55. Тайные сексуальные практики в китайском даосизме


[ — <a href=’/metafizika-pola’>Мeтaфизикa пола]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Сведения, собранные автором подробного очерка, содержание которого мы собираемся сейчас изложить, на сегодняшний день являются основным источником наших знаний о сексуальных практиках в китайском даосизме. »

[507]

Прежде всего — об основных целях всякой даосской практики, не обязательно сексуальной. Согласно Масперо, автору данного очерка, основывающему свои исследования на выводах синологической науки, «основным течением» в оперативном даосизме является достижение бессмертия путем «растворения трупа» (shi kiai): умирающий даос не оставляет после себя своего тела — оно превращается в меч или скипетр, сам же он становится бессмертным. В любом случае могила даоса его не содержит — она или пуста или же там вместо трупа покоится меч (скипетр). Эзотерические даосские практики включают в себя как дыхательные, так и сексуальные упражнения. Идеи, близкие к «растворению трупа», мы встречаем и в других традициях, причем не просто как обычные религиозные идеи, но именно как высшую цель духовного делания. Христианство также утверждает, что тело воскресшего Христа исчезло из гробницы, и апостол Павел, не в противоречии с идеями древних мистерий, говорит о «теле воскресения».

Но если конкретно даосские практики, о которых рассказывает Масперо, имеют целью только лишь избавиться от тела в виду его испорченности и развращенности, то есть дематериализовать его без остатка, то тогда, конечно, речь идет об очень низком уровне сознания и всей мистики в целом. Однако говорится как раз об обратном — о достижении «вечной жизни», или, во всяком случае, — что, кстати, чаще — долголетии, «долгой жизни», ch’ang-sheng — необычайной продленности индивидуального существования, соединенном с прекращением обычных и биологических процессов и началом совершенно новых — изменяющих всю психофизику организма. Способ этого — задержка, фиксация и «питание» «жизненного начала», о чем мы уже говорили в связи с «Тайной Золотого Цветка». При этом надо иметь в виду конкретное отличие даосской мистики от тантрических и йогических практик — последние ставят целью преодоление всякой жизненной обусловленности и «великое освобождение». Даосизм же имеет в виду именно жизнь во плоти. С другой стороны, даосы, как и представители других восточных школ, также исходят из соединения мужского и женского, yang и yin, а это совпадает с идеей преодоления двойственности. В то же время практических указаний того, как этого достичь, почти нет в даосских книгах — они носят характер устного предания. »

[508]

Масперо отделяет чисто дыхательные упражнения от связанных с сексом. Первые очень напоминают правила глубинной трансмутации в кундалини-йоге. Тексты упоминают о существовании у человека особого «пространства силы», находящегося в «области yin», то есть ниже диафрагмы. Это так называемая «женская часть», которая есть и у мужчин. «Область yang» или «мужская часть» тела соответственно находится выше диафрагмы. «Пространство силы» размещено на расстоянии «трех больших пальцев ниже пупа». Определение его местонахождения даосы называют также «обнаружением Низшей Киновари», tan-t-ien. Доступ к этому пространству затруднен («божества на пороге не открываются необдуманно»). Прежде всего требуется научиться контролировать свое дыхание, овладеть самим его принципом — это ключ к Низшей Киновари. Уже подвластное адепту дыхание встречается с «Эссенцией», иногда называемой «Дыханием таинственной Женщины». Соединяясь «взаперти, то есть в долгой дыхательной задержке, оба дыхания рождают особую, сверхфизическую энергию, которая словно флюид, начинает циркулировать по всему телу, оживляя его и животворя. В конечном счете эти потоки достигают места, именуемого в текстах «владением Высшей Киновари». Оно находится в области головы. Там сила соединения преобразуется в огонь, «поджигающий все тело так, что оно само приобретает великолепие огня». Все это называется «плавлением (физической) формы», иначе говоря, «сомы», «плоти». «Плавление» уподобляется воздействию огня на твердые металлы. Только по окончании процесса преображенное тело способно господствовать над смертью. »

[509] Налицо прямые совпадения с практикой кундалини-йоги: обнаружение нижнего центра, огненной природы kundalim, подъем ее по оси позвоночника, соединение мужского и женского (в йоге — Шивы и Шакти) в области головы.

Чисто дыхательная практика даосизма, как мы уже говорили, не исключает сексуальной. Как и тантра, даосизм полагает, что использование секса для некоторых людей абсолютно запрещено, для других же — все зависит от уровня и направленности сознания — может оказаться средством духовного осуществления. «Соединиться с женщиной,- гласит даосское изречение, — это управлять галопирующей лошадью с помощью гнилых вожжей». По мнению даосов, соединение с женщиной не причинит ущерба владеющему ситуацией в отношениях с ней и знающему все их преимущества. «Император Чжан, — читаем мы в книге Yo-fang-che-yao» — возлегал с двенадцатью сотнями жен и стал бессмертным; обычный человек тешится с одной и этим разрушает свою жизнь». »

[510]

Даосизм включает в себя тайную доктрину; в том же самом тексте (I, в) сказано: «Бессмертные передают ее друг другу; распивая кровь, они клянутся ничего не разглашать случайным людям». То же самое повторяет и мастер Тенг Юнцзе: » Эти способы совершенно тайные. Говори о них только мудрецам». »

[511] Другой мастер дао Ко Хонг (IV в.), утверждая огромное значение «альковных практик», (fang-chong-che-fa) говорит: «Эти рецепты Совершенные передают друг другу устно; записывать их нельзя. Но если не использовать их, то, даже принимая самые знаменитые лекарства, бессмертным не станешь» («Рао-р’о-tsen», 8, 3 в). Поэтому нам очень трудно понять, о чем действительно идет речь. И все же мастер Ко Хонг в самых общих чертах обрисовывает основные цели не-профанического секса. Для одних это выработка и использование жизненной энергии ради достижения долголетия. Для других — усиление в самом себе yang и растворении yin. Общим же для всех является лечение болезней головного мозга с помощью «возвращения Эссенции вспять». Правда, в самом тексте, в отличие от перевода Масперо, не употребляется слово «мозг»; вероятно, как и в случае дыхательных упражнений, речь идет об «области Высшей Киновари», расположенной в зоне головы. Вообще следует понять, что во всех подобных случаях речь идет не о физиологии, но об особой, гиперфизической, символической «анатомии».

Различаясь в своих конечных целях, все даосские практики так или иначе включают в себя соединение начал yang и yin; носителем первого является мужчина, второго — женщина. В зависимости от способов осуществления практики меняется и ее цель. Любопытное выражение, используемое для чисто сексуальной практики, — «свертывание Дракона и игра Тигрицы». «Дракон» символизирует yang и относится к мужчине, Тигрица — это соответственно yin и женщина. Важно отметить, что, в отличие от других традиций, китайская представляет дракона как животное двойственное — с одной стороны, земное и подводное, с другой — небесно-царское. Исходя из двойственности человеческой природы как таковой, «юра Дракона и Тигрицы» соответствует шести позициям yang, шести знакам yang первой гексаграммы «Книги Перемен», в которой пойманный Дракон шаг за шагом, от одного знака к другому распрямляется, поднимается ввысь, переходит в эфирное состояние и в конце концов исчезает.

Возраст женщины, используемой в даосских практиках — от 18-19-ти до тридцати лет и не более. Как и в тантризме, она ни в коем случае не должна иметь детей: «Ни девственница, ни мать не может быть использована» (Yu-feng-pi-Kine). Обязательным для даоса является предписание менять женщин — об этом говорится во всех текстах без исключения. Это следует делать после каждого «экстаза». Одно из обоснований таково: число жизней, составляющих «вечную жизнь», также бесконечно. Кроме того, в тексте говорится: «Если соединяться с одной и той же женщиной, дыхание yin начинает ослабевать и успеха не будет Эссенция женского дыхания постепенно лишается своей концентрации и не может быть столь же полезной для мужчины, как вначале». »

[512] Обычно предполагается, что мужчина использует женщин одну за другой, однако в одном из текстов говорится, что двух за ночь достаточно.

И все-таки скорее, чем об инициатических целях соединения, в этих случаях приходится говорить о своеобразном «мужском вампиризме». Такой вывод приходится сделать из-за того, что цели провозглашаются чисто «лечебные» — долголетие, исцеление от болезней, «обретение легкости», «утончение тела». »

[513] При этом все рекомендации носят чисто технический характер. Согласно P’eng tsu, женщина также способна «питать свое yin» и становиться бессмертной; однако такая женщина не может приносить пользу своему партнеру. »

[514] Половой акт не является обменом энергиями, приносящим пользу обоим участникам, в нем нет подлинной взаимности. »

[515] Мужчина только потребляет флюидическую субстанцию, растворяет ее и усиливает yang или «свойства Дракона», иначе говоря, свою вирильность перед лицом yin, «Тшрицы». И ему не надо, чтобы его партнерша была посвященной или владела магией половых объятий, то есть питала и укрепляла свое зап. Исходя из такого, не «обменного», а чисто «питательного» подхода, и становится понятным переход от одной женщины к другой — чем больше, тем лучше. Речь идет исключительно о технике продления жизни — совершенно неважно, испытывает ли женщина оргазм и вообще получает ли удовольствие — важно получить и «вампирически растворить» ее жизненную энергию. »

[516] Аналогичные мотивы присутствуют и в индо-тибетских практиках. Даже в упанишадах есть упоминание о «вдыхании женских флюидов и о том, что «семя» должно быть задержано еще и потому, что женщина не должна его «получить». Текст гласит, что целуя женщину в уста и одновременно проникая в нее снизу, мужчина должен мысленно произнести: «Моей силой, моим семенем я поглощаю твое семя». О «женском семени» мы говорили в §54. »

[517] В данном индийском тексте содержится и положение, аналогичное даосскому — если мужчина владеет своим сознанием, он получает от женщины ее «благость», если же нет, то его «благостью» завладевает женщина. Сказано, что иногда даже брахманы теряют самообладание и становятся жертвами женщины. »

[518]

И все-таки можно предположить, что не все цели в тайных даосских практиках столь сомнительны. В конце концов, чисто технически все описанное почти ничем не отличается от тантризма. Первая фаза даосской техники — выравнивание, гармонизация и смешивание дыханий: chang-k’i chen-chu. Такая подготовка оживляет естественный магнетизм yin-yang до степени взаимной экзальтации и «синтонии». Только после прохождения этого этапа, партнеры переходят к телесному соединению (Yu-fang che-yao, I b). Можно предположить, что как и в тантризме, здесь присутствуют стадии интимного, но не физического, контакта. Правила самого сношения hu-ho тоже примерно такие же — владея женщиной, мужчина не должен изливать семя, а перед началом эякуляции остановить ее, «удержать Эссенцию», то есть virya или bindu — принцип магической вирильности. В тексте «Su-nin-king» прямо сказано: «Суть всякой техники в том, чтобы, соединяясь со многими женщинами, не извергать Эссенцию». »

[519] Уже после того, как соитие началось, следует поднимать вверх «первичную силу» (в тексте сказано: «она должна становиться все живее и живее»). Эякуляцию же следует остановить, причем тексты настаивают даже на трубых физических способах. Первичная сила (Эссенция), поднимается по позвоночнику в «мозг». Это называется «искусством заставить Эссенцию переместиться в мозг — huan-tsing pu-nao» (Yu-fang che-yao, I, b). »

[520] «Проникнуть, не изливая» — повторяется в тексте одна и та же формула. Мастер Ли Кинг учит: после гармонизации дыханий «проникать, пока () слаб и отступать, когда тверд и мощен». Еще в одном тексте об этом говорится так: «Кто входит сильным, а выходит слабым, терпит поражение» (Yang-sing yen-ming lu II, 13, а-Ъ). Масперо однозначно подставляет в частности, в скобки, значение phallus или «нефритовый стебель». Но, видимо, все не так просто и грубо и, возможно, происходящее на физическом плане — только самое начало процесса. Возможно, речь идет не о физическом половом члене, но о трансцендентной силе yang, генерирование которой через прохождение сквозь yin и есть цель всякого процесса. Кроме того, существует определенный ритуализм: полным числом yang считается 81, и ровно столько касаний «струн лютни» должен совершить «неофитовый стебель»; »

[521] кажется, что следить за механическим исполнением этого правила очень трудно, но, возможно, речь идет лишь о внутренней, даже магической символике.

Тенг Юцзе, легендарный «бессмертный», проявившейся во II веке при Ханьской династии, говорил о двойной цели: «Ослаблять yin через усиление yang» и «сгущать ликер Эссенции» (иными словами, утвердить viiya). »

[522] Согласно изложению Масперо, существуют особые предупреждения — не заниматься указанными практиками без соответствующей подготовки. Кроме того, это можно делать лишь в определенные часы — даосы большое внимание уделяют астрологии — в частности, запрещена любовная практика в первой и последний день месяца, первую и последнюю четверть луны и в полнолуние. Таким образом, двести дней в году оказываются запрещенными для «магического союза Дракона и Тигрицы». »

[523] Нельзя практиковать пьяным или после еды; избирается определенной время — «после полуночи, в пору живого дыхания yang». Мы вновь возвращаемся таким образом к связи между женской сущностью, эросом и ночью. Обязательна способность к медитации и концентрации. Никаких особых обрядов сакрализации, как в Индии, не требуется, но говорится, что сознание должно находиться в ином состоянии, отличном от дневного. «Всякий раз прежде начала практики,- указывает Тенг Цзе, — следует входить в медитацию; сознание тела должно стать иным, отделенным от внешнего мира». »

[524] Речь идет о вхождении в состояние активного транса. Делать это надо, никоим образом не теряя ощущения женского тела, однако, скорее, на парафизическом уровне. И, что наиболее важно, подъем Эссенции в область головы после предотвращения семяизвержения следует сопровождать ментальным сосредоточением, позволяющим управлять процессом в целом. »

[525]

Тот же самый Тенг Юцзе указывает на то, что «те мужи, которые имеют «дух крепости» в почках, решительно удерживают Эссенцию, очищают дыхание и направляют противоток в сторону Ni-Huan по позвоночнику, достигают Истока, huan-yuan». »

[526] Женщины же содержат «дух крепости» в сердце и там у них происходит «дистилляция неподвижного огня» (ср. с индийскими категориями rajas и tejas). Через сердце дыхание двух сосков груди спускается в почки и уже оттуда по позвоночнику восходит к Ni-Huan. »

[527] Все это в целом именуется «Преобразованием Царского Начала», hua-shen. Само «Преобразование» происходит через сто дней. Успешно его совершивший становится Истинным (Царственным) Человеком и может жить вечно, столетие за столетием. Это и есть метод достижения бессмертия. »

[528] Он в принципе равнозначен алхимическому эликсиру, владеющий которым, «молод он или стар, становится как подросток». »

[529]

Реинтеграция физической или «витальной» жизни считается началом осуществления бессмертия в собственном, трансцендентном смысле этого слова. Учитывая двусмысленность всех подобных текстов, следует все время помнить, что подлинно инициатические знания у даосов передавались только устно.

Среди материала, собранного Масперо, нет указаний на опасности, связанные с сексуальными практиками yang-yin. Однако можно предположить, что именно это имеется в вицу, когда тексты намекают на эротическую интоксикацию и «поражение» мужчины в магической игре с Тигрицей или yin. В том числе наверное, поэтому рекомендуется использовать непосвященных молодых женщин — посвященные могут злоупотреблять силой своей yin, извлекать из нее преимущества и искажать основные цели практики.

Помимо индивидуальных практик, многие даосские тексты упоминают древние коллективно-оргиастические, прежде всего сезонные — весенние и осенние, техника которых в целом та же самая. Однако есть различия. Прежде всего, они проводились в новолуние и полнолуние — дни, как раз запрещенные для индивидуального, парного секса. В целом считалось, что коллективные ритуалы освобождают и очищают человека через погружение в бесформенное, в стихию «Вод», о чем мы уже говорили. Однако, в отличие от антично-средиземноморских оргий, китайские коллективные ритуалы так же, как и даосские индивидуальные, строго следовали правилам удержания семени. В Sua tao luen сказано: «Предающиеся этой практике следуют тем же Царским Путем Киновари: они должны обращать внимание на тайную защиту и не разбрасывать на дороге свою силу». »

[530] Имел место как чистый промискуитет, так и «обмен женщинами». В качестве основных целей ритуала текст называет защиту от опасностей, от враждебных влияний и от демонов. Средство защиты — вырабатываемое в ходе практики чистое yang, сравнимое с античной магической силой фаллоса. В любом случае, очевидно, имело место совмещение коллективных оргий и коллективных практик — причем всегда без семяизвержения. Можно допустить существование особой магической цепи, вроде тантрических, о которых мы уже говорили, а не простого промискуитета. Но будем помнить, что мы говорим о «вещах, которые нельзя раскрывать в деталях». »

[531] И еще одно — с веками все указанные практики все же подвергались вырождению. Известно, что при Вэйской и Цинской династиях в даосских кругах уже рождались дети: »

[532] это означает, что не все даосы полностью избегали обычного, «влажного пути» в половой жизни.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]