58. «Свет пола» и «телемский закон»


[ — <a href=’/metafizika-pola’>Мeтaфизикa пола]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Первый из упомянутых в заголовке источников действительно очень сомнителен, «Свет пола» — название, объединяющее несколько брошюр, опубликованных в первой половине нашего века госпожой Марией де Нагловска. Помимо идей, уже нам известных, эти брошюры наполнены большим количеством чисто личных домыслов, ярких, но очень неточных формулировок. Кроме того, многое просто рассчитано на эпатаж: помимо всего прочего, хотя это и не главная ее тема, М. де Нагловска провозглашает свой «сатанизм». Судя по всему, сведениями своими М. де Нагловска обязана прежде всего связям с известными русско-кавказскими, »

[560] а также, возможно, хасидскими, кругами. В целом ее концепция совпадает с положениями, изложенными в § 34, с идеями циклического развития, символизируемого «космическими часами». Первая фаза — нисхождение Бога в «природу», «Сына» в «становление», мужского в женское. Именно женщина — Шакти — господствует на этой фазе. Это выражается цифрой 6, расположенной в низшей точке часового кадрана, то есть, если смотреть с точки зрения «нисхождения арки», то в самом ее низу, «где женщина господствует над мужчиной, а дух пленен материей и бьется в ее внутренностях». Это граница бездны; дошедший до этой границы умирает и возрождается к вечной жизни. Шестерка — точка «опасного перехода», поворота, «наивысшего испытания». »

[561] Именно там, на краю бездны, возможно использование элементов половой магии, связанных со встречей женского начала и основанных на главном тантрическом принципе «победы над злом через его преображение в добро». »

[562] Женщина — дверь, отворяя которую входишь как в область смерти, так и в область Жизни. Половая похоть «привязывает мужчину к женщине не ради Жизни (Жизнь = Бог), но ради Смерти (смерть = сатана). Ева — поле борьбы Жизни со Смертью. »

[563] В решительный момент испытания мужчина «вновь встречает» «супругу’, влекущую его в ней «потонуть», но не в смысле «падения», а в смысле погружения «в смерть и в становление». Задача его — сохраняя сознание, не потерпеть поражения, ‘но достойно выйти. В этом контексте женщина оказывается Janua Coeli, средством освобождения. Пройдя фазу упадка, отмеченную шестеркой, победитель начинает восхождение к точке Zero космических часов, к нулю. В этой точке он — сакральный Король, свободный от уз материи. Таков ритуал «второго брака, порождающего Мессию». »

[564] Все это, кажется, нашло отражение не только в абстрактно-символических рассуждениях, но и во вполне конкретных сексуальных практиках. И, кажется, техника их опять-таки как-то связана с тем же правилом не-извержения семени. Сама Мария де Нагловска различает при этом две «операции» Первая является гак бы ключом ко всему процессу. «Проходящий испытание должен остаться сухим до конца, ибо сказано — не дозволяй священной силе кристаллизоваться в жидкую смерть. Ведь есть опасность смерти (вероятно, все-таки не физической — Ю.Э.) в случае неудачи на этой стадии (как утверждает Нагловска — Ю.Э.), женщина бессознательно предает себя дьявольской операции». »

[565] Абстрактно понимаемое слово «дьявольская» означает не что иное, как сверхъестественное «усиление yang», в точности по даосским рецептам диссолютивного соединения, в то время как собственно инициация следует после и отдельно. Этовторая операция, в ходе которой мужчина приносит себя в жертву сияюще женскому» в постоянно длящемся сублимированном священном соитии, в котором женщина более не находится в дремлющем состоянии. Мужчина выходит из этого испытания с «потрясенным разумом», безумным, как об этом говорят все тайные учения. Он меняет свою природу и превращается в нового человека. »

[566] Состояния женщины в ходе обеих опе раций — «дремлющее» и «бдящее» — можно отождествить с усыплением и пробуждением внутри нее «обна женной Дианы», трансцендентной женщины; состояние же «потрясенного разума» тождественно йогической «смерти manas’a». Что касается второй «операции», с участием «пробужденной женщины», то Мария де Нагловска отсылает интересующихся ею к другому своему сочинению, довольно сложному для понимания. Там упоминается, что во время «второго ритуала» любовного акта «вибрации не должны приносить женщине локализованного удовольствия, ибо такое удовольствие есть прерогатива мужчины». Это не так банально, как кажется на первый взгляд, — все ранее сказанное о половой магии есть утверждение того, что именно мужчина должен избегать «локализации ощущений», к которой он, впрочем, склонен по своей чисто физиологической конституции. Очевидно, речь идет вообще о необходимости подавлять телесное наслаждение и заменять его «мистическим»: «Вообрази ласку без соприкосновения, тепло, в котором нет ничего от плоти, поцелуй всюду и никуда». »

[567] Но это еще как-то можно понять. Все остальное в книгах этой писательницы носит совершенно фантастический характер, как, например, описание ритуала «инициатической казни через повешение», которой следует подвергнуть себя прежде чем переходить ко «второй операции». Согласно Марии де Нагловска, только прошедший этот ритуал может «небесполезно соединяться» с «адекватно обученной» женщиной. Чтобы познать «невыразимое счастье сатанического наслаждения», необходимо «прекратить проникновение внутрь женской плоти» — но в то же время, «тот, кто совершает со своей супругой ритуал земли, делает это, чтобы обогатить, а не истощить себя». »

[568] Все это, скорее всего, фантазии, да и «сатанические» выражения употреблены, пожалуй, для красного словца, однако что-то подобное мы встречаем в практике некоторых японских школ дзен-буддизма, где применяется полуудушение монаха, дабы вызвать у него травму сознания, переходящего в измененное состояние. Подобное культивирование травматизма, впрочем, может сводить на нет психическую опасность от прерывания практики, самого по себе травматического. То есть, «клин вышибают клином».

Можно также увидеть схожесть «сатанического наслаждения» и sahaja-sukha, тантрического экстаза, который призван помешать наступлению обычного оргазма. Но то, что в тантризме выглядит серьезно, у Марии де Нагловска — курьезно. И эта курьезность только усугубляется ее возвышенно-романтическим тоном. Б.Анель Кам свидетельствует, что, когда группе журналистов было разрешено ознакомиться с «достижениями» «школы» М. де Нагловска, единственное, что им показали, была церемония приема молодых женщин в группу для будущего участия в «сатанической операции». »

[569]

Другой источник, вынесенный в заголовок данного параграфа, связан с жизнью Алистера Кроули, англичанина, жизнью действительно очень разнообразной, динамичной и полной приключений. С одной стороны, налицо мистификация и напускной сатанизм — Кроули именовал сам себя не иначе как «Великим зверем 666». С другой — очевидно, что человек этот действительно обладал какой-то реальной силой, явственно ощущаемой всеми входившими с ним в соприкосновение. Это было подтверждено и засвидетельствовано очень многими, хотя вообще-то довольно трудно определить, связано ли это было с объективными следствиями интересующих нас практик или же с личными парапсихическими способностями А.Кроули. По некоторым свидетельствам, сами эти способности были очень невелики. Произведения АКроули почти недоступны — некоторые из них печатались очень малыми тиражами, другие вообще остались в рукописях, ибо предназначались для узкого круга учеников и доверенных лиц. Известно, что Кроули сам осуществил несколько «посвящений», а также о его связи со своеобразным арабским йогином Сулейманом бен Аифха, и с индийскими тантристами «левой руки» Брима Пратобом и Шри Агамиа Парахамсой. »

[570] Помимо «сатанинских» и «языческих» деклараций, скорее всего имевших целью эпатировать «профанов», Кроули известен как глашатай и проповедник так называемого «Закона Телема», явно вдохновленного идеями тантры.

Одним из девизов ‘Телемского ордена» были слова: «Любовь есть закон, любовь, подчиненная воле» (Love is the law, love is the will). Любовь понималась исключительно как любовь половая, открыть природу которой через особый эротический опыт и было целью адепта. »

[571] Кроули исследовал «религию наслаждения и радости», в которую можно войти через «высшую идею смерти как испытания и посвящения». »

[572] Мы снова встречаем здесь сочетание «любовь-смерть» (amour-mort, amor-mors, etc.),c которым неоднократно сталкивались в связи с магическим «путем Венеры». Кроули говорил о «ядах, изменяющих пищу», »

[573] он призывал «искать вещей, наиболее для тебя ядовитых, таких, как любовь» ради разрушения «комплексов» (т.е. «условностей») природы. »

[574] В частности, он имел в виду «преодоление напряжения диады через оргию противоположностей»; это якобы следует делать постоянно, соединяя свою природу «с новыми и новыми супругами» (mates) на каждом новом плане бытия». Вероятно, речь здесь идет о «парафизических браках», о которых говорили Парацельс и Креммерц. »

[575] Кроули писал: «Мы берем противоположности и соединяем их воедино; этот союз есть экстаз растворения низшего элемента в высшем». Такой союз «призван разрешать от комплексов и уз материального мира и создавать все менее и менее материальный — это наш путь любви, путь восхождения от экстаза к экстазу». »

[576] И далее: «Полярность велика, но еще более дикой является сила притяжения и энергия, освобождаемая при половом сношении». Постоянно говоря о сексе как источнике энергии, Кроули считал привыкание к одной-единственной женщине отрицательным фактором.

Этот, если так можно выразиться, «полуметафизический» уровень общения с женщиной Кроули сочетал с использованием наркотиков и психотропных средств ради преодоления обыденного сознания и сверхчувственного пробуждения. Биограф Кроули, Симонде, полагал, что «секс был для него восхождением к Богу, его личным способом освящения себя и мира. Он вступал в половые отношения не ради развлечения и не ради размножения, но ради рождения новых потоков энергии, ради обновления сил. Для него сам половой акт был магическим актом, священным таинством». «А рrоlonged orgy in honour of the great god Pan — all in due order and proportion, veiy admirable». »

[577] Opus — так называл Кроули половой акт; слово это взято из герметической терминологии «Великого Делания». Акмеическая стадия Opus’a ломает границу уровней сознания и ставит адепта лицом к лицу с богами: «Operation prolongued and intense: orgasm multiple… — The gods clearly visualised and alive». »

[578]

Сексуально-магические ритуалы были наиболее тайной стороной деятельности созданного Кроули О.Т.О. (Ordo Templaris Orientis). »

[579] Описаны они в книге «Agape — Liber С: The Book of Sangraal», »

[580] которую нам не удалось достать. Поэтому нам трудно сравнивать тантризм с правилами, установленными Кроули. Возможно, режим агора, то есть пробуждения сверхчувственной реальности, так или иначе присутствовал у «Templaris Orientis». Об одной из своих подруг Кроули писал: «Она знает и любит во мне бога, а не человека, вот почему и в самой себе она победила отравляющий ее токсичный газ» (то есть иллюзию индивидуального Я). Но при этом он прекрасно осознает смертельные и животные аспекты женского начала. «Странная, извращенная богиня, богиня без чести и совести», — так пишет он о женщине. Познать ее сущность как богини можно лишь употребляя женщин одну за другой — так считал Кроули. »

[581] Он дает и советы о способах завоевания «богинь». Утверждая, что у каждой женщину есть одна наиболее чувствительная зона, Кроули советует сосредотачивать именно на ней все внимание и так «завоевывать» жертву: «Единственное, что противоестественно, это промедление. Не обращайте внимания на ее жалобы, просьбы о милости, подавляйте ее сопротивление как можете. Через несколько часов она не будет способна пошевелить и рукой, и тогда сдастся». При этом рекомендуется избегать брутальности, тем более, что женщина все равно всегда «вульгарна в своих желаниях». Брутальность, конечно, может быть, но чисто психическая, а не «реальная». »

[582]

Для исследователей Кроули существует одна неясность. С одной стороны, у него были дети, с другой — он часто говорит о sex-magic в контексте гомосексуализма. Касательно первого, думается, он никогда не собирался оплодотворять своих «инициатических подруг»; скорее всего, как раз по контрасту с бурной жизнью, ему был необходим домашний очаг. И, будучи человеком «широким», он не возражал, если кто-то от него и родит. Что же касается второго аспекта — гомосексуальности — то, хотя и известно, что связей такого рода у Кроули было не так много, очевидно, цели их были именно магические, то есть выход на сверхчувственный план с помощью чего-то необычного, подобного наркотикам. Возможно, Кроули стремился таким образом вызвать у своих учеников особое состояние медиума, «озаренного» — практика, по некоторым сведениям, осуществлявшаяся и Калиостро, и Креммерцем. Что же до женщин, то и у них Кроули пытался вызвать «даже с одного раза состояние неистовства, разрешавшееся затем глубоким спокойствием в сочетании с пророческим трансом и часто с описанием своих видений». »

[583]

В любом случае, основной «технический прием» Кроули — превышение, чрезмерность: в наслаждении и в боли, в сексе и в пьянстве — во всем следует «дойти до точки», а затем все-таки продолжать жить. »

[584] Среди инструментов, используемых Кроули, — наряду со знаками, пентаклями, одеждами и так далее, — «магический кинжал» — символ готовности «пожертвовать всем». »

[585] Один из тайных ритуалов, изложенных в «Esoteric Record» в главе XV, называется «смерть через оргазм» или mors justi. »

[586] За границей безумия или опьянения всегда — магическая озаренность, транс, переживаемый как мужчиной, так и женщиной.

При всем том Кроули хорошо знал, что занятия половой магией могут как разрушить организм, так и оказаться своеобразной почти аскезой, его укрепляющей. По его мнению, следует быть готовым и к тому, и к другому, и в особенности знать обо всех опасностях употребления наркотиков. «Я научился полностью владеть своим духом; моя мораль более строга, чем у кого-либо в мире, хотя все мое поведение — это абсолютная свобода». »

[587] Но если сам Кроули скончался в 72 года в полном физическом и душевном здравии, то почти все, вступавшие с ним в контакты, особенно женщины, окончили жизнь в психиатрических лечебницах или просто самоубийством: это именно те последствия, от которых традиция предостерегает идущих «путем левой руки».

Относительно наркотиков Кроули понимал, что к ним чаще всего возникает привыкание (еще большее, чем к женщинам), и большинство не может его преодолеть. Наркотики, говорил он, это пища «сильных духом мужчин, королей». »

[588] Но и от наркотиков все-таки можно освободиться: еще более опасно привыкание к пассивному медиумизму, к сверхчувственным контактам — «экзистенциальному рабству», которое страшнее материальной интоксикации. »

[589] Употребление Кроули и его последователями наркотиков, очевидно, было тождественно употреблению «тайных зелий» в древности и на средневековых шабашах и радикальным образом, в том числе и по результатам, отличалось от того, чем занимается большинство наших современников, просто разрушающих свое здоровье. У самого Кроули употребление наркотиков не превращалось в наркоманию, но носило ритуальный характер, и было включено в определенную «цепь». Но мы должны знать, что почти все его последователи не выдерживали поставленных «наставником» целей и скатывались от «доктринального» к индивидуально -разрушительному.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]