LIX. О городских думских учительницах


[ — <a href=’/v-v-rozanov-semejnyj-vopros-v-rossii-tom-ii’>В.В. Розанoв. Семейный вoпpoc в Рoccии. Тoм II — В.В. Розанов. Семейный вoпpoc в Роcсии. Тoм II]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


14 июня этого года исполнилось 25 лет со времени принятия Петербургом начальных школ под свое ведомство. Судя по собранным к этому времени статистическим сведениям, положение думских городских школ мало оставляет желать лучшего: и общее число учеников, и число оканчивающих курс в мужских и женских училищах, итоги самого преподавания — блестящие работы и отметки на экзаменах — все говорит о процветании школ, т.е. образцовом преподавании и порядках в них. С увеличением числа школ увеличивается и состав учащих: вместо прежних одноклассных училищ — теперь открываются многоклассные, требующие от 6 до 19 человек учительниц. Прием учительниц в думские школы обставляется все большими и большими трудностями. (Говорю только об учительницах, потому что учителя в думские школы теперь не принимаются, остаются на службе 16 чел., служивших уже раньше.) Кроме высшего образовательного ценза (окончания Педагогических или Бестужевских курсов), от городских учительниц требуется практическая подготовка.

Заботясь так много о тщательном подборе учащих, Комиссия по народному образованию мало входит, однако, в духовную жизнь последних. Эти труженицы обставлены рядом стеснительных правил. Во-первых, подающая прошение не должна иметь 30 лет от роду; во-вторых, она не должна иметь никаких физических недостатков или органических болезней, в удостоверение чего ею представляется медицинское свидетельство. В-третьих, она должна быть девицей. При выходе замуж девица, зачисленная в кандидатки или уже состоящая учительницей, обязана заблаговременно заявить о том в думу и подать прошение об отставке.

В настоящее время под ведением Городской думы находятся 451 учительница одноклассных школ, около 50 заместительниц, приблизительно столько же кандидаток.

Итак, чего же требует дума от этих 500 с лишком учительниц?

Образования, педагогической опытности, молодости, здоровья и безбрачия, т.е. иначе требует посвящения всей жизни, всех душевных способностей, сосредоточения всех интересов и духовной жизни только на школьном деле.

Что же дает она взамен этих высоких требований?

К несчастью — немного. Даже материально они едва обеспечены. Только некоторые, сравнительно давно служащие, имеют школу с квартирой, остальные учительницы — приходящие. На разъезды из дома до школы им полагается 10 руб. в месяц. Из общего оклада (600 руб.) и этой суммы (квартирных денег почему-то не выдается) за вычетом эмеритуры получается 58 руб. в месяц и… через 25 лет (так далеко, далеко, но так заманчиво рисуется перед глазами эта грациозная цифра 25!) — скромная пенсия. Из этих 58 руб. девушка должна иметь квартиру, стол, ездить в школу, на остающиеся от трат на необходимые нужды в лучшем случае 15-10 руб. одеться и ими же ограничить свои потребности и желания. Некоторые учительницы имеют возможность устроиться у своих родственников, которым они, конечно, в таком случае помогают материально, а большая часть живет по комнатам (взять квартиру нет средств), питаясь кое-как по кухмистерским и столовым.

Не говоря уже о материальном ограничении, девушка обречена на вечное духовное одиночество. Войти в дом, в семью она стесняется, так как не имеет ни средств, ни возможности принять у себя в своей маленькой скромной келье. Убегает молодость, уходят силы, здоровье, а впереди? Совсем без счастья, навеки без душевной отрады! Да ведь душевное истощение убивает так же мучительно, как и голод… Все — от себя… от себя… Мудрено ли, что и нервы расшатываются, энергия упадает, здоровье портится.

Интересно бы знать: чем руководствовались, на чем основывались, давая это странное предписание безбрачия, и почему оно не существовало раньше, а вдруг вошло в силу с 1896 г. и упрямо существует в настоящее время? Учительницы, вышедшие замуж до 1896-го или в 1896 году, имеют и теперь школы (и квартиру при школе по старым порядкам) и не подчиняются новым правилам. Если при этом постановлении имелось в виду, что в случае замужества заработок не нужен женщине, муж обязан прокормить ее, то не следует забывать, что среди нашей учащейся или служащей, трудящейся молодежи (среда, где по большей части вращаются образованные девушки) мало можно найти людей, вполне обеспеченных материально. Странно требовать, чтобы с замужеством женщина почему-то отрекалась от любимого дела (к которому чувствует себя способной) и хотя небольшого заработка, могущего служить ей подспорьем.

Если согласиться с доводами, что замужняя учительница отвлекается от дела личною жизнью, не может отдаться ему всей душою так, как отдается ему девушка, то тогда и никакая личная жизнь не должна существовать для учительницы, так как всякое проявление индивидуальности, всякое внешнее влияние отвлечет ее от занятий, помешает сосредоточиваться только на работе.

Отчего же не отвлекаются от дела замужние городские учительницы? Напротив, практика говорит, что в их школах дело ведется образцово! Вполне понятно, что только замужняя, только мать способна сродниться с душою ребенка, уметь жить его жизнью, входить во все его желания, понимать его мысли.

А сколько противоречий, сколько непонятного и жестокого в этих вынужденных ложных условиях жизни! Одним почему-то оставлена школа и разрешена брачная жизнь, другим нет. Девушку безжалостно обрекают на тяжелую, безотрадную жизнь, в то же время требуют от нее альтруизма, гуманности, кротости, любви и снисхождения к окружающим. Навеки лишенная возможности иметь семью, быть матерью, она всю жизнь находится в обществе детей, которые точно вечное напоминание, точно немой укор собственной бессемейности. Так много и громко говорят о необходимости чистоты сердца, высокой нравственности учительницы, и тут же закрывают ей дорогу к честной жизни, к законному браку.

А что, если измученная беспросветным одиночеством девушка решится на гражданский брак? Будут ли к ней снисходительны? Не поторопятся ли вычеркнуть ее из списка порядочных женщин, не заклеймят ли позорным именем?.. Но в списках думы она будет значиться не замужем. Что ж это, проповедь гражданского брака? Думские весталки! Как грустно и как обидно звучит это название. Святое неотъемлемое право каждой женщины быть женой и матерью отнято лишь за то, что она отдает всю свою жизнь чужим детям! Казалось бы, кто, как не интеллигентная женщина, имеет несомненное право быть матерью? Кто, как не образованная девушка, близко узнавшая душу ребенка, может умело и умно воспитать своих детей и дать родине полезных граждан?!

Жалко, тяжело бывает видеть людей несчастных, больных, голодных, но еще тяжелее смотреть на людей душевно калечимых с таким тупым безжалостным расчетом.

Уполномочило ли общество своих выборных так безжалостно относиться к судьбе беззащитных интеллигентных девушек!*

Д.

______________________

* Можно сказать — крик сердца! Но где этого положения вещей корень? Аскет, заснувший около ненужного ему брака, коего он есть господин. Сон этот сказал всем, городской думе, военной администрации, «приходите и разоряйте мне ненужное сокровище; запрещайте брак, хоть всем запрещайте: я вижу девственные сны и семьей не интересуюсь». В. Р-в.

______________________


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]