LVIII б. «И не введи нас во искушение»


[ — <a href=’/v-v-rozanov-semejnyj-vopros-v-rossii-tom-ii’>В.В. Розанoв. Семейный вoпpoc в Рoccии. Тoм II — В.В. Розанов. Семейный вoпpoc в Роcсии. Тoм II]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


К сожалению, современный закон о разводах, — препятствуя в тяжелой степени разводам, — цели закона, «сохранения семьи», вовсе не достигает, а, напротив того, благодаря своей строгости, именно ее и разрушает. Тут кроется та же ошибка, которая создается повсюду так называемой «научной законностью», а именно: вместо того чтоб сделать фундаментом закона сами же человеческие слабости, закон пытается насилием (теоретическим) направить грешного человека к достижению, или сохранению того, что закон (правильно) считает идеалом, т.е. закон пытается сделать фундаментом самый же идеал. Между тем в интеллигентной, как и в крестьянской, среде семья есть не только необходимость, но создает и комфорт и удовольствия, которых вне ее нельзя найти и которые человек, при всей своей грешности, любит и отнюдь не желает терять. Но отчего же семья все-таки так часто им теряется? А 1) потому, что в грешном человеке существует тенденция распускаться, т.е. давать волю своим нервам: сначала в мелочах, но которые со временем приводят к охлаждению и разрыву, 2) сознавая, что современный закон о разводе ставит одного супруга в полную зависимость от согласия другого на развод, супруги чувствуют «возможность» распускаться безнаказанно, сколько им угодно. Вот это главная причина современного разложения семьи. А разве это распускание нервов во всяких мелочах было бы возможно, если бы развод зависел только от одностороннего желания одного из супругов (т.е. заявления в полицию, 60-копеечной марки, уложенного чемодана и извозчика)? Очевидно нет. Все удобства и прелести семейной обстановки потеряны, а все обязанности: забота о существовании другого супруга и детей — остаются? И вот это последнее обстоятельство и без того уже затрудняет развод, что закону странно затруднять его еще больше. Всем дурным элементам он дает этим только средство и возможность распускаться, — хорошие элементы он этим от этого не удерживает и вводит их в искушение, — разврату препятствовать не может — и, не строя свой фундамент на человеческой же грешной слабости, — только вредит «принципу семьи», который он желает охранять. Мало того, там, где развод неизбежен, закон мешает созданию новой хорошей семьи; а раз оба супруга согласны (хотя и при эксплуатации и шантаже со стороны одного из супругов), закон препятствовать разводу опять не может и создает явную и недостойную комедию там, где все равно уже нечего ни спасать, ни охранять! И все это несмотря на то, что всякое такое согласие между супругами закон, именно, не признает законной причиной для развода!

Словом, уничтожение семьи создается тем 1) что люди: распускаться любят и 2) тем, что современный закон о разводе — во вред собственному желанию супругов — «вводит их в искушение», облегчая им распускаться. В виде примера скажу, что в Финляндии семейное начало находится в весьма удовлетворительных условиях, в Америке еще лучше, — а между тем в Финляндии требуется лишь «представление объявления в газетах со стороны супруга о том, что другой супруг год находился вне Финляндии и на объявление не возвращался» — и развод готов. В Америке и этого срока даже нет. Дальнейшие подробности мне точно не известны, но из всего предыдущего уже ясно видно, что чем легче развод, тем легче сохранится для общества и государства та семья, которую желательно сохранять. В остальном же ясно, что спасение не в сроках (финляндских и американских), а в ненужности согласия другого супруга, ибо раз это согласие необходимо, то никакие сроки не помогут и всякое безобразие возможно.

Кстати, из всего этого ясно тоже видно, как ошибочно то предположение, что разбор дела в дорогом и бесконечном гражданском суде будет улучшением «разводной беды». К обычной некомпетентности судей духовных в житейских делах, истории и подкладки разных специальностей, могущих иметь отношение к делу, присоединятся те же старый формализм и комедия — только бесконечно дорогие и долгие, взамен теперешней комедии в «Духовном суде», которая за последнее время стала, сравнительно с гражданским судом (и теперь уже),ужасно быстра и гораздо дешевле… если у несчастного мученика необходимые для этого деньги есть, чтоб заплатить адвокату, свидетелям и третьей «особе», как и другому супругу, шантажирующему его за свое согласие на… разводную комедию. Но разве все последнее будет иначе в гражданском суде? Очевидно нет! Обяжите «Духовный суд» вынести решение в 2 недели после того, как просители доставили все требуемые законом доказательства, и последний из недостатков разбора дела в «Духовном суде» отпал. И почему это роняет достоинство Духовного суда рассматривать разводные дела? Изучение грехов согласно с достоинством всякого суда. Уничтожение семьи и «разводная беда» и вытекающие из нее корректная ложь, корректный научный грабеж, разврат и бесконечность — суть естественный плод логики «научной законности», вызывающей необходимость согласия другого супруга, а вовсе не вина «Духовного» только «суда», который при реформе мог бы рассматривать дела «духовно», т.е. по совести, что гражданскому суду прямо запрещено даже тогда, когда он, среди массы других научно-усложненных дел, способен вникнуть в суть и подкладку дела?

» Горе вам законникам (научникам), что взяли ключ разумения в свои руки, сами не вошли и другим мешаете войти».

Б. К. В. К. *

(«Гражданин», N 38 за 1901 г.)

______________________

* Бестолковая по изложению, но чрезвычайно обстоятельная со стороны содержания статья. Ее resume: «Все семейные безобразия, отравившие и сделавшие проклинаемым институт семьи, проистекают исключительно из отнятия права развода у самих супругов и от передачи этого права администрации духовной или светской». В. Р-в.

______________________


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]