ЕВРЕЙСКИЕ ПРЕТЕНЗИИ


[ — <a href=’/pisma-k-russkoj-nacii’>ПИСЬМА К РУССКОЙ НАЦИИ1913 год]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

Закончившийся в Вене XI Сионистский конгресс разразился крайне наглой резолюцией по адресу России. Хотя на каждое еврейское чиханье не наздравствуешься, поданная выходка заслуживает быть замеченной. Сионистские конгрессы обратились в своего рода парламент всемирного еврейства, собирающийся или, точнее, кочующий регулярно по всем кратным центрам необъятной еврейской «диаспоры». Десятилетие проходит за десятилетием с тех пор, как новый Моисей современного Израиля – доктор Герцль [82] – бросил клич о новом «исходе» в старое еврейское отечество, но до сих пор евреи что-то не двигаются в Палестину. Все дело ограничивается шумным галдежом на сионистских конгрессах да собиранием шекелей – особого налога с простодушных жидков, которые в самом деле ждут новых казней египетских над современными фараонами и огненного столба впереди еврейской эмиграции. Сионистская эмиграция подвигается очень туго, но зато сионистская агитация с ее всемирными еврейскими съездами слагается незаметно совсем в особое, очень загадочное и даже подозрительное явление. По-видимому, тут все сводится к тому, чтобы обморочить христианское общество сладкой надеждой на добровольное выселение евреев в Палестину, а под шумок это рассеянное племя номадов явно организуется в своего рода всесветную империю, располагающую паразитным манером упрочиться совсем в другом Ханаане, гораздо покрупнее древнего. Имя новому Ханаану – земной шар, ни более ни менее. Предполагаемые потомки Иакова собираются проделать тот же гешефт, что их предки три с половиной тысячи лет назад. Тогда они напали, как саранча, отродившаяся в пустыне, на целый ряд маленьких ханаанских держав и не столько силой, сколько хитростью, вроде иерихонских труб, овладели ими. Удостоверено, что разноплеменные народы Палестины были разбиты их же собственными силами. Подметив раздор между хананеями, евреи нанимали один народ против другого и руками преимущественно мужественных арийцев (филистимлян) утвердили свою власть, которой пользовались затем со свирепостью палачей. Утвердили, правда, ненадолго, ибо ни физически, ни духовно евреи не могли выдержать государственного соперничества с великими арийскими соседями – персами и греко-римлянами. Теперь еврейством, размножившимся как песок морской, становится, по-видимому, задача овладения уже всеми народами земли, не замечающими еврейского плана, и тем же путем – путем внедрения, мирного захвата богатств и натравливания народов друг на друга. Почти все нынешние христианские войны ведутся на государственные займы, сделанные у евреев, и часто военные займы похожи на военные наймы. Последний пример еще свеж в памяти. Бедная деньгами Япония могла вести войну с Россией лишь благодаря слишком любезному финансированию ее еврейским золотом. Хотя, как уверяют, уже давно существует в связи с «Alliance Israelite» (тайное правительство всемирного еврейства), но для объединения и большого сплочения этой расы необходимо и гласное народное представительство, регулярные съезды выборных или хотя бы самозваных «вождей» Израиля. В такого именно рода сеймы, не религиозные, а чисто политические, превращаются и сионистские «конгрессы». На этих сеймах, как на недоброй памяти польских, идут, правда, жаркие споры и перекоры, но есть нечто, что объединяет евреев всех стран и партий, – это общая ненависть к христианству, и особенно к России. Последний конгресс, как и предыдущие, не обошелся без грубых демонстраций против нашего отечества, оказывающего гостеприимство большей половине иудейского племени. Вот текст резолюции последнего заседания конфесса, напечатанный в венских газетах:

«XI венский сионистский конгресс, как легитимный представитель величайшей, охватывающей страны всего мира еврейской организации, заслушав заявления по делу Бейлиса, сим заявляет торжественный протест против неслыханного обвинения в том, что будто бы существуют евреи, употребляющие для своих религиозных надобностей человеческую кровь. Рассматривая это обвинение как позорнейшее явление, несмываемое пятно нашего времени, конгресс выражает свое удивление, как смеют бросать это сумасшедшее подозрение в лицо еврейского народа, прожившего три тысячелетия в атмосфере величайшей человеческой культуры, даровавшего всему человечеству законы гуманности и просветившего мир учением любви к ближнему! Во имя солидарности всего гуманного человечества мы требуем, чтобы весь культурный мир совместно с нами вступил в борьбу с мрачным варварством и помог нам защитить поруганное человеческое достоинство и оскорбленную честь нашего народа».

На этой крикливой и глупо-надменной резолюции стоит остановиться, так как это последний документ со всеми «паспортными приметами» современного юдаизма.

Во-первых, обратите внимание на титул, присваиваемый себе сионистским съездом: «легитимный представитель величайшей, охватывающей страны всего мира еврейской организации». В самом деле, это что-то имперское и даже всесветное. Конечно, претензии евреев, как всегда, и тут крайне преувеличены: из «стран всего мира» для точности придется вычеркнуть такую мелочь, как Китай, Япония, Индия, Аравия, Афганистан и пр., где сионистских организаций, насколько известно, нет. Пусть их совсем нет или они ничтожны, но, подобно папству, претендующему до сих пор на вселенскую власть, еврейство уже начинает громко подчеркивать всесветность своей организации. Это очень знаменательно, если вспомнить, что и библейский идеал евреев, выразившийся в мессианской мечте, – это именно овладеть всеми народами, дабы пасти их «жезлом железным». Затем проследите в указанной еврейской резолюции следующие «наглядные несообразности». Обвинение евреев в употреблении человеческой крови для религиозных надобностей называется «неслыханным». Но почему же это «неслыханное» обвинение, если оно насчитывает уже двенадцать, а может быть, и все девятнадцать веков с целыми сотнями судебных процессов в разных странах? «Несмываемое пятно нашего времени», – говорят евреи. Да нисколько не «нашего» времени, а и иных времен, причем остается большим вопросом, в чем, собственно, состоит пятно – в обвинениях ли, направленных на еврейство, или в лужах невинно «выточенной» христианской крови, преимущественно детской. Ведь не только утверждениями отдельных лиц, в том числе евреев, но и некоторыми судебными процессами и в давнем, и в недавнем прошлом было выяснено, насколько это доступно суду, что ритуальные убийства бывают у евреев, и если они открываются крайне редко, то в силу лишь исключительной таинственности подобных преступлений. Сами же преступники иногда сознавались в подобных злодействах. Что касается данного дела – убийства несчастного мальчика Андрюши Ющинского, то ведь бесспорно, что он был убит не простым способом, а так, как был бы убит, если бы ритуальные убийства существовали. Это утверждает профессорская экспертиза. Чего же, казалось бы, волноваться евреям до суда? На то суд и существует, чтобы устанавливать преступления, насколько, повторяю, это доступно человеческой добросовестности (не надо забывать, что очень многие преступления остаются для суда неуловимыми и оправдываются не за отсутствием злодейства, а за отсутствием доказательств его). Еврейский гвалт, поднятый во всем свете задолго до суда над Бейлисом, не представляет ли психологическое доказательство, что дело тут очень нечисто и что яростным галдежом евреи просто хотят запугать сознание христианских судей или сбить его с толку? Подобный маневр, как свидетельствуют историки, проделывался евреями еще в Древнем Риме, в эпоху Цицерона, – он проделывается всюду и теперь, от Нью-Йорка до Петербурга. Оцените психологическое состояние этого племени, когда из рассеяния оно собирается хоть в маленькую кучу: евреям мало отвергнуть обвинение, еще не проверенное судебным следствием, – они впадают непременно в судорогу самовосхваления, просто жалкую при всей забавности. «Как смеют, – вопит резолюция, – бросать это сумасшедшее подозрение в лицо еврейского народа, прожившего три тысячелетия в атмосфере величайшей человеческой культуры, даровавшего всему человечеству законы гуманности и просветившего мир учением любви к ближнему!»

Если бы человечество услышало этот еврейский писк, раздавшийся из съехавшейся в Вене кучки сионистов, оно ответило бы, конечно, добродушным хохотом. Это евреи-то жили три тысячи лет в атмосфере «величайшей» культуры! Но на деле культура эта была такого сорта, что буквально всем народам, начиная с Египта, приходилось отгораживаться от нее или крепкими заборами, вроде гетто и черты оседлости, или тяжкими ограничениями этой культуры, а иногда и полным истреблением ее – почти теми же средствами, какими борются против «культуры» холеры и чумы. Почему же так вышло, что народец, живущий в душистой атмосфере «величайшей» талмудической культуры, уже в глубокой древности был объявлен «врагом человеческого рода», самым бессовестным и мятежным? Раскройте Библию и прочтите в ней отзывы о евреях египетских, персидских и греческих завоевателей. Эти отзывы единодушны и смахивают на проклятие. В той же Библии у летописцев и самих пророков еврейских вы найдете и объяснение этой ужасной репутации. Черным по белому написано, что с самого зачатия своего это народ жестокий, глядящий на весь мир жадными и хищными глазами, как на свою добычу, народ, истребляющий почти всякую самобытную культуру, как саранча – почти всякое поле, на которое садится. Буквально все страницы Библии залиты кровью погубленных евреями народов и кровью пророков, кричавших против глубокого нравственного упадка своего племени. Теперешние еврейчики уморительно топорщатся, примазываясь к славе нескольких своих пророков и даже к славе распятого их предками Христа: мы-де «даровали всему человечеству законы гуманности», мы-де «просветили мир учением любви к ближнему». Но почему же вы сами-то, господа евреи, не приняли этих законов гуманности ? Почему вы самих себя не просветили учением любви к ближнему? Своих пророков, ужасавшихся мерзости ваших нравов, вы побивали каменьями, перепиливали деревянной пилой, как Исайю, или вешали как собак. Величайшего из пророков вы замучили и распяли, как разбойника, провозгласив, что кровь Его на вас и на чадах ваших, и вдруг теперь хвастаетесь, будто «просветили мир учением любви к ближнему». Но ведь вы же это учение отвергли, вы прокляли его, объявили его преступным, и до сих пор, в течение девятнадцати веков, в своих священных книгах и молитвах оплевываете имя Христа как самое для вас презренное, ненавистное и злодейское. Как же это у вас хватает духу хвастаться даже тем, что вы отвергаете и отбрасываете как нечто возмутительное для вашей природы? Если бы XI сионистский конгресс не был простой еврейской толпой, нагло орущей, как всякая толпа этого племени, чуть соберется покрупнее, и если бы господа еврейчики серьезно вдумывались в то, что они галдят и пишут, то, составив названную выше резолюцию, им следовало бы ради логики всем сразу отречься от закона Моисея и объявить себя христианами: просветив, мол, мир, желаем наконец немножко и сами просветиться тем же учением. Однако современные Моисеи и Аароны и в голове не имеют ничего подобного. Из протоколов их «конгресса», как со страниц Талмуда, брызжет то же застарелое человеконенавистничество, та же вечная вражда против всех народов, которые в целях самосохранения гнали этого номада отовсюду, где бы он ни угнездился.

Я лично искренний сторонник идеи сионизма. Всем сердцем желаю ему успеха, хоть и не верю, что выйдет из него толк. Но что такое самая идея сионизма, как не оглушительное доказательство зловредности еврейского племени? Скажите, какому народу придет в голову возвращаться в ту страну, которую его предки покинули две тысячи лет назад? Надо заметить, что до окончательного разгрома Титом Иерусалима уже большинство еврейского племени добровольно покинуло свою родину, как саранча добровольно покидает одно съеденное поле, чтобы перелететь на другое. Если в наш век, когда племя Иуды безвозбранно гуляет по всему свету, издеваясь даже над последней архаической чертой их оседлости, если и теперь они мечтают о собственном государстве в Палестине, то не есть ли это доказательство того, что евреи нигде не чувствуют себя дома и всюду окружены атмосферой отвращения, которое они вызывают у всех народов? Будь это народ благородный, благочестивый, «гуманный», «просвещенный учением любви к ближнему» – помилуйте, да ведь такой народ всюду был бы желанным гостем. Его не только не обижали бы, его сажали бы в передний угол, и ему не пришлось бы метаться по свету, выискивая, куда бы деться – в Палестину, Синай, Уганду, Аргентину или еще в какое-нибудь убежище. Если идея сионизма возникла, то уже одно это доказывает близость момента, когда терпение христианских народов будет истощено и когда евреям придется уже чисто практически переселяться куда-нибудь «на другую квартиру». Заявляя претензии на всесветную империю, раскинутую на теле чуждых им народов, объявляя весь земной шар своей добычей, шустрые еврейчики, однако, чувствуют, что во всем свете их империя трещит по швам и близко время, когда их отовсюду попросят о выходе. Антисемитизм (точнее – антиюдаизм) – явление еще молодое, но нарастающее с грозной быстротой. Вовсе не одно оспариваемое евреями употребление ими христианской крови делает их страшными и ненавистными среди народов. Ритуальные убийства – дела очень темные, для расследования их требуется много мужества и энергии христианской юстиции. Но ведь самая история евреев есть сплошное ритуальное преступление – и с христианской, и с еврейской точки зрения. За убийство ли Мессии, посланного Богом, или за убийство длинного ряда пророков, обличавших Израиль, – но это племя считается по суду Божию в вечной ссылке из своей родины. Как все тяжко уголовные ссыльные, евреи не пользуются хорошей славой в местах изгнания. Преступную репутацию свою они поддерживают, как наши «чалдоны» в Сибири, систематическим паразитизмом, желанием жить непременно на чужой счет. Чалдонам это далеко не всегда удается. Евреям же удается почти всегда. На глазах наших идет медленное замучивание, вытачивание если не крови, то трудового пота, и не у какого-нибудь отдельного христианского мальчика, а у целых народностей христианских, попавших в рабство этому сирийскому кочевнику. Уже не первый раз евреи призывают «весь культурный мир» к борьбе с Россией, но «весь культурный мир» немножко осведомлен, что такое представляют сами г-да евреи, взятые в общей их массе.

10 сентября


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]