обстрела трое военнослужащих получили ранения различной степени тяжести.

29 июля в районе Копаевского банда боевиков численностью до 20 человек обстреляла заставу Внутренних войск.

Агрессия против Дагестана

Ключевым направлением для экспансионистских замыслов Грозного стал Дагестан. Еще в 1995 году в Дагестане распространялись листовки с призывами к газавату против России. Рейд отряда Салмана Радуева в 1996, закончившийся захватом заложников в Кизляре и боями у поселка Первомайское замышлялся в Грозном в том числе и как попытка привлечь на свою сторону дагестанское население, которое помимо своей воли втягивалось в войну, вину за которую чеченская пропаганда возлагала исключительно на Россию.

Летом 1997 года Мовлади Удугов при учреждении движения “Исламская нация” провозгласил, что “впервые со времен имама Шамиля Чечня и Дагестан объединяются в одно государство”. Из Чечни в Дагестан прибывают книги Магомеда Тагаева “Наша борьба, или Повстанческая армия имама”, в которой даются конкретные рекомендации по ведению повстанческой борьбы, подготовке кадров “армии имама”, по захвату власти и политическому устройству государства, “освобожденного от русско-московской империи”.

В конце апреля 1998 года в Грозном прошел первый конгресс движения “Исламская нация” под председательством Шамиля Басаева, который объявил, что необходимо объединить Чечню и Дагестан в единое государство.

Чеченский режим надеялся поставить Дагестан в фарватер своей антироссийской политики, использовав фактор исламской солидарности, а также пресечь планы российского правительства лишить Грозный преимуществ, связанных с прохождением через территорию Чечни нефтепровода — проложить ветку нефтепровода в обход чеченской территории. Учитывалось также, что на долю Дагестана приходится две трети российского шельфа Каспия, доступ к которому обеспечивал бы Грозному полную экономическую независимость от России.

В мае 1998 года исламисты, сторонники братьев Хачилаевых захватили в Махачкале здание Госсовета Дагестана, вывесили над ним зеленый флаг и потребовали смены руководства республики. Мятежников поддержали несколько вооруженных общин ваххабитов. На следующий день в дагестанском селении Карамахи произошло вооруженное столкновение между сотрудниками милиции и местными ваххабитами. Мятежниками был захвачен поселковый ОВД, милиционеры были изгнаны из села, в результате столкновений погибли один местный житель и один сотрудник правоохранительных органов. Ваххабиты выставили свои блокпосты сначала на окраине селения, а позже вдоль дороги республиканского значения, ведущей от Буйнакска в горные районы республики. Басаевский конгресс тут же объявил, что в случае вмешательства российских войск готов оказать “дагестанским братьям” вооруженную поддержку.

4 июля 1998 года Шамиль Басаев провел показательные учения так называемая “миротворческой бригады” Конгресса Чечни и Дагестана, в которую входили боевики с Ближнего Востока и из Африки. Днем раньше в учебном центре вооруженных сил Чеченской Республики состоялся смотр войск, которым командовал полевой командир Хаттаб. Сообщалось, что в учениях участвуют более 1000 человек.

Мятеж в Махачкале провалился, не получив поддержки от дагестанцев. Мэр Махачкалы Саид Амиров со своими вооруженными сторонниками занял здание напротив Госсовета и призвал махачкалинцев объединиться против бандитов. Братья Хачилаевы покинули здание Госсовета, а “миротворческая бригада” Басаева не рискнула вмешаться.

17 августа 1998 жители селений Карамахи, Чабанмахи и Кадар Буйнакского района объявили о создании “отдельной исламской территории”. Но с конца лета 1998 года беспорядки в Дагестане все же пошли на убыль. Российское руководство отказалось от применения силы против мятежников и ситуация временно стабилизировалась.

В 1999 году чеченские боевики вновь возобновили попытки дестабилизировать ситуацию в Дагестане. В начале января 1999 года в некоторых дагестанских селениях, граничащих с Чечней, были распространены листовки Конгресса народов Чечни и Дагестана Дагестана и Чечни с призывами к войне с целью создания исламского государства.

В мае 1999 на территорию Дагестана идет просачивание боевиков Хаттаба. Они сосредотачиваются в столице Дагестана Махачкале и в крупных населенных пунктах восточных и северных районов республики и ведут пропагандистскую работу среди местного населения. На чеченской территории вблизи селения Чабанмахи устанавливается телевизионный ретранслятор, использующийся для пропаганды идей радикального ислама. Летом 1999 усиливаются обстрелы застав Внутренних войск, расположенных на административной границе с Чечней.

1 августа в Цумадинском районе Дагестана совершена попытка вооруженного захвата власти группировками ваххабитов.

В ночь на 5 августа наблюдается ряд попыток со стороны чеченских боевиков проникнуть на дагестанскую территорию.

7 августа силы боевиков численностью до 1,5 тысяч человек перешли н границу Чечни и Дагестана и захватили несколько сел в Цумадинском и Ботлихском районах. Экстремисты провели на захваченной территории так называемую “шуру”, на которой провозгласили создание независимого Исламского государства Дагестан.

10 августа 1999 года так “шура”, заседавшая на территории Ботлихского района, провозгласила отделение Дагестана от России и начало священной войны против “оккупантов”. “Шура” также приняла обращение к “Исламскому чеченскому государству и народу” с призывом оказать поддержку мусульманам Дагестана. Шамиль Басаев официально возглавил “вооруженные силы исламской шуры”. На него возложили обязанности “военного амира объединенными силами моджахедов Дагестана на период полного изгнания кяфиров со священной дагестанской земли”.

Агрессия против Дагестана была встречена большинством населения Республики с возмущением. В первые же дни в боях против чеченских бандформирований приняли участие ополченцы из разных районов Дагестана. Решение о создании отрядов народного ополчения было принято на чрезвычайном заседании Госсовета республики. Активную роль в разоблачении пропагандистов “чистого ислама” сыграло руководство Духовного управления мусульман Дагестана. Официальный Грозный отмежевался от авантюры Басаева и Хаттаба, действия боевиков были поддержаны только в нескольких ваххабитских селениях.

С 13 августа 1999 подразделениями МВД России Минобороны России начата контртеррористическая операция по уничтожению боевиков в Ботлихском районе Дагестана, которая завершилась к 25 августа 1999 года. Вторым этапом общего плана борьбы с экстремистскими силами в Дагестане было предусмотрено уничтожение главной базы экстремистов, созданной в Кадарской зоне Буйнакского района.

29 августа началось блокирование, разоружение и ликвидация незаконных вооруженных формирований в населенных пунктах Карамахи, Чабанмахи, Кадар, Дуранги. Силы правопорядка встретили упорное сопротивление со стороны боевиков, которые заранее подготовили в инженерном отношении местность и населенные пункты, создали склады оружия, боеприпасов, продовольствия и медикаментов.

5 сентября в целях отвлечения внимания федеральных сил от Кадарской зоны отряд Басаева в количестве до 500 человек проник на территорию Новолакского района, осуществил захват населенных пунктов Новолакское, Гамиях, Шушия, Тухчар, Ахар, Дучи и попытался прорваться к Хасавюрту, однако был остановлен ответным огнем сил правопорядка.

Заблокировав имеющиеся в селениях подразделения милиции, боевики закрепились и подготовились к длительному сопротивлению. В течение суток к экстремистам прибыли дополнительные силы общей численностью до двух тысяч человек. В отместку за отказ от сотрудничества с боевиками, они терроризировали население, оскверняли мечети и кладбища, насильственно привлекали мастных жителей к работе по оборудованию оборонительных позиций. Не согласившиеся перейти на сторону боевиков дагестанские милиционеры расстреливались на месте.

9 сентября с учетом расширения зоны боевых действий, решением Президента РФ руководство всеми силовыми структурами на Северном Кавказе перешло к Министерству обороны России. 13 сентября федеральные сил полностью освободили Кадарскую зону и с. Гамиях в Новолакском районе. 17–19 сентября освобождены населенных пункты Ахар, Новолакское, Шушия, Чапаево.

Общие потери за всю войсковую операцию в Дагестане составили: погибшими 282, ранеными 1005. Имелись также многочисленные жертвы среди мирного населения.

По материалам расследования вооруженного вторжения и участия в боевых действиях в Дагестане на стороне бандформирований было арестовано более 200 человек, из них 40 заочно. 17 чеченских полевых командиров были объявлены в международный розыск. Задержан и лидер дагестанских экстремистов Надир Хачилаев.

Планы чеченских боевиков по захвату власти в Дагестане были сорваны.

Владимир Путин заявил, выступая в Совете Федерации, что агрессия в Дагестане, теракты в Буйнакске, Москве и Волгодонске представляют собой “задолго спланированную, заранее подготовленную и щедро финансируемую из зарубежных центров” агрессию. “Это безумие с маниакальными, но вполне прозрачными целями. Мания величия с абсолютно конкретными геополитическими и экономическими задачами… Религиозный фанатизм выполняет здесь лишь роль идеологической оболочки. Он является прикрытием агрессивных внешнеполитических и экономических интересов” (“Российская газета”, 24.09.99).

Терроризм

Стратегия “борьбы за независимость Чечни” всегда опиралась на терроризм или угрозу совершения террористических актов. В период первой попытки силовым путем восстановить в Чечне конституционный порядок наиболее страшными терактами со стороны боевиков были массовые захваты заложников в Буденновске и Кизляре.

14 июня 1995 г. отряд Шамиля Басаева напал на г. Буденновск. Был захвачен отдел внутренних дел Буденновска, затем совершено нападение на здание городской и районной администрации, подожжен Дом детского творчества, велась беспорядочная стрельба на улицах города.

На улицах города и в жилых домах боевики захватывали заложников из числа гражданского населения, расстреливали отказывавшихся подчиниться и пытавшихся убежать. Были остановлены пассажирские автобусы, водители убиты, а пассажиры захвачены в заложники. Заложников, среди которых было много женщин, детей, пожилых людей, согнали на площадь. С городского рынка и проспекта Калинина бандиты также гнали людей к центральной площади, стреляя по убегающим.

Затем заложников погнали к зданию администрации, более тысячи человек рассадили вокруг бензовоза — на случай попыток милиции освободить захваченных людей. На страшной жаре люди сидели вплотную друг к другу на асфальте.

В дальнейшем толпу заложников с площади загнали в здание захваченной городской больницы. Врачей и больных (в том числе детей из педиатрического отделения, женщин и новорожденных из родильного отделения) тоже объявили заложниками. В общей сложности террористы собрали в больнице около 1600 заложников, в том числе 150 детей. Ш.Басаев заявил, что главный корпус заминирован и в случае штурма, если сопротивление станет невозможным, он взорвет больницу вместе с находящимися там людьми. Условиями освобождения заложников были: прекращение боевых действий в Чечне, начало мирных переговоров, вывод федеральных войск из южных районов Чечни.

В тот же день террористами были расстреляны шесть заложников — три военных летчика, два милиционера и сотрудник военкомата. Нескольких милиционеров и летчиков спасли врачи, переодев их в гражданское платье и сделав соответствующие записи в больничных документах.

15 июня после отказа российских военных пропустить в больницу журналистов для проведения пресс-конференции по приказу Басаева были расстреляны еще пять мужчин. Среди расстрелянных были Антон Викторович Калиновский и Василий Васильевич Свердлик — семнадцатилетние выпускники средней школы, Александр Петрович Дувакин — муж медсестры, добровольно пришедший в больницу к захваченной в заложницы жене.

Заложники страдали от скученности, духоты, антисанитарии. Несмотря на то, что врачи продолжали оказывать помощь больным, состояние многих из них резко ухудшилось.

17 июня спецподразделениями МВД и ФСБ было предпринято несколько попыток штурма больницы. Во время штурма террористы вынуждали заложников, в том числе и женщин, становиться к окнам и кричать российским военнослужащим: “Не стреляйте!” При этом погибли до 30 заложников, многие были ранены. В реанимационном отделении умерла женщина, подключенная к аппарату искусственного дыхания.

19 июня после обещаний со стороны российских властей прекратить военные действия на территории Чечни и начать переговоры, боевики под прикрытием “живого щита” из 120 заложников на автобусах уехали в горное чеченское село Зандак и скрылись.

Всего в результате этой террористической акции в Буденновске погибли 105 гражданских лиц, в том числе 18 женщин, 17 мужчин старше 55 лет, юноша и девочка младше 16 лет. Погибли также 11 милиционеров и, как минимум, 14 военнослужащих.

После проведения террористической операции в Беденновске, Басаев был объявлен лидерами чеченского режима национальным героем и стал одним из ведущих политиков Чечни, участники операции были награждены орденами.

9 января 1996 г. отряд Салмана Радуева совершил нападение на город Кизляр (Дагестан). Совершив нападение на вертолетную базу, отряд отступил в город и занял здание больницы. Были захвачены в заложники жители ближайших домов (всего свыше 3000 человек, среди которых было много женщин и детей). В результате погибло 25 мирных граждан. Здание было заминировано на случай попыток штурма. Террористы потребовали беспрепятственно выпустить их на территорию Чечни.

11 января это требование было удовлетворено, отряд Радуева использовал в качестве “живого щита” 132 заложника. У села Первомайское колонна автобусов была остановлена федеральными силами. После этого террористы захватили в заложники дежуривших на блок-посту сотрудников ОМОН и отошли в село, заняв там оборону. Заложников заставляли рыть окопы. Часть из них оставили в качестве “живого щита” в автобусах для предотвращения обстрелов.

15-18 января федеральные силы провели операцию по уничтожению отряда террористов, но части отряда удалось прорваться на территорию Чечни и увести с собой часть заложников. При штурме погибли 16 заложников. Впоследствии все уведенные в Чечню заложники из числа гражданских лиц были обменены на тела погибших террористов, а захваченные в Первомайском милиционеры — на взятых в плен федеральными войсками.

В общей сложности в Кизляре и Первомайском погибло более 65 мирных жителей и милиционеров. Около 60 человек получили огнестрельные ранения различной степени тяжести.

6 февраля 1996 г., на пресс-конференции, проведенной в селе Рошни-Чу, Д.Дудаев заявил по поводу акции Радуева в Кизляре: “Это запланированная акция, чтобы показать, что так не выйдет — чтобы мы здесь детей купали в крови, а соседи купались бы в молочке. Так нечестно”.

Проведение террористических актов было не частной инициативой отдельных полевых командиров, а воплощением идеологии режима Дудаева, который говорил: “Москва не должна чувствовать себя в полной безопасности. Мы тоже можем сделать то, что удалось несколько лет назад молодому немецкому пилоту, — приземлиться на Красной площади. Мы лучше знаем местность. Мы тоже умеем бомбить. Мы будем бороться до последней капли крови” («Бильд ам Зонтаг», 15.01.95).

Подготовленные террористические группы, действительно, совершили в 1996–1999 целый ряд взрывов, имевших целью вселить ужас в мирных граждан на всей территории России.

28.06.96 г. на автовокзале города Нальчик (Кабардино-Балкарская Республика) в рейсовом автобусе, следующем по маршруту Минеральные Воды — Владикавказ, была взорвана бомба. В результате взрыва погибли 6 человек и 40 получили травмы различной степени тяжести. В июле по подозрению в совершении этого преступления были арестованы местные жители — братья Исмагил и Ахмед Вороковы, которые на следствии и в суде признали свою вину и сообщили, что командир бамутского отряда Руслан Хайхороев приказал им совершить этот террористический акт с целью дестабилизации ситуации на Северном Кавказе.

23.04.97 года в здании железнодорожного вокзала на станции Армавир-2 произведен подрыв неустановленного взрывного устройства, в результате которого три человека погибло и 9 ранено.

28.04.97 года на втором этаже здания вокзала станции Пятигорск в результате взрыва заряда, эквивалентного 1 кг тротила, погибло два человека, 24 получили телесные повреждения, 15 из них госпитализированы. Зданию вокзала нанесен значительный материальный ущерб.

19.03.99 на Центральном рынке Владикавказа прозвучал взрыв. 64 человека погибли и свыше 100 получили ранения.

16.05.99 в 6 утра в п. Спутник (Северная Осетия) прогремели взрывы в домах № 39 и № 49, а затем в доме № 51, разрушив несколько квартир. В доме № 56 было обнаружено несработавшее взрывное устройство, представляющее собой заряд тротила массой около полутора килограммов. (“Сегодня” 17.05.99).

04.09.99 поздно вечером произошел взрыв дома в г. Буйнакске. В результате взрыва погибло 62 человека (25 мужчин, 23 женщины и 14 детей), ранено 174. В числе погибших 3 военнослужащих и 20 членов их семей, а также зам. военкома и заместитель главы администрации города. Получили повреждения 98 домов, расположенных в радиусе 500–700 метров от эпицентра взрыва (разбитие стекол, повреждение кровли, трещины и т. п.). Самодельное взрывное устройство по заключению экспертов состояло из смеси аммиачной селитры и алюминиевой пудры общим весом около 3000 кг., мощность его составила 250–300 кг в тротиловом эквиваленте. При обследовании микрорайона, где произошел взрыв, на ул. Дахадаева, в непосредственной близости от складов артвооружения и военного госпиталя обнаружена автомашина, в которой находилось аналогичное самодельное взрывчатое вещество, подготовленное к очередному взрыву. Его общий вес составил 2700 кг.

08.09.99 в 24 часа на первом этаже 4-го подъезда девятиэтажного жилого дома № 19 по улице Гурьянова в г. Москве произошел взрыв, в результате которого полностью разрушены 3-ий и 4-ый подъезды, частично — 5-ый подъезд указанного дома. Взрывной волной повреждены стены и остекление в пяти расположенных рядом домах. В результате взрыва погибло 92 человека, из них 8 детей, 61 мужчина и 23 женщины. Получили ранения различной степени тяжести 223 человека, из них госпитализировано 72, в том числе 14 детей.

13.09.99 года в 5 часов утра произошел взрыв в полуподвальном помещении жилого дома № 6, кор. 3 по Каширскому шоссе г. Москвы, в результате которого дом полностью разрушен. В результате взрыва погибло 130 человек, из них 12 детей, 51 мужчина и 67 женщин, госпитализировано 13 человек. По заключению специалистов преступниками использовано взрывчатое вещество, состоящее из смеси аммиачной селитры, возможно, пропитанной дизельным топливом с алюминиевым порошком.

Взрывы в Москве оставили без крова 370 семей. Объем материальной помощи пострадавшим превысил 150 млн. рублей

16.09.99 в 6 часов утра в г. Волгодонске на ул. Октябрьское шоссе у подъезда № 4 дома 35 произошел взрыв, в результате которого обрушилась фасадная часть 3 и 4 подъездов дома. В результате взрыва погибло 18 человек, из них двое детей. За медицинской помощью обратилось 525 человек, из них 65 детей. Повреждены 37 близлежащих домов (взрывной волной выбиты оконные рамы, стекла). Преступники использовали самодельное взрывное устройство с временным замедлителем. В качестве взрывчатого вещества, предположительно, применялась аммиачная селитра в смеси с алюминиевым порошком общим весом около 3000 кг.

В результате проведения антитеррористической операции на территории Чечни российскими войсками был обнаружен цех по производству взрывчатых веществ, примененных в террористических актах в Буйнакске, Москве и Волгодонске. Благодаря обнаруженным в Урус-Мартане и приобщенным к делу вещественным доказательствам подтверждена причастность ранее подозревавшихся в организации и совершении этих терактов лиц. В связи с причастностью к организации взрывов 8 чеченских боевиков задержаны, еще 9 объявлены в международный розыск.

В 1999 году в результате этих проведенных чеченскими бандитами взрывов погибло 422 человека, 1158 получили различные ранения, многие из них стали калеками и инвалидами.

Особенностью чеченского терроризма была его цель — запугивание и стремление к увеличению количества жертв среди мирного населения. За этими преступлениями не просматривалось никакой иной политической цели, кроме распространения атмосферы страха перед боевиками и демонстрации “акта возмездия” за действия российской армии против них. Вместе с тем, именно эта установка террористов окончательно переломила настроения в российском обществе. Граждане России почувствовали себя причастными к тому, что творится на Северном Кавказе и осознали необходимость уничтожения бандитского анклава, который грозил смертью каждому из них.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]