59. Предположения относительно так называемой «оперативной половой магии»


[ — <a href=’/metafizika-pola’>Мeтaфизикa пола]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Нам осталось поговорить лишь о половой магии в ее собственном, так называемом «оперативном» значении, то есть не о физическом или просто неизвестном современной материалистической психологии воздействии одного человека на другого или на окружающую среду. За рамками данной книги остается вопрос о реальности таких воздействий. Наша задача — не вынося никаких оценок, описать основные чисто технические предпосылки таких воздействий тогда, когда в качестве основного магического способа используются отношения, возникающие между лицами разных полов.

С точки зрения чистой метафизики, эрос — это стремление к реализации тайной структуры всеопределяющей троичности, иными словами — восстановление Единого там, где господствует диадическое деление. Одно лишь осознание этого факта, конечно, еще не «магия». Человек парализован экзистенциальной разорванностью, рас -троен -ностью. Разделение полов — лишь одно из проявлений дуализма, такое же, как диады «дух-природа», «Я — не Я». Бели признать, что диада не разорвана абсолютно, иными словами, есть некие метафизические отношения между ее членами,- а это, как мы вцдели, особенно внятно признавал Скот Эригена, — то значит, не может не существовать и некоей взаимосвязи между полом и опытом трансценденции. А значит, при определенных обстоятельствах «технически» возможно и прямое, парафизическое воздействие на не-Я, на природу, на неблагоприятные стечения обстоятельств. Вспомним классическую платоновскую редакцию мифа об андрогинах, которые якобы и были рассечены пополам из-за гнева богов, вызванного как раз такими их способностями и возможностями, благодаря которым андрогины были способны с ними состязаться.

Это с точки зрения метафизики. С точки зрения психологической науки магия (любая) восходит к паранормальным состояниям, к экзальтации, к «маниям», опьянению и активному экстазу, разрывающему физические обусловленности и ставящему Я в активные отношения с тем, что Парацельс называл «Светом Натуры», с за-психической гранью реальности, где каждое слово и мыслеобраз обретают объективно-реальный характер. Тогда и эрос может стать не только мистико-инициатическим, но и магическим в прямом смысле слова. Исключительная подвижность и жизненная сила эротических фантазий известна и в профанической любви — об этом мы много говорили. В какой-то момент, в какой-то степени и форме всякая любовь оказывается именно оживлением «живой магической фантазии». Но есть и особая техника, использующая силу пола в магических целях — в традиции известны и ее особые правила.

В современном, оторвавшемся от традиции мире, почти все подобные проявления имеют очень низкую природу — это колдовство, причем крайне примитивное, и оно нас совершенно не интересует. Лишь некоторые черты индийского тантризма могут привлечь внимание. Вот практика построения зakra или «цепей» (буквально «колес»), составленных из разнополых пар, расположенных по кругу и совершающих ритуальные совокупления. В середине круга размещался сakreзvara со своей зakti — он руководит всеми остальными. На эту роль избирался только посвященный адепт. Цель «операции» — оргиасгическое пробуждение «богини», невидимо управляющей участниками. Ее движения они и повторяют между собой: в результате образуется «флюидический» или «психический» поток. Магический ритуал завершается за счет cakrecvara: «один, два, три!», то есть опять налицо значение числа «три». Однако, скорее всего, цели подобных практик носили прикладной характер. Вероятно, они устраивались местными князьями для «энергетической подпитки» различных «профанических» мероприятий, например, для воинов перед походами. »

[590]

Правда, одной, хотя и самой существенной детали, мы не знаем — не было ли все это обычным оргиастическим промискуитетом, или же ритуал подчинялся правилам удержания семени. Наше предположение состоит в том, что полностью завершить половой акт мог только cakreзvara со своей зakti — остальные же должны были достигнуть состояния на грани сlimах’а и сохранить в себе его энергию для последующих, уже не сексуальных, действий, в частности, для битвы.

Некоторые подобные практики дожили до наших дней и существуют даже внутри нашей цивилизации. Очень важный документ приводится в книге «Magia Sexualis» Паскаля Беверли Рэндольфа. »

[591] П.Б.Рэндольф — заметная фигура среди писателей-«оккультистов» XVIII столетия. Он принадлежал к организации «Hermetic Вrоtherhood of Luxor», имевшей центр в Бостоне и несколько отличавшейся от похожих групп и сект, объединявших в основном чудаков и мистификаторов. Век спустя, в 1870 году, «братья» вновь заявили о себе, создав центр под названием «Eulis Brotherhood». Книга «Magia Sexualis» была составлена уже после смерти Рэндольфа из записей, сделанных им для личного пользования членов «братства», и то не для всех. Если быть точным, то сексуальные практики были дозволены только на «второй степени» внутри сообщества. Современной публикацией книга мы обязаны Марии де Нагловска, о которой здесь уже говорилось. Это надо иметь в виду, так как во многих аспектах изложенного очень чувствуются личное влияние и толкования последней.

Рэндольф начинает с констатации того, что «пол есть великая и главная магическая сила природы». И когда он утверждает, что «все силы и способности вообще истекают из женского аспекта Божества», »

[592] мы легко узнаем здесь метафизическую концепцию Cakti. Заметна интересная деталь: согласно Рэндольфу, если на матери-ально-телесном уровне мужское образует положительный, а женское — отрицательный полюс, то на «ментальном» — «женщина активна, а мужчина негативен». И далее — если мужской и женский половые органы соответственно положителен и отрицателен, то противоположные знаки имеют особые «органы ментальных проявлений», расположенные в области головы». »

[593] Станислав де Гуайта утверждал нечто подобное о негативности мужского начала в состоянии «жадного желания» и о позитивности женского, причем именно в его «тонком», «привлекающем», «высасывающем», «не действующем» аспекте. Именно поэтому целью инициатических половых объятий является восстановление на духовном и тонком плане позитивного аспекта мужчины перед лицом женщины. »

[594] В этом смысле говорить об области головы как органе «ментальных манифестаций» в духе Рэндольфа неточно. Область головы — скорее орган «психологически-интеллектуальной» деятельности, в которой все-таки не женщина, а мужчина «заряжен положительно». «Переполюсовка» негативного аспекта мужского (о чем мы уже говорили в связи с символикой viparita-maithuna) касается более глубоких пластов бытия. В дальневосточной терминологии это прежде всего кристаллизация чистого yang, достижение состояния, при котором поп des mulieri potestatem animae tuae. »

[595] Если Рэндольф не упоминает об этом условии, все равно очевидно, что именно достижение такого состояния есть конечная цель magia sexualis.

Первейшее качество чистого yang — так называемая летучесть, то есть способность господствовать над любыми обстоятельствами, возвышаться над ними и пребывать при этом твердым и постоянным. Согласно Рэндольфу, «нет силы, подобной силе грозы, — она сияет и гремит, но себя при этом не истощает. Необходимо развить в себе эту силу — летучесть — неподвижную, ибо она подчиняется всем приказам ума, и холодную, ибо она превыше всякой страсти». »

[596]

Второе необходимое качество, которое в некотором смысле можно назвать внутренней антитезой первого, — «декретизм», или «диктаторские качества, без которых человек не может совершить ничего — ни хорошего, ни дурного», «умение отдавать приказания спокойно и сурово, без всякого внутреннего сомнения в том, что они будут выполнены». Мы уже говорили, что в инд о «тибетском тантризме мужское начало имеет в качестве символа vajra — скипетр. Чтобы развивать эти способности, следует иметь воображение «свободным от всяких чувств и забот, способных воспрепятствовать отданию приказа». »

[597]

Третье качество — «гибкость», то есть умение пластично, с помощью телесных движений, выразить и воплотить определенные мысли и чувства. Ритуальная гибкость тела очень важна в любой йогической практике, с ней связаны asana и mudra, особые позы и положения тела, позволяющие открывать и закрывать циркуляцию тонких энергий организма. Когда определенная поза «осуществлена», это имеет и внутренний смысл. И тогда само положение тела становится лишь его внешней объективацией. Четвертое и основное качество yang по Рэндольфу — «тироклеризм», то есть способность пробуждать и формировать перед внутренним взором образы, покоящиеся в глубине подсознания.

Мы не будем останавливаться на магических свойствах запахов, звуков, цветов, равно как и на астрологических выкладках автора. Отметим главное. Рэндольф указывает, что целью всякой половой магии является, во-первых, исполнение предначертания, желания и в конечном счете приказа «оператора». Далее — «провокация сверхчувственных видений», подобная опытам Кроули. На третьем месте — восстановление жизненных сил и «магнетических способностей» (как и у даосов). На четвертом — подчинение женщины мужчине и наоборот. И, наконец, говорится о «тяжести» психо-флюидической силы, которой надо насытить объекты воздействия — это последнее вообще находится на грани человеческих возможностей.

Касательно правил самого сношения автор не высказывает ничего определенного, а то, что он говорит, мало убедительно. Общим моментом, разумеется, является утверждение, что «похоть и наслаждение не есть главная цель». »

[598] Однако достаточно трудно понять, как без наслаждения достичь «союза душ», — возможно, впрочем, что вся ситуация лишь средство, как и женщина — своего рода инструмент. Может быть, даже речь идет о простом флюидическом, а не телесном соединении. С одной стороны, Рэндольф пишет, что соединение должно стать «подобием молитвы», с другой непонятно, как молитвенность может сочетаться с «текучестью» и «де-кретизмом». »

[599] Кроме того, во время самого полового акта, как считает Рэндольф, надо «саморазрушаться» и «возноситься ввысь»… в момент, когда, всеми своими силами, соединенными в пучок, касаешься самого корня противоположного пола. С этого момента соитие становится магическим. «Лучше всего, когда мужчина и женщина думают об одном и том же и желают одного и того же, но даже и молитва одного бывает действенна, ибо во время любовного спазма один способен передавать свою творческую силу другому». Но чтобы она была «действенна», «необходим пароксизм двоих. Момент наслаждения женщины должен совпадать с излиянием мужчины, иначе магического соединения нет». »

[600] При этом прямо говорится, что в этот момент «мужское семя проникает в тело женщины». И в то же время автор ополчается на «телесную страсть», «звериный инстинкт», который «самоубийствен для мужчины». »

[601] Все это трудно примирить одно с другим, если, конечно, здесь не сокрыт некий эзотерический подтекст. Как мы уже знаем, семяизвержение есть прерывание всего процесса и с точки зрения сверхчувственного восприятия — опасное «ослабление».

Если верить Рэндольфу и относиться к его писаниям всерьез, то следует полагать, что он на самом деле отделяет «магическое семя», vоrya, от вещественного. Женские объятия пробуждают в мужчине силу, с помощью которой он в момент эякуляции способен отделить магическую вирильность от вещественной, и женщина оказывается как бы обманутой — она получает лишь безжизненную жидкость, лишенную гипербиолошчес-кого компонента. В то же время, возможно, сакрализация и ритуализация чисто детородного полового акта, существующая в креационистских религиях, подобных исламу, придает биологической эякуляции и некоторое магическое значение. В любом случае ясно, что Рэндольф придает особое значение живительной и динамической силе воображения, которую следует поставить на службу «магическим целям». Это единственный ключ к относительному пониманию того, что он все-таки хочет сказать о правилах полового соития, если, конечно, он их действительно воспроизводит в своей книге, а не занимается мистификацией. Все-таки мы полагаем, что одновременный «эротический кризис» у мужчины и женщины понимается чисто как «творческий» и не может быть истолкован в материально-физическом смысле обычного полового акта. К животному зачатию способна и очень молодая, и фригидная, и изнасилованная женщина, а оплодотворяющее действие сперматозоида в яйце может наступить даже через несколько часов после оргазма. Возможно, к тому же, и искусственное оплодотворение. А, значит, не об этом говорит Рэндольф.

Отметим, что он приводит некоторые особые схемы позиций при половом сношении — это все вполне в ключе его теории «гибкости». В данной книге обо всем этом можно лишь упомянуть в самых общих чертах. Достаточно указать, что некоторые древние тайные традиции, пусть в искаженном виде, но дожили до наших дней, и те сексуальные «позиции», которые сегодня мы сплошь и рядом встречаем в профанической и «свободной» эротике, — всего лишь остатки древних и даже магических ритуалов.

Очевидно, что участие в описываемых Рэндольфом «операциях» в области половой магии требует большой подготовки и даже своеобразно-парадоксального «раздвоения личности»: с одной стороны, неизбежно саморастворение и экстатическое слияние с женщиной вплоть до осуществления «не-дуальности», необходимой для успеха «операции», с другой — адепт должен сосредотачивать свое внимание на собственном «втором Я», которое может быть связано как с «магической молитвой», так и с совершенно «профанным» предметом — здесь важна сама концентрация.

Рэндольф выдвигает и некоторые особые требования,как, например, семидневную подготовку, за которой следует «оперативный период» в четырнадцать дней и сам «ритуал» — три дня. »

[602] Говорит об особой подготовке места. Женщина должна спать в отдельной комнате; ее нельзя часто видеть; ее нельзя видеть даже тогда, когда между партнерами уже возникло магнетическое притяжение. После каждой «операции» женщина должна уединяться и пребывать в молчании. Все это свидетельствует о ее чисто инструментальной, вспомогательной роли в половой магии.

Наконец, Рэндольф предупреждает против общения с «инкубами и суккубами, которые воплощают ваши же сокрытые желания и пороки». Человек может стать их рабом, не способным от них избавиться. »

[603] О том же, хотя и иными словами, предупреждал и Креммерц, говоривший о «безмолвно заключенных соглашениях» с темной силой. С более серьезной и объективной точки зрения, эта опасность не обязательно связана с «желаниями и пороками» — она глубже. Как мы уже говорили, здесь проявляет себя обнажение и объективация стихийной, безличной силы пола (точнее, секса как такового) в том или ином проявлении. Человеческая пассивность и покорность этой силе порождает состояние «одержания», «одержимости», разрушения личности и души в прямом богословском смысле этого слова. Здесь оказываются затронутыми самые глубокие слои бытия, как, впрочем,

и в профанической любви, когда человек оказывается «сражен» женщиной (или наоборот), и тогда у него (у нее) начинается распад личности и часто даже наступает смерть.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]