ЕВРЕЙСКИЙ НАТИСК


[ — <a href=’/pisma-k-russkoj-nacii’>ПИСЬМА К РУССКОЙ НАЦИИ1911 год]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

 Евреи наконец добились вмешательства иностранной державы в наши внутренние дела. Соединенные Штаты объявили России войну — пока лишь торговую. По отзывам сведущих людей, эта война для нас совсем не страшна. Она крайне невыгодна для самой Америки и, наоборот, очень выгодна для нас. За последние тринадцать лет мы вывезли в Соединенные Штаты всего лишь на 76 миллионов рублей разных товаров, тогда как Штаты вывезли к нам на 721 миллион товаров, то есть почти в десять раз более. За указанный срок мы, переплачивая ежегодно более 50 миллионов рублей Америке, подарили ей около 645 миллионов рублей. Торговый разрыв с Америкой освобождает нас от нелепой дани, которую нам давно пора было сбросить: ведь главные предметы американского привоза к нам — машины, но они ничуть не хуже выделываются в Германии и Англии. Изделия же из пеньки и льна, почему-то привозимые из-за океана, нам просто стыдно не выделывать дома.

Если отказ от договора 1832 года столь невыгоден для Америки, то чем же объяснить странное легкомыслие, с которым она решилась на эту меру? Ответ на этот вопрос дает весьма интересная брошюра В. П. фон Эгерта, петербургского присяжного поверенного, только что вернувшегося из Америки после трехмесячного путешествия по Соединенным Штатам. Вот голос свежего человека, наблюдавшего механику скандального события на самом его месте. В. П. фон Эгерт утверждает, что вся теперешняя американская шумиха устроена исключительно евреями. «Вся страна, — пишет он, — поднята и объявляет крестовый поход против России из-за евреев». Есть штаты, где евреи в значительном количестве заседают в местных законодательных палатах. «При отталкивающей своим безнравственным характером партийной политике» они там командуют положением. Надо заметить, что американские палаты, по словам нашего автора, наполняются «при грязных приемах выборной агитации не лучшими элементами населения, а худшими — продажными журналистами, нечистыми на руку адвокатами и т. п.». Свирепая еврейская кампания против России ведется так: «льются потоки статей и речей с неистовой бранью и с ложью, не знающей никаких границ». Это местное движение в Штатах передалось и на союзное правительство. Оказывается, что еврей Зульцер, внесший в вашингтонскую палату предложение о разрыве с Россией, — это наш дорогой соотечественник, жидок из Витебска, где до сих пор живут его родственники. Этого рода наши «соотечественники» внушают американцам, что «Россия, прибегшая в 1905 году к покровительству Соединенных Штатов и так много им обязанная за мир, для нее исходатайствованный у Японии, не решится воспротивиться их требованию». Вот до чего мы дожили: тысячелетнюю славянскую империю евреи объявляют под американским покровительством.

В. П. фон Эгерт приводит некоторые подлинные статьи из американских газет — точнее, еврейских, ибо и в Америке, как у нас, печать почти сплошь захвачена паразитным племенем. Исполненная тончайшей подлости игра состоит в следующей фальсификации, которой грубоватый и, к сожалению, невежественный в отношении России ум американской публики не замечает. Евреи выдают себя самыми пламенными американцами. Они кричат, то Америка оскорблена тем, что американских евреев не пускают в Россию. Но тут скрывается ложь, двойная и вдвойне бесстыдная. Евреи, хотя и американские граждане, в действительности вовсе не американцы. Подобно неграм, натурализованным китайцам или краснокожим, евреи остаются людьми совсем другой расы, другой исторической национальности, другой психологии, других мировых интересов, чем прирожденные янки. Как этого не видеть? Неужели чисто канцелярский штемпель «гражданин Соединенных Штатов» сразу исключает все не одолимые ничем различия, установленные самой природой? Куда девался здравый смысл у англосаксов? Где их зоркие глаза? Где та правдивость, которая была до сих пор добрым гением, унаследованным ими от пуритан? Как верно говорит пословица: «На всякого мудреца довольно простоты» — горсти презреннейших отбросов Европы, отличающихся вдвое повышенной преступностью, удалось убедить очень широкие круги американской публики, что Россия договором 1832 года оскорбляет Америку… Удивительное открытие факта, которого никто не замечал в течение восьмидесяти лет!

Секрет еврейского влияния в Америке, как и у нас, — невероятная наглость, с какой жиды утверждают ложь. Христиане, воспитанные в своей христианской честности, никак не могут, судя по самим себе, допустить, чтобы люди целой огромной толпой публично лгали, да еще с такою крикливой страстностью. Хотя христиане тоже иногда лгут, но каждый раз внутренне краснеют за это и осуждают себя. Психология христианская совершенно не допускает систематической, назойливой лжи. Видя ожесточение, с каким жиды утверждают какой-нибудь факт, христиане стыдятся даже предположить, чтобы люди могли так откровенно извращать правду. А между тем в этом-то все и дело: в отсутствии у жидов нашей совести. Американцы не понимают, что это ничем не истребимая расовая черта евреев, вроде чесночного запаха или темной кожи. Христиане постоянно забывают, что за ними ~ тысяча лет евангельского воспитания, а за евреями — две тысячи лет ненависти к Евангелию. Неужели это совсем ничто? Если англосаксы до такой степени потеряли уважение к натуре вещей, чтобы не отличать себя от еврея, то это для мирового господства их довольно-таки грустное предсказание. Уж какое тут господство, когда в самой свободной из англосаксонских стран коренные граждане ее оказываются во втором столетии своей истории в моральной власти хананейских выходцев!

Судя по цитатам г-на фон Эгерта из еврейских газет, «еврейские граждане Соединенных Штатов, урожденные и натурализованные, решили бороться по мере сил всеми законными средствами за устранение этого единственного пятна на их положении граждан», то есть с русскими законами о еврействе. Евреи и тут солгали: объявив намерение бороться законными средствами, они прибегают к неприличнейшим и преступным скандалам вроде того, который ими был произведен 30 октября этого года в Нью-Йорке. Дело было на ипподроме. Известный артист Андреев с оркестром балалаек давал концерт. В одной из лож находились русский генеральный консул барон Шлипенбах, член посольства нашего в Вашингтоне барон Икскуль, секретарь русского посольства в Париже и другие видные русские в соседних ложах. Все шло благополучно. Из понятной вежливости русский оркестр сыграл американский народный гимн «Усеянное звездами знамя». Все выслушали его стоя и отвечали рукоплесканиями. Едва, по словам «New-York American», прекратились рукоплескания, как из публики раздался голос: «Русский гимн». Г-н Андреев «сделал поклон в сторону ложи, занятой русским дипломатом, и дал знак оркестру начать русский гимн. Тотчас несколько сот зрителей на галереях поднялись и стали неистово свистать и шикать. К этой буре протеста присоединились и другие лица внизу».

Нужно ли добавить, что эта «буря протеста» была произведена сплошь жидами? По словам газеты, «половина зрителей криками привета русскому гимну старалась покрыть протест тех, кто выражал неудовольствие», — но разве возможно мирным и воспитанным людям перекричать собравшийся жидовский кагал? Хотя балалаечники продолжали играть русский гимн, но он совершенно был заглушен жидовским гвалтом, шиканьем, свистом. Жиды ревели и вопили: «Вспомните Кишинев! Вспомните погром!» И русские почетные гости, и русский оркестр принуждены были наконец удалиться.

Вот какие средства американские жиды считают «законными», чтобы «заставить» Россию пропускать их к себе. Негодяи посылают нашей Империи неслыханное оскорбление и в награду за это «требуют» (заметьте — требуют!) полных прав наиболее благоприятствуемой нации! Что всего печальнее, сумасшедшая наглость эта, подобно наскоку ястреба на стаю кур, имеет некоторый успех. Не только грубо невежественная в отношении России американская публика, но даже петербургская бюрократия, которой не грех бы перестать якшаться с жидами, находится под впечатлением еврейских скандалов. Ведь дошло до того, что через неделю после описанного безобразия в Нью-Йорке оно повторено было уже в самом Петербурге, в Дворянском собрании, на торжественном Ломоносовском юбилее, устроенном Академией наук… И ничего — ни скандалисты, ни академические режиссеры скверной демонстрации не понесли ни малейшей ответственности…

Г-н фон Эгерт в названной интересной брошюре (Брошюра ввиду серьезного оборота русско-американского конфликта не пушена автором в продажу, но рассылается им министрам, членам законодательных палат и т. п. лицам.) дает обстоятельный «ответ на обвинения против России и на обращенные к ней требования». О Господи! До чего, однако, упала наша государственность: нам приходится разговаривать с паразитами, которые тучей на нас лезут; нам приходится давать объяснения, чуть что не униженные оправдания. Читатели «Нового времени» уже знают, до какой степени со всех точек зрения — и с международно-правовой, и с договорно-юридической, и с экономической — претензии Америки ничтожны. В случае сомнения читатели благоволят обратиться к брошюре г-на фон Эгерта, как исследовавшего дело в самой Америке, мне же повторять здесь не хочется ни невежественных претензий, ни слишком легких ответов на них. Достаточно отметить убеждение осведомленного автора, что торговый разрыв с Америкой «для России кроме выгод ничего не может принести: Россия больше не будет переплачивать Соединенным Штатам свыше 50 миллионов ежегодно по торговому балансу, и приостановится теперь истребление пушного и иного зверя в Сибири», совершаемое, сказать кстати, тоже американскими евреями, представителями тамошних меховых фирм.

Хотелось бы выяснить, насколько мошенническая агитация евреев может встретить поддержку в самой толще американского народа. Г-н фон Эгерт дает и относительно этого любопытные разъяснения. По американской печати, как почти сплошь жидовской, нельзя судить об отношении к евреям американцев. Подобно нашей интеллигенции, и американская часто смотрит невольно еврейскими глазами, особенно если «еврейская пропаганда приправляется ужасами, рассказываемыми о России», только будто бы и занятой что травлей и терзанием несчастного племени. Как и у нас, к евреям в Америке относятся благодушно лишь в тех областях, где они появляются отдельными единицами, но в восточных штатах, где их набилось около двух миллионов, евреи уже успели возбудить резко враждебное к себе отношение. «Предоставив евреям политическое равноправие, американцы, однако, чуждаются более близкого общения с ними, — говорит г-н фон Эгерт, — не принимают их ни в круг своих домашних знакомых, ни в свои клубы и не допускают воспитания еврейских детей совместно со своими. Противны им евреи своим физическим типом, своей манерой говорить и держать себя, своей суетливой, лишенной достоинства повадкой и своею наглостью. Гордому американскому народу, с любовью взирающему на свою историю, на свою борьбу за освобождение, на свои труды и на выполненное им огромное культурное дело, в чем всем евреи участия не имели, — противно видеть, как теперь евреи, украшая себя чужими перьями, кичатся своим «американским гражданством»… Ни клубы, даже ученые, ни студенческие организации не принимают евреев. Значительное число отелей не пускают евреев к себе, чтобы не потерять других посетителей. В театрах в разных сценах и куплетах евреи выводятся как предмет осмеяния. Таковы популярные вещицы вроде «The sabsmanand the porter», «The money makers», «A modern cannibaling» и др. В Нью-Йорке, впрочем, который превратился в Jew-York (Jew- жид), постановка таких сценок была бы невозможна из-за неистового гвалта, который тогда подняли бы в театре евреи».

Известный писатель Биджлоу в «New-York Herald» пишет, что «Соединенные Штаты до такой степени быстро оседлываются евреями, что в то время как о всякой другой нации возможно свободное рассуждение, еврей один поднимает вопль о гонении всякий раз, когда критика касается его». Тот же писатель свидетельствует, что почти вся печать этого великого народа находится в руках евреев или «прикабалена» к ним чрез получаемые от них и при посредстве их объявления. К оставшейся горсти независимой печати Биджлоу обращается с воззванием о разоблачении правды относительно евреев «ввиду картины исчезновения американцев пред натиском орды еврейских «патриотов», которые уже начинают оцвечивать и армию нашу, и флот, которые являются вредоносным элементом для наших дипломатических отношений и для нашей консульской службы». Евреи очень гордятся тем, что немалое количество их проникло в судьи и даже в члены конгресса, но Биджлоу настаивает, что над ними необходим «бдительный глаз», иначе в Америке нужно ожидать «взрыва, перед которым дрейфусовские дни покажутся детской игрой». Весьма иронически относится американский писатель к уверениям евреев, что они тотчас же становятся пылкими американскими патриотами, как только пароход с ними пристает к Нью-Йорку. «Отчего бы, — говорит Биджлоу, — не попытаться какому-либо американцу сделать над собою подобный же опыт превращения в еврея, проведя хотя бы одну зиму в Святой Земле?»

Не только среди проницательных писателей, даже «в низших слоях населения больших городов накапливается озлобление против евреев, ничем не уступающее тому, которое мы видим у нас в Западном крае, в Малороссии и Польше», — говорит г-н фон Эгерт. Американцу, добросовестному работнику, «досадно и обидно видеть, что какие-то люди чужого племени, массами присосавшиеся к стране и все продолжающие прибывать в нее, не хотят с ним делить его трудов, а между тем требуют себе и урывают пропитание из общих средств страны, занимаясь делом, ничего не стоящим в его глазах, — мелким комиссионерством, покупкой и продажей старого платья, торговлей вразнос катушками, шпильками, лентами, всяким пустяковым товаром и скрытно порнографическими карточками и т. п., причем нередко еще, никому невидимо, богатеют на своем непроизводительном занятии и через несколько лет открывают важные магазины». Как видите, жиды остаются необычайно верными себе во всех краях земного шара — и в абсолютных монархиях, и в демократических республиках. Они всюду ведут себя как паразиты, возбуждающие к себе презрение и ужас. Г-н фон Эгерт описывает наблюдавшиеся им случаи крайне враждебного отношения американцев к евреям даже без видимой причины. Очевидно, и там, как во всем христианском свете, оплошавшем в своем великодушии перед еврейством, поднимается могучий инстинкт самосохранения, оскорбленный и негодующий на свою оплошность. Теперешний разрыв Америки с Россией сведущие люди объясняют не столько обиженностью за неуважение прав американских граждан, сколько страхом перед евреями, которых русские стеснительные законы заставляют переселяться в Америку. Американцы чувствуют, как они ошиблись, давая равноправие антихристовой расе, и хотели бы устроить отлив этого добра в Россию. Надо надеяться, что русское правительство и палаты дадут достойный отпор этому покушению. Объявленный почин в этом смысле г-д Гучкова, Карякина и Лерхе будет встречен всей Россией с глубоким сочувствием. Следует с такой же стремительной быстротой, с какой действуют американцы, напомнить им элементарное правило международной вежливости: долг невмешательства в чужие внутренние дела. Мы не мешаем американцам давать своим евреям какие угодно права, но оставляем за собою право не давать подобных же прав на нашей почве. Не мешало бы и русским евреям почувствовать, до какой степени наглость их паразитной нации близка к пределу терпения великого приютившего ее народа.

10 декабря


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]