Новогодние пожелания


[ — <a href=’/rukovodyashhie-idei-russkoj-zhizni’>Рукoвoдящиe идeи рyccкoй жизни — НАЦИОНАЛЬНАЯ РЕФОРМАРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Мы не могли проводить прошлый год большими похвалами, но тем более хочется встретить Новый год пожеланиями, исполнение которых могло бы избавить Россию от тех упреков, которые нам, ее гражданам, приходится делать себе уже несколько лет сряду. Говорят, не беда упасть, а беда не встать. Вот именно нам уже пора воспользоваться опытом падения для того, чтобы, наконец, твердо стать на ноги.

Наши пожелания относятся не к одной правящей власти, ибо в наше время вся Россия призвана к содействию в устроении общественных и государственных дел. Патриотический голос, исходящий из недр нации, всегда имеет шансы отразиться добрыми действиями власти, а уж особенно теперь, когда власть сама ищет оживленного содействия со стороны народа. Сознательное и оживленное содействие его устроению родины и есть главное, чего можно пожелать в Новом году.

В этом 1911 году всей России предстоит серьезно подумать о быстро приближающихся выборах новой, четвертой Государственной Думы. Эти выборы требуют со стороны народа внимательной предварительной подготовки, заранее намеченных пригодных кандидатов, заранее организованных способов голосования и более всего ясного определения того, зачем он будет посылать своих избранников, какое дело им поручит.

У нас теперь порядки представительства заимствованы из конституционной теории, вследствие чего народ не имеет права давать депутатам наказов и депутаты не обязаны сообразоваться с желаниями народа. Потому-то особенно нужно наметить таких людей, которые по долгу совести исполнили бы обязанность, от которой они, к сожалению, свободны по закону. Выбирая таких добросовестных людей, Россия должна наложить на них нравственную обязанность исполнить именно желания народа, и эти желания свои народ должен заранее обдумать.

Мы столько раз говорили о недостатках наших новых учреждений, что не будем теперь повторяться, и напомним лишь вкратце, что главнейшей задачей народных избранников должно быть посильное исправление этих недостатков. Правда, существующие узаконения не дают членам Думы и Совета прямого права на такую деятельность, но закон дает полную возможность этого косвенно. Всеподданнейшее представление и ходатайство не воспрещено ни одному гражданину Русской земли, и нет никаких узаконений, которые воспрещали бы это членам Государственной Думы. А все, что не запрещено, по общему юридическому правилу, — дозволено. Итак, нужно совершенно отбросить отговорку ленивых людей, будто бы Дума в этом отношении ничего не может сделать. Она может сделать все, была бы только чистая совесть да памятование своего долга перед Богом, Царем и родиной.

Какие же исправления учреждений должны составить предмет забот Русского народа и его избранников?

Для России, ее крепости, единства и блага необходимо, во-первых, ясное, точное и недвусмысленное заявление Царского Самодержавия, Царской Верховной власти, которая как власть Верховная ничем юридически не может быть ограничена. Только при этом Россия может сознавать, что у нее есть Монархия.

Точно так же России необходимо народное представительство, которое должно иметь, во-первых, обязанность представлять Верховной власти нужды и пожелания народа, а во-вторых, в законодательстве исполнять ту работу, которую ей указывает Верховная власть. Широта прав народного представительства в этой работе нимало не препятствует бытию Царского Самодержавия, лишь бы только народное представительство не служило предлогом и орудием для проведения анархическо-парламентарного абсурда «ограничения Верховной власти».

Народное представительство должно, сверх того, быть устроено так, чтобы, во-первых, Русский народ оставался господином в устроенной им Империи, а не превращался в раба инородцев, и, во-вторых, чтобы он в лице депутатов имел действительно своих представителей, верных слуг своего интереса, а не каких-то новых господ над собой. Для этого нужно, чтобы депутаты были избираемы не случайной толпой, как полагается по «конституционным» теориям, а определенными организованными группами населения, так, чтобы каждая группа знала своего депутата, и он, в свою очередь, знал своих доверителей и не мог бы безнаказанно изменять им и своим обязательствам. Таковы желательные изменения в учреждениях чисто государственных. Не беда, если их нельзя сделать сразу и без ошибок. Строение дома происходит не в двадцать четыре часа. Важно лишь стать на правильный путь, важно понять и определить план постройки, а всякие постепенные усовершенствования по должном рассуждении и опыте достигнутся сами собой.

Наряду с этим Русскому народу и его избранникам надлежит, наконец, загладить тяжкий общий грех перед Церковью Православной, прекратить расстройство Церкви, поставить твердо союз с ней государства и понять, что союз состоит вовсе не в порабощении одного союзника другим. Для того чтобы поставить на должный путь возрождение союза Церкви с государством, нет другого средства, как созыв Поместного Собора. Не чиновники какого-либо ведомства, не само даже государство своей самоличной волей и рассуждением должны определить государственно-церковные отношения; не Св. Синоду можно это поручать, ибо он превышал бы свои полномочия, если бы взялся за такое дело. Не говорим уже о том, что Св. Синод в настоящее время поставлен так, что не может защитить даже и текущих интересов Церкви. Это из года в год идет все хуже и хуже, и кто бы ни был виноват — епископы или светские власти, — этого не стоит даже разбирать, а нужно сделать так, чтобы совсем не было самой нашей вины пред Богом. Нам требуется Собор. Пусть он выскажется, пусть отношения Церкви и государства определятся взаимным объяснением Верховной государственной власти и той единственной высшей власти, какую имеет Церковь, то есть ее Поместного Собора.

В течение бесконечных, беспоследственных разговоров о Соборе не раз проявлялась ложная мысль, будто бы возможные ошибочные постановления Собора так страшны, что уж лучше дожидаться какого-то бесконечно отдаленного будущего, когда, дескать, церковная мысль созреет вполне… Это только прикрытие разных личных интересов, для которых невыгодна свобода Церкви. Нам нужен не один-единственный Собор, а соборность. Если что-нибудь окажется не доделано или не вполне обдумано на первом Соборе, можно додумать и исправить на втором или на десятом. Подобно тому, как устроение умного представительства народа перед Верховной властью сразу не может быть достигнуто, а будет устроять-ся долго, так и здесь. Важен шаг, который бы открывал нам правильный путь, давал правильный план постройки. Созыв Поместного Собора нужен потому, что по правильному плану государственно-церковные отношения определяются не думскими «фракциями», не департаментами иностранных исповеданий, не обер-прокурором с канцелярией, а Верховной властью государства и Поместным Собором Церкви. Это и нужно осуществить неотложно, пока мы еще не совсем запутались в том ряде произвольных действий, которые за последние годы так расстроили нашу Церковь.

Таковы наши новогодние пожелания. Они должны исполниться, если Русский народ, наконец, сколько-нибудь пришел в чувство и разум, если он понял уроки несчастий, его систематически преследующих, как естественное последствие его же собственного понимания к своим обязанностям в поддержании и благоукрашении Церкви Христовой, Богом учрежденной, и своего государства, учрежденного великими трудами и разумом наших предков.

Да будет же Новый год началом исправления этого всенародного греха, началом возрождения православной России. Если бы исполнилось это пожелание, то сами собой придут к нам и так давно покинувшие нас честь, слава и благоденствие.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]