3. Проекты производства бракоразводных дел


[ — <a href=’/v-v-rozanov-semejnyj-vopros-v-rossii-tom-ii’>В.В. Розанoв. Семейный вoпpoc в Рoccии. Тoм II — В.В. Розанов. Семейный вoпpoc в Роcсии. Тoм II]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Св. Синод, настаивая перед Государственным Советом в лице своего обер-прокурора, князя А. Н. Голицына, об исключении из проекта гражданского уложения правил о расторжении брака по прелюбодеянию одного из супругов, принимал на свою обязанность составить таковые правила и внести в Государственный Совет для рассмотрения и утверждения в законодательном порядке. Обязательство это осталось неисполненным обещанием.

Одною из многочисленных в этом роде попыток была предпринятая в 70-х годах, по поводу усмотренных недостатков в духовном суде, действующем на основании «Устава духовных консисторий». 12 января 1870 г. Высочайше был учрежден Комитет, под председательством преосвященного Макария, впоследствии митрополита Московского, из профессоров и юристов — теоретиков и практиков. Комитет пришел к мысли — в видах устранения двойственности — сосредоточить производство по всем брачным делам в светском суде, передав в этот суд и дела о расторжении браков по искам супругов. Желающие расторжения брака как по неспособности одного из супругов к брачной жизни, так и по нарушению святости брака прелюбодеянием обращаются с просьбами к епархиальному архиерею, который делает распоряжение об увещании супругов, чтобы они примирились и оставались в брачном союзе. Если же увещания не достигнут цели и останутся безуспешными, то просившему расторжения брака супругу предоставляется обратиться в светский суд, который и постановляет решение о наличности причины расторжения брака и копию с своего решения сообщает епархиальному архиерею, который вновь делает распоряжение об увещании супругов к примирению, и буде примирения не последует — распоряжается расторжением брака. Предначертывая передачу бракоразводных дел в светский суд, комитет, так. обр., осторожно относится к авторитету духовной санкции в этих делах. Комитет переносит в светский суд исследование факта, как законного повода к разводу, и постановление о наличности этого факта; духовному начальству, именно епархиальному архиерею, и при начале и при окончании дела соответственно духовному характеру воздействия на разводящихся супругов, предоставляется принятие зависящих мер к примирению супругов.

Невзирая на осторожность проектированного Комитетом порядка производства бракоразводных дел, проект Комитета, разосланный епархиальным архиереям и в духовные консистории на предварительное заключение для обсуждения оного в Св. Синоде, встретил возражения большинства епархиальных архиереев и духовных консисторий и относительно передачи бракоразводных дел в светский суд. Возражающие против предположений комитета соглашаются, что «факт прелюбодеяния, которое служит законною причиною развода, удобнее может быть обследован светским уголовным судом, которым действительно и судится во всех случаях, когда по этой причине требуют не расторжения брака, а только наказания виновного супруга; но иное дело исследование того же факта для цели расторжения брака, церковного таинства. Церковь, от которой требуют расторжения брака, не может постановить определение на основании исследования, произведенного не ее судом, не может принять за несомненное доказательство прелюбодеяния приговор другого суда, кроме своего собственного». Св. Синод не выразил своего мнения по проекту Комитета; ибо последний не подвергался рассмотрению Св. Синода; относительно же предположения о передаче бракоразводных дел Св. Синод имел случай высказаться.

В 1876 г. по поводу злоупотреблений в одной из консисторий, допущенных при производстве бракоразводных дел, Государю Императору благоугодно было повелеть в особом совещании сообразить, «какие можно принять меры против подобных злоупотреблений». Состоявшееся во исполнение сего Высочайшего повеления совещание, по внимательном обсуждении предложенного вопроса, нашло, что чрез изменение, согласно начертанному Комитетом по преобразованию духовно-судебной части порядку, из производства по делам брачным могли бы быть в значительной степени устранены те злоупотребления в духовных судах, для пресечения которых Высочайше повелено изыскать меры. Посему совещание полагало, что если Св. Синод признает возможным изменить порядок суда по делам брачным, согласно проекту комитета, — в таком случае той части проекта, которая касается дел брачных, следовало бы дать надлежащее в законодательном порядке дальнейшее движение отдельно от прочих частей проекта. Св. Синод не нашел возможным выразить единодушного мнения по сему предположению. В то время, как одни из членов полагали возможным изменить порядок суда по делам брачным, — другие находили это невозможным. Последние в своем мнении основывались на следующем между прочими соображении: «Доколе брак признается таинством церковным, соединяющим брачашихся в одну плоть (Мф. XIX, 5) на всю жизнь, при твердой вере, что еже Бог сочета — человек да не разлучает (ст. 6), дотоле дела о расторжении браков, по каким бы то ни было причинам, не могут быть изъяты из ведомства суда духовного и переданы в ведомство суда светского».

Таким образом, возникавшие в течение многих лет попытки к улучшению производства бракоразводных дел чрез передачу их в светский суд не имели успеха и не получили осуществления. Вопрос этот и в настоящее время стоит на рубеже, ожидая своего разрешения. Кажется, все уже высказано, что можно было сказать за и против решения поставленного вопроса. Остается подвести итоги этим, одно другое исключающим, суждениям, чтобы получить право и возможность высказать решительное суждение по данному вопросу. Для сего необходимо ознакомиться, с одной стороны, с теми мотивами, по которым передача бракоразводных дел в светский суд представляется невозможною и неосуществимою, с другой — с теми основаниями, по которым такая передача признается необходимою и желательною. К изложению этих мотивов и оснований обратимся в следующих статьях, и прежде всего раскроем мотивы за оставление бракоразводных дел в духовном суде, которые были высказаны и высказываются с мыслью сохранения прав духовного суда в отношении к делам бракоразводным.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]